The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N

Bard • Enwen • Bilbo • Kili
• The Witch King •


W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-16.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы и Путники Средиземья!
Рады сообщить, что Эребор готовится к обновлению и возобновлению работы форума! Желающие присоединиться к игровому касту - проходите в нашу гостевую и отмечайтесь. По всем вопросам обращайтесь к админ-составу форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Замороженные отыгрыши » О чужой посуде и позднем ужине [Thorin | Bilbo]


О чужой посуде и позднем ужине [Thorin | Bilbo]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Thorin Oakenshield, Bilbo Baggins

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения: ночные похождения; без ограничений по возрасту и предупреждений.

Краткое описание: Двое встречаются там, где их не должно быть в столь позний час. Что привело гнома и хоббита в столовую бургомистра тогда, когда все остальные крепко спят?

Место действия: дом бургомистра Озерного города.

Дата события: ночь после пира, устроенного в честь гномов.

+1

2

Музыка, гомон людских голосов и звон тарелок стихли уже несколько часов назад, но Торин никак не мог уснуть.
Кажется, чем ближе они подходили к Горе, тем больше событий происходило вокруг. Еще прошлой ночью Дубощит и остальные гномы тайно пробирались в оружейную, чтобы обзавестись мечами и топорами взамен тех, что остались у лесного короля, а днем в городе уже вовсю шли празднества в их честь.
Бургомистр оказался так же падок на золото, как и остальные люди. Возможно, даже больше. К тому же, соседство дракона было слишком непредсказуемо, чтобы отказываться, когда появляется тот, кому пророчат изгнание зверя. Так что, когда старики, окружившие компанию гномов на главной площади города, стали вспоминать старые сказания о возвращении Короля Под Горой, и предвещать скорое процветание Эсгароту, правитель города сменил гнев на милость. Он предложил Торину и компании быть его гостями, обустроил с уютом в одной из просторных комнат, которых в его доме было непозволительно больше, чем могло понадобиться даже целой семье, и назначил пир в честь "великих освободителей".
Именно на пиру прекрасное настроение гнома, вдохновленного таким удачным стечением обстоятельств, резко изменилось. Когда бургомистр приказал прикатить бочку лучшего вина из погреба, и слуги стали выставлять перед всеми сидящим за столом разномастные чаши, он увидел его. Серебряный кубок, украшенный по-гномьи строгой резьбой и искусно ограненными камнями. Кубок его отца, который они успели спасти от пламени напавшего на Эребор дракона, а затем, скрепя сердце, выменяли у советника погибшего Гириона на лечебные травы для раненых и припасы в дорогу. Жителям Дейла и Эсгарота самим было несладко, так что на тот момент плата казалась справедливой. Судьба его народа была важнее той горсти богатств, что у них осталась.
Однако сейчас, когда Озерный город ни в чем не нуждался, пришла пора отдавать то, что по праву принадлежало наследнику Траина.
Бургомистр, скорее всего, даже не догадывался о судьбе предмета, из которого весь вечер пил вино, по правде сказать, не лучшего качества. Нельзя было его в этом упрекнуть – с тех пор прошло уже больше сотни лет, кубок наверняка просто перешел к нему вместе с местом главы города – но Торин чувствовал, что его неприязнь к этому человеку невольно возросла. Он был намерен во что бы то ни стало вернуть свою собственность. И на это у него была всего одна ночь – их компания итак могла не успеть попасть к потайной двери в День Дурина, выдвигались к Горе они уже завтрашним утром.
Так что в этот поздний час, прислушавшись и еще раз убедившись, что все его товарищи спят крепким сном, Торин поднялся и тихо, надеясь, что доски под босыми ногами не заскрипят и никого не разбудят, двинулся в сторону столовой.

Отредактировано Thorin Oakenshield (2016-06-20 01:42:36)

+1

3

Бильбо никогда прежде не бывал так далеко от дома. Каждая новая остановка, новый город и дол не походили на прежний. Сейчас, когда над Озерным городом сияло серебряное лунное блюдце в компании молодых и ярких звезд, плавающих в темном небе, хоббит вынырнул из глубоких безликих сновидений и лежал с закрытыми глазами на большой для его роста деревянной кровати. Кажется прошла целая жизнь с тех времен, когда он ценил комфорт и кров более всего прочего. Теперь же постель казалась едва ли удобнее чем солома в доме Беорна или лежак у ночного костра в лесной чаще. После недавних путешествий в бочках, хоббиту все чудился привкус то рыбьей чашуи, то забродивших яблок. Даже недавний пир в честь Короля-под-Горой не избавил его от этого преследования. Сон все отступал, а Бильбо думал о том, что будет с ними завтра, ведь завтра они отправятся к Одинокой горе. Вот что тревожило его больше всего остального. Ему все время казалось, что эта долгая дорога никогда не закончится, но вот они уже близки к цели, и от чего-то хоббиту становилось тревожно и тоскливо.
Бэггинс наконец поднялся с кровати, опустив ноги на холодный зимний пол. Он подошел к лавке, на которой лежал сложенный алый плащ и куполообразный шлем с меховой отделкой. Бильбо взял в руки этот, на его взгляд, лишний головной убор, покрутил его, одел на голову. Шлем опустился почти до самых бровей, ведь был явно не по размеру, но что поделать - Бургомистр города оказал им помощь, а значит не принимать эти одеяния было бы неприлично. Завтра они отправятся в дорогу, а значит все эти вещи скорее всего придется оставить по пути, ведь на лишнюю поклажу нужна и лишняя сила. Только если речь не о еде, она никогда не бывает лишней. Кстати, было бы славно сейчас пройтись по дому да перекусить чего-нибудь, чтобы унять нагнетавшуюся в душе тревогу. Вокруг стоял храп и сопение гномов, оно доносилось даже из соседних комнат, в которых разместились те, кто смог дойти до кроватей после теплого приема горожан. Случайно разбудить никого из них не хотелось, а еще больше не хотелось попасться кому-то из служивых на глаза, когда он бродит по чужому дому. Впрочем, у него всегда есть возможность остаться незамеченным. Бильбо огляделся по сторонам, убедившись, что ни чей взгляд не следит за ним в эту минуту, и окунул руку в карман. Кольцо было на месте, и Бэггинс смотрел на него, задумчиво проводя пальцем по золотому бочку. Что-то в этом блеске настораживало его, что-то опасное таилось в нем, и хоббит чувствовал это краешком своей души. Чувствовал, но даже сам себе в этом боялся признаться.
Внезапно Бильбо услышал, как тихо скрипнула половица под чьими-то шагами и спешно спрятал кольцо, тут же замерев, будто бы и не вытаскивал он руку из кармана вовсе. Однако рядом с ним никого не было. Хоббит заинтересованно нахмурился и тихим ходом направился к выходу. Дверь в комнате была чуть приоткрыта. Он осторожно притронулся к темному дереву, позволяя ему бесшумно открыться, и обнаружил Торина, крадущегося по коридору. Бильбо вышел из комнаты, так же аккуратно прикрыв дверь за собой и шепотом произнес:
- Торин? - что же мог замыслить этот гном в столь поздний час, Бильбо не мог взять в толк. По всему виду гнома, Бэггинс почуял неладное. Точнее сказать, он был уверен, что Торин не просто так решил прогуляться по спящему дому Бургомистра Эсгарота. Преодолев небольшое расстояние между ними он вновь обратился к Дубощиту заговорческим шепотом: - Что ты здесь делаешь?

+1

4

Пока Торин пробирался к столовой вдоль дальней от дверей спален стены, решительное желание во что бы то ни стало восстановить справедливость постепенно сменялось тревожными сомнениями, не приходившими до этого ему в голову. Как он найдет кубок, не зная, где тот хранят? Что, если он окружен другими столовыми приборами, и, в процессе поисков, гном неосторожно будет ею греметь и перебудит всех? Он не желал, чтобы его сочли вором. Если попытку стащить оружие жители и бургомистр еще простили на радостях от осознания того, кто объявился в их городе, попытка забрать что-то из личных вещей правителя была совершенно другим делом. И, что волновало его гораздо больше мнения эсгаротцев, в первую очередь он упадет в глазах своего отряда, своих друзей, ведь он ничего не стал им объяснять. Балин, возможно, вспомнит, что это именно тот кубок, который когда-то принадлежал Траину, а вот остальные…
Увлекшись мрачными думами, Торин перестал ступать осторожно и медленно, так что после очередного шага под ступней скрипнула половица. Он замер и прислушался, но, кажется, звук, который ему самому показался слишком громким  для спящего дома, никого не разбудил. Гном уже продолжил свой путь – до столовой на вид оставалось чуть больше десятка шагов – когда от двери раздался обеспокоенный шепот Бильбо.
Сперва Торин хотел затаиться в тени, сделать вид, что тут никого нет, но понял, что на него падает слишком много света из окна, и хоббит уже прекрасно рассмотрел его, особенно когда спустя пару мгновений подошел ближе.
Свидетель ему был не нужен, особенно тот, который может неправильно расценить его намерения и, слишком плохо зная его, несмотря на объяснения, разочароваться в нем. Только этого не хватало сейчас, когда они уже так близко к цели. Так что Дубощит медлил с ответом, думая, как бы отбить у Бильбо желание интересоваться тем, что он задумал.
- Нужно кое-что разведать, - наконец отрывисто бросил он.
Торин рассудил, что хоббита, с чего-то выбравшегося из теплой кровати, по которой он так скучал все месяцы их путешествия, вряд ли такое заинтересует. Скорее он предпочтет вернуться под одеяло и крепко проспать остаток ночи, не думая о том, что уже завтра ему предстоит забраться в логово дракона.
Возможно, именно это и не давало Бильбо уснуть? Если так, Торин не должен был быть так груб с ним, но в то же время он не представлял, как, если об этом зайдет речь, успокоить взломщика. Сказать, что бояться нечего? Это было бы слишком большой ложью: дракон все еще там и бдительно стережет свои сокровища, гном был в этом абсолютно уверен. Чудовище, чуть было не уничтожившее целое подгорное королевство и убившее большую часть гномов, никогда не знавших поражения. И если он поймает хоббита… Что ж, они оба знали, как плачевно это закончится.
Так что, немного смягчившись, Торин добавил:
- Волноваться не о чем, возвращайся в постель.

+1

5

Хоббит прищурился, с подозрением вперив взгляд в стоявшего перед ним Короля-Под-Горой. "Нужно кое-что разведать." Что же он собрался разведывать в доме бургомистра, позвольте спросить?! Если бы до сего момента у Бильбо были бы какие-то сомнения на счет ночной прогулки Торина в этом доме, то сейчас бы он совершенно точно убедился бы в наличии какого-то плана. Причину, по которой о этом плане не знали прочие гномы, Бэггинс мог понять - если дело "тихое" 12 гномов в нем будут создавать шум и суматоху. Но почему Торин не позвал хоббита, - их природная данность позволяет при желании практически безшумно передвигаться, - наемного вора в их путешествии, чья обязанность - оставаться незаметным при необходимости?
Тем временем Торин, не дожидаясь, пока полурослик начнет задавать вопросы, двинулся дальше по коридору, оставаясь неясным темным силуэтом во тьме. Бильбо огляделся по сторонам. По правую руку от него были двери спален, за которыми шелестел чей-то храп, по левую - окна, выходящие на спящую улицу Озерного города, где в воздухе висела сырая прохлада. Позади оставалась комната с теплым одеялом. Пожалуй, любой добропорядочный хоббит выбрал бы возвращение. В свою комнату, разумеется. Только никакой хоббит, который хотел бы называться добропорядочным, не отправится в такое сомнительное путешествие, да еще и обозначая себя "взломщиком", и того пуще - "вором". И подумалось ему отчего-то не о грядущих победах и бедствиях, не о том, что долгожданный отдых настиг их в Лэйктауне, словно затишье перед бурей, что ждала маленького хоббита в чертогах Эребора. Он вспомнил, как мостился на ветке высокой старой ели, что росла на отвесном склоне скалистого холма в лесах у подножия Туманных гор. Вспомнил, как мчался вместе с гномами, едва им удалось выбраться из гоблинских пещер. Вспомнил, как снял кольцо в тот момент, когда все посчитали хоббита беглецом, навеки покинувшим отряд ради своей теплой постели и носового платка, что так и остались ждать его в родном Бэг Энде.
Тогда воздух показался хоббит таким сладостным, что, казалось, им невозможно было надышаться после тяжелого густого запаха гниения, сырости и мха, который проникал в легкие словно дым. Бильбо бежал по горном склону, едва успевая огибать встречные стволы сосен. С кольцом на пальце он, казалось, мог взлететь! Словно каждая жила была преисполнена силой, что была ему непостижима. Бэггинс и в самом деле спешил, ведь где-то впереди был его отряд, а за спиной могли быть полчища гоблинов. Что если они все же вышли на дневной свет, позабыв о своем "удобстве" в погоне за вырвавшейся гномьей шайкой? Что если то странное существо все еще рыщет по следу хоббита, что украл его прелесть? Не украл вовсе! Просто нашел то, что уже было потеряно. Наконец Бильбо заставил себя приостановить бег и смог обернуться, все еще широко и быстро шагая. Позади никого не было, как ни силился он разглядеть погоню среди деревьев и расслышать её звуки. В своих ушах он слышал только гремевшее дыхание и шелест хвои под ногами. Холм все еще уходил вниз, но уже не так круто. Спустя некоторое время Бильбо услышал впереди знакомые голоса.
- Где наш хоббит! - донесся до него голос Гендальфа. Фили и Кили начали требовать ответа у Дори. Кто-то искал полурослика взглядом по округе, надеясь разглядеть его где-то поблизости. Седовласый волшебник продолжал искать истину, и его настойчивость согревала Бэггинса, ведь только он один верил в него так, как не верил и сам хоббит. Тогда он и услышал Торина, который со своей непоколебимой уверенностью говорил о том, где нынче полурослик.
- Нет! Он здесь!

Хоббит шагнул вперед, в тень, где скрылся Торин несколько мгновений назад. Крадучись,  он пробирался вдоль стены и сумел услышать шаги Дубощита прежде чем глаза его окончательно привыкли к темноте. Осторожно оглядываясь, хоббит шел за предводителем их отряда, а тот похоже был уверен, что отвязаться от полурослика ему удалось.
- Тебе стоит ходить немного тише, если мы хотим остаться незамеченными, Торин - подобравшись ближе к гному, проговорил Бильбо.

Отредактировано Bilbo Baggins (2016-08-15 00:18:34)

+1

6

Отдав указание, Торин тотчас развернулся и продолжил путь. У него было слишком мало времени на уговоры. Он должен был успеть до того, как начнет светать. И он лишь надеялся, что хоббит благоразумно последует его совету.
Впрочем, однажды гном уже ошибся в отважном мистере Бэггинсе.

Торин вспомнил, как после спешного побега из гоблинских подземелий глубоко вдыхал свежий воздух, пропитанный запахами нагретого заходящим солнцем дерева и сухой травы, когда Гендальф, не досчитавшись одного из отряда, стал требовать от них ответа. Дубощит машинально осмотрелся, наперед зная, что не увидит Бильбо, и чувствуя, как в груди поднимается ярость, смешанная с разочарованием.
Он слышал их с Бофуром тихий разговор до того, как стены пещеры осветило голубоватое сияние меча хоббита, а сквозь трещины в полу стал осыпаться песок, спустя пару мгновений унося за собой в недра города гоблинов всю их компанию. Так что теперь, когда обнаружилось, что четырнадцатого участника похода действительно нигде нет, Торин не сомневался, что тот, удачно подгадав момент, не упустил возможности улизнуть. Там, в толчее, среди отродий тьмы, когда каждый из гномов оказался занят тем, что отбивался от нескольких противников в неравном бою, Бильбо смог незаметно скрыться, и сейчас, скорее всего, был уже по другую сторону Мглистых гор. Другие гномы ни о чем подобном даже не задумывались и лишь прятали взгляд: упустили, потеряли в суматохе… Пока Торин не подал голос.
- Мистер Бэггинс воспользовался своим шансом.
Он говорил отрывисто, с горечью. Они все устали, проводя день за днем в дороге, едва согреваясь у походного костра и ночуя на жесткой земле. Кто-то мог так же, как Бильбо, задумываться о том, что зря ввязался в эту авантюру. Но и в таких условиях ни один гном не предал бы другого. И дело было даже не в договоре. С каждой принесенной товарищам добычей, с каждой спетой песней, с каждым днем, который они просто пережили вместе, их маленький отряд становился все крепче. Бэггинс же, как только подвернулся удобный случай, просто сбежал, вместо того, чтобы придумать что-то, чтобы спасти их всех.
-Мы больше не увидим нашего хоббита. Он уже далеко.
Всего через несколько тяжелых мгновений за спиной Торина раздался знакомый голос.

Из размышлений его вырвал вкрадчивый шепот Бильбо прямо под ухом.
- Не у всех есть дар быть настолько незаметным, – тихо проворчал в ответ Торин, но постарался все же ступать мягче.
"Упрямый хоббит", - подумал он и невольно улыбнулся, когда в памяти всплыл полный непоколебимой уверенности взгляд Бэггинса, утверждавшего, что поможет вернуть его дом. Очевидно, сейчас полурослик вновь не намерен был отступать – так легко и просто прозвучало это "мы". И, раз так, нужно было все же кое-что прояснить, прежде чем двигаться дальше.
Они как раз дошли до дверей, ведущих в просторный зал, одна из створок которых была приоткрыта. Остановившись в шаге от нее, Торин обернулся и пристально взглянул в глаза хоббита.
- Гномы высоко чтут свой род, и ничуть не меньше – свои творения. Запомни это хорошенько, прежде чем слушать, что я скажу.

Отредактировано Thorin Oakenshield (2016-08-25 14:05:38)

+1


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Замороженные отыгрыши » О чужой посуде и позднем ужине [Thorin | Bilbo]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC