The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N
Admin

W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-21.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы!
Благодарим Вас за терпение и просим встречать восстановленный дизайн. Мы вернулись к традиционному виду!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Настоящее » Незваные гости [Lei | Kjartan]


Незваные гости [Lei | Kjartan]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Лэй, Кьяртан

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения: R, наверно. Ничего особо кровожадного не планируется. )))))

Краткое описание: Обычный поход за дровами может закончиться совсем не так, как планировался, если лесорубам доведется столкнуться с отрядом вастаков, решившими поживиться в окрестностях Дэйла.

Место действия: Лес в нескольких милях к востоку от Дэйла.

Дата события: ~ 20.01.-25.01. 2942 Т.Э.

0

2

Им много чего не хватало на новом месте. Было мало еды, было мало теплой одежды. А в последнее время не хватало и дров. Все, что пережило многовековое запустение и могло гореть, сгорело в первые недели. И каждый новый костер, который удавалось развести, был все слабее и все меньше давал тепла. 
Говорили, так было у всех, в каждом доме, у каждой семьи... Но Кьяртану не было дела до «всех». Не из-за «всех» он вызвался отправиться за дровами, а из-за матери, жаловавшейся на сырость, приносимую наползавшим по утрам с гор туманом, от которой ломило кости, и из-за сестры, кашлявшей уже второй день и не способной согреться даже под самым теплым одеялом.
Лошади, впряжённые в подводы – очередной подарок эльфов, нетерпеливо перебирали копытами и недовольно фыркали, выдыхая в морозный воздух клубы пара. Им, стоящим на месте без движения, было холодно.
Но сам Кьяртан холода не чувствовал, наверно, впервые за последние несколько дней. Работа позволила согреться, под обитой мехом курткой по спине катились струйки пота, и пропитанный зимним солнцем воздух казался почти по-летнему горячим.
Если бы еще не чувство голода, мучавшее почти с самого утра... Оно было настолько сильным, что Кьяртану казалось, что окажись он сейчас в погребе, полном припасов, и тогда не сможет наесться. И, что самое плохое, утолить его пока не представлялось возможным. Вяленая рыба, припасенная для завтрака, была съедена еще на рассвете. Оставалась лишь лепешка, которую дала с собой мать, но ее следовало оставить на ужин. Вот только до заката было еще слишком далеко, солнце едва преодолело половину неба.
- Эй, помогите мне, – послышался сбоку чей-то окрик. – Ты, парень, как тебя… Кьяр…
Кьяртан обернулся. Ивар, на чью дородность не повлияла даже нехватка еды последних недель, бывший в Эсгароте сапожником, тыкал рукой в его сторону, одновременно кивком головы указывая на горы дровяных вязанок, которые нужно было погрузить на подводы. Толстые разлапистые ветки торчали во все стороны, даже издалека было видно, насколько они тяжелы.
Кьяртан выпрямился, переводя дыхание, отложил топор и направился к зовущему.
- Что мне делать?– спросил он.
Ивар снова кивнул на вязанки.
- Я залезу на подводу, будешь их подавать, - ответил он, но затем осекся, скользнул по Кьяртану оценивающим взглядом и добавил со смешком. – Хотя один, поди, ты и не справишься. Свалишься под тяжестью…
Парень едва успел стиснуть зубы от вызванной насмешкой обиды, а Ивар уже махнул рукой куда-то в сторону и крикнул:
- Эй, Лэй, иди сюда, поможешь!
- Смотри, как бы тебе самому не свалиться, ходячий бочонок с жиром, - запоздало выдохнул Кьяртан, сжимая кулаки, и шагнул в сторону горе-шутника.

Отредактировано Kjartan (2016-05-29 21:18:33)

+3

3

Зима мало кого вдохновляла, но Лэй, будучи от природы крепким парнем, в чьих жилах бурлила горячая кровь, находил и в ней свою прелесть. Однако в этом году даже он не испытывал прежнего воодушевления, так как даже природная крепость и энергичность должны были хотя бы изредка чем-то подпитываться, а с питанием нынче было туго. Но Лэй не жаловался. Его девизом и неизменным правилом были слова его матери: «У улыбки нет цены, но если в дни всеобщей радости она ценится, как приветствие или пожелание доброго дня, то в печали приобретает особую ценность, и только в час отчаяния воистину бесценна». А ведь и вправду, когда люди разуверились в реальности осуществления своих надежд, до последнего держались лишь самые стойкие, но даже им не всегда хватало духовных сил на элементарную улыбку.
Эй, Лэй, иди сюда, поможешь! – буркнул Ивар, махнув одной из своих крепких ручищ.
И помощник уже шел в его сторону, чтобы подсобить с дровами, в которых теперь была особая нехватка, понимая, что лишних рабочих рук в таких случаях попросту не бывает, когда до его ушей донеслись слова Кьяртана. Он отчего-то злился, и Лэй не знал причины, ведь не имел склонности подслушивать и привычки лезть в чужие дела. Но вряд ли юноша вспылил на ровном месте. Да и Ивара Лэй знал достаточно хорошо, чтобы понимать: всему виной были его шуточки, которыми тот разбрасывался направо и налево без строгой надобности.
Кьяртан, видишь вон те гвозди у Ивара на поясе? А вон тот молоток? Просто поверь: он орудует ими лучше, чем кто-либо из нас мечом или ножом. Но дело даже не в этом. Этот мужик... – Лэй хлопнул Ивара по плечу, – работает за троих. Выруби его – и его работа ляжет на твои плечи.
Слыхал? – сапожник снова ухмыльнулся, сунув палец за пояс.
А ты не больно-то зубоскаль. Ведь в чем-то Кьяртан прав.
Зыркнув на пузо сапожника, Лэй добродушно посмеялся и принялся за работу.
Начнем с самых крупных. Дружище, ты за тот край, я – за этот. Вместе мы их шустро оформим. Ивар не поспеет следующую шутку сморозить.
Бард улыбнулся, хотя и понимал, что компания собралась та еще. Ивара хлебом не корми, дай над кем-то подшутить, а Кьяртану и слова не скажи, каждое припомнит, а он – Лэй – не затем с ними пошел, чтобы их разнимать. Он не желал принимать участия в конфликтах, ни с одной из сторон, ни между ними. С молочных зубов лирик – он всегда ратовал за единство и братство. Но кузнец в нем был готов стукнуть молотом по наковальне при первом удобном случае, даже если молотом окажется крепкое бревно, а наковальнями – спины конфликтующих. Все же путь братства и единства тернист и требует крепости не только духа, но и тела.

+1

4

«Плевать я хотел на его молоток и гвозди!» - пронеслось в голове у Кьяртана. Да будь сейчас у Ивара за поясом орочий меч, и на это ему было бы плевать. Как и на угрозу работать за троих. – «Пусть думает, что говорит…»
Но в следующий миг, стоило только Лэю поддержать слова о пузе, самодовольное лицо сапожника вытянулось, и на нем появилось выражение обиды, словно у ребенка, который ухватил красивый цветок, чтобы сорвать его, и которого ужалила вылезшая из цветка пчела. Кажется, подобных слов от барда Ивар просто не ожидал.
И это выражение детской обиды, совершенно не вязавшееся с образом дородного и крепкого мужчины, неожиданно рассмешило Кьяртана, и злость схлынула, не оставив и следа.
- Потому и работаю за троих, - огрызнулся сапожник, - как вам, двум жердяям, и не снилось, - и полез на подводу, вставая на ней в полный рост. – Давайте сюда вязанки.
Но его ответ прозвучал не обидно, скорее, жалко, заставляя Кьяртана рассмеяться, звонко, по-мальчишески. И, следуя предложению Лэя, он ухватился за другой конец вязанки, отрывая ее от земли и раскачивая, чтобы бросить Ивару со всей силы, от души. Но сделать этого не успел.
Лошадь, впряженная в подводу, беспокойно фыркнула и шагнула вперед, заставляя сапожника покачнуться и нелепо взмахнуть руками, теряя равновесие. Он завалился на бок, запоздало хватаясь за бортик, чем заставил Кьяртана рассмеяться еще громче.
«Ну, и кто из нас свалился?» - хотел было торжествующе крикнуть парень. И снова не успел.
Послышался тонкий, свистящий тонкий звук. Что-то со стуком ударило в борт подводы, заставляя лошадь взметнуться на дыбы. И смех Кьяртана заглушило ее громкое тревожное ржание.

+2

5

Потому и работаю за троих, как вам, двум жердяям, и не снилось, – слова Ивара прозвучали, как звук, получаемый путем содрогания тонкого металлического листа с целью имитации раскатов грома: так же претенциозно, а в сущности – лишь содрогание воздуха, и не более. Такое поведение вызвало улыбку на устах Лэя, особенно, когда Кьяртан от души посмеялся, но отвечать на этот выпад недовольства бард не стал. Все же не для того они тут собрались, чтобы обмениваться бранными словечками.
И вот уже они подняли вязанку да замахнулись хорошенько, чтобы уж наверняка, как телега неожиданно сдвинулась с места. Ивар пошатнулся и что-то буркнул себе под нос. Лэй не разобрал, да и не это его теперь волновало. Он слегка отклонился назад, предварительно выставив ногу чуть дальше, чтобы и самому не утратить равновесия на ровном месте, и глянул на лошадь. Та фыркнула снова, но сын кожевенника, по всей видимости, не расслышал этого за собственным смехом.
«Что не так?» – почувствовав неладное, бард огляделся. И тут перед глазами мелькнула летящая стрела, встрявшая в боковину повозки, отчего лошадь пуще прежнего испугалась и вздыбилась. Заржала, как ужаленная, едва перекрывая своим гортанным ржанием человеческий хохот.
Сын кузнеца осмотрелся в поисках человека, выпустившего стрелу. Долго искать не пришлось. Как оказалось, лучник был не один.
Смуглые и крепкие мужчины верхом на черных конях уверенно продвигались в сторону небольшой компании лесорубов, постепенно окружая их.
Лэй плавно опустил вязанку, прикидывая, каковы их шансы избежать кровопролития, но что-то ему подсказывало, что шансы не велики.
Ивар,.. спускайся, – негромко произнес кузнец, но сапожник и сам уже сообразил, что положение у него невыгодное. Правда что, сам он подумывал, не дернуть ли ему поводья, да не скрыться ли на подводе, пока кольцо вокруг них не замкнулось. Но почему-то замешкал. То ли раздумывал, успеет ли остальных подобрать, то ли осознал, что станет первой мишенью, а может таки заметил, что лошадь-то все еще не успокоилась, а значит, ему еще потребуется время, чтобы заставить ее сдвинуться с места, да еще и в нужном направлении.
Да чтоб тебя! – выпалил он от переполнявших его злости и отчаяния.
Кузнец сжал в руке рукоять отцовского ножа, мысленно обратившись к нему за помощью. И хотел было снова обратиться к Ивару, чтобы обсудить с ним дальнейший план действий в сложившейся ситуации (хотя стратег из сапожника не больно-то и шикарный, но в силу возраста тот мог бы подкинуть пару здравых идей), как в воздухе снова раздался свист и сдавленный голос Ивара:
Козли...ное отродье...
Как и ожидалось, лучники не были намерены ждать, когда лесорубы предпримут какой-нибудь акт противодействия. Потому следующая стрела пришлась уже на край телеги, у которого все это время стоял парень с арфой на спине. Это хорошо еще, что он дернулся за вторым ножом, который еще недавно заложил в сапог, а-то, чего доброго, прострелили бы ему плечо. Но следующая уже мазнула по коже. И, судя по тому, где это случилось, Лэй сообразил, что стрелявшие целились не в сердце или голову, а в плечи, чтобы не убить, а лишь на время обезвредить.
Живьем взять хотят, – заметил бард уже вслух, лишь чудом отбив очередную стрелу ножом, отчего сам опешил на секунду, но тут же взял себя в руки и скрылся за подводой, дернув Кьяртана за собой. – Что там у тебя из оружия? Есть что? – Он хлопнул рукой по внутренней части борта телеги. – Ты еще с нами, Ивар?

+1

6

Смех застрял в горле в тот момент, когда Кьяртан перехватил встревоженный взгляд барда. А проследив его, увидел вонзившуюся в борт подводы стрелу, и так и застыл с открытым ртом, только усмешка медленно сползала с его лица.
Первой мыслью, от которой мороз пробрал с головы до пят, была мысль об орках. Но на орков приближающиеся черные всадники не походили. Вот только вряд ли это делало их менее опасными. И подтверждение тому стали новые стрелы, одна из которых заставила Ивара со сдавленным ругательством завалиться на бок, а вторая вонзилась в борт совсем рядом с лицом Лэя. И если бы последний не потянул парня за собой, укрываясь за подводой, возможно, следующей их целью стал бы сам Кьяртан.
- Из оружия? – глупо переспросил он, оказавшись в относительной безопасности. Из оружия у него был лишь небольшой засапожный нож, но им только фигурки из дерева вырезать и с мышами воевать. Еще был лук, но он остался лежать там, рядом со срубленным деревом, там же, где сейчас был и топор. – Оружие там.
Кьяртан кивнул в сторону разлапистой сосны, до которой было десятка два-три шагов. Смешное расстояние в обычной жизни, но труднопреодолимое под стрелами черных всадников. И выбираться из-за подводы, которая сейчас казалась такой надежной и неприступной, не хотелось. Хотелось забраться под нее и прикинуться маленьким и незаметным, в надежде, что всадники не заметят его и проедут мимо. Но поступить так мешало чужое присутствие.
Кьяртан судорожно сглотнул. Слова Лэя:
«Живьем взять хотят» - болезненной занозой засели в мозгу. Желание всадников взять их живыми пугало даже больше, чем угроза быть раненым или убитым. Ведь оно несло в себе неизвестность…
- Лук и топор, - добавил парень. – Я доберусь до них и принесу сюда… Так будет чем отбиться.
На мгновение в глубине души шевельнулось подлое желание, чтобы бард остановил его. А еще лучше, чтобы пошел за оружием сам… И от этого желания почти сразу стало стыдно. А вместе со стыдом пришла и злость, заставившая страх отступить.
На подводе послышался тихий стон, затем очередное ругательство, в котором черные всадники поминались по своим далеким и многочисленным родственникам, и сдавленный голос Ивара произнес:
- С вами я, с вами… В плечо подстрелили…
С краю подводы мелькнули ноги в сапогах. И сапожник со стоном сполз на землю, вмиг превращаясь в отличную мишень.
- Помоги ему, - прошипел сквозь зубы Кьяртан, обращаясь к Лэю, а сам резко сорвался с места, бросаясь к срубленному дереву.
Следующая стрела свистнула над самым ухом, тонко и пронзительно, заставляя споткнуться. Парень растянулся на земле, обдирая руки, но боли даже не почувствовал. Рывком перевернулся на четвереньки и, словно ящерица, дополз до оставленного оружия, сгреб его в охапку и перевернулся на спину, замирая под прикрытием ствола и судорожно переводя дыхание. Сердце, казалось, готово было выпрыгнуть из горла.

Отредактировано Kjartan (2016-06-02 15:09:01)

+1

7

–  Оружие там, – слова Кьяртана прозвучали угнетающе. На несколько секунд Лэй даже опешил. Не то, чтобы он ожидал от кожевника наличие полного боекомплекта за пазухой, но вот именно сейчас в иных ситуациях вполне обычное слово «там» обретало особенный оттенок безнадежности.
Бард тяжко вздохнул, но тут же осознал, что просто не может поддаться этим эмоциям и должен взять себя в руки, как бы сложно это ни было. Несколько секунд он пялился на топоры, оставленные под сосной, собирая в кулак всю смелость, что только могла быть в сердце менестреля, воспевавшего героические поступки храбрых воинов. И вот уже он утвердился в мысли, что пора бежать, как вдруг Кьяртан вновь заговорил.
Этот парень оказался смелее? Или соображал быстрее? Как бы там ни было, Лэю стало неловко за то, что не он, но этот юноша побежит за оружием, становясь первой мишенью для вражеских стрел.
«Тряпка… расселся тут», – мысленно возмутился сын кузнеца, закусив губу. И хотел было возразить, мол, не зря же бегал то туда, то сюда по отцовским поручениям, разрабатывая ноги, да тут Ивар подал признаки жизни. Некстати. Но разве ж его упрекнешь? Сам же его спрашивал. Но стоило выслушать реплику раненого, как Кьяртан буркнул что-то себе под нос и, что было сил, ринулся в сторону спасительного «склада».
–  Э?! Слыхал? – сдавленно выдавил Ивар, придерживая рукой стрелу, что пронзила его плоть.
–  Что еще?
–  Взгляните на него. Расселся тут. Мечтает… Сказано же: помоги пострадавшему.
Недовольству сапожника не было предела, но и Лэя его слова не менее задели. И то только потому, что еще минуту назад он думал о себе то же самое.
–  Можно подумать, я лекарь какой, – Лэй снова огляделся и попытался перетащить раненого поближе к лошади, чтобы при случае его можно было взвалить на коня. Но случай не представился. Потому бард, не долго думая, выдернул стрелу из плеча Ивара, чье лицо мгновенно исказилось в омерзительно-презрительной гримасе, потому что вошла-то стрела, как песня, а вот с извлечением ее дела обстояли не так радужно.
–  Да ты не… бард… ты живо..дер!
«Живодер» не ответил. Он надорвал свою рубаху и на скорую руку перевязал плечо пострадавшему. Снова огляделся и сглотнул, как в последний раз, потому что позади коня увидел ноги приближавшегося всадника, который спешился явно не для того, чтобы лично поздороваться с аборигенами. 
–  Если у тебя еще есть силы возмущаться, прибереги их для тех парней, – кузнец взял рукоять ножа поудобнее и сжал покрепче, чтобы даже резким ударом сложно было выбить его из рук. –  вот уж кто тебя живо вздернет за одно неверное слово.
Сжав во второй руке небольшой засапожный ножик, Лэй уперся ею в сухую почву, и был готов в любой момент подняться, нанося удар по чему придется. Да тут шаги послышались и за спиной. Дыхание перехватило, и все нутро словно свернулось в один большой и твердый комок. Но предотвратить происходящее он не мог, а потому должен был что-то предпринять, но уж никак не рассчитывать на чудо. И все же, искренне надеясь, что это Кьяртан подоспел с топорами, Лэй, тем не менее, не мог подставить ни себя, ни Ивара, а потому, что было в нем ловкости и силы, он резко обернулся с разворота, выставляя отцовский нож против того, кто подкрался к нему со спины.

+1

8

Стоило оказаться в безопасности, как возвращаться обратно к телеге совершенно перехотелось. Да и вообще, почему он один бегает туда-сюда? Пусть остальные переберутся к нему. И здесь хорошее укрытие найдется.
Кьяртан осторожно приподнялся, оглядываясь по сторонам, и уже был готов малодушно крикнуть барду, чтобы привлечь внимание того и жестом позвать его в новое укрытие, как вдруг увидел черных всадников, которые, спешившись, приближались к телеге, за которой прятались Лэй и Ивар.
И было понятно, что последним не убежать. Будь бард один, скорее всего, у него получилось бы. Но не вместе с раненым, который не сможет передвигаться быстро.
- Да чтоб вам всем лопнуть, - едва не простонал парень, понимая, что придется возвращаться назад. – Чтоб вам сырой рыбой подавиться…
И, рывком поднявшись на ноги, бросился обратно к телеге, прижимая к груди добытое оружие.
Очередная стрела свистнула над ухом, заставляя метнуться в сторону, словно вспугнутый заяц.
Еще несколько шагов, и заветная телега была перед ним, как и спина барда, показавшаяся в эту секунду такой родной и близкой.
А в следующий миг Лэй резко обернулся. Кьяртан едва успел остановиться, натыкаясь взглядом на сапожный нож, застывший в пугающей близости от его груди.
- Я… это… принес… - глупо выдохнул он, судорожно переводя дыхание, и протянул оружие.
Ивар тревожно замычал, словно хотел крикнуть, но боялся привлечь к себе внимание. Из-за противоположного конца телеги мелькнул черный силуэт.

Отредактировано Kjartan (2016-06-24 22:23:00)

+1


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Настоящее » Незваные гости [Lei | Kjartan]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC