The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N

Bard • Enwen • Bilbo • Kili
• The Witch King •


W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-16.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы и Путники Средиземья!
Рады сообщить, что Эребор готовится к обновлению и возобновлению работы форума! Желающие присоединиться к игровому касту - проходите в нашу гостевую и отмечайтесь. По всем вопросам обращайтесь к админ-составу форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Замороженные отыгрыши » There's just too much that time cannot erase [Thranduil, Legolas]


There's just too much that time cannot erase [Thranduil, Legolas]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
http://s1.uploads.ru/BxY9f.jpg
Thranduil, Legolas


Жанр, рейтинг, возможные предупреждения: gen, angst, drama

Краткое описание:
Есть тайны, которые неотделимы от нас самих. Мы храним их, прячем за сотни замков и занавесей... Мы храним своих близких от них.
Потому что они отвращают, пугают и разрушают наш привычный мир. Наше солнце, наше "сегодня" в котором не место уродливым шрамам из прошлого.

Заигравшись, еще совсем юный королевский сын без стука врывается в покои своего отца...
Место действия: королевские покои Трандуила в Лихолесье
Дата события: начало третьей эпохи


These wounds won't seem to heal
This pain is just too real
There's just too much that time cannot erase

Отредактировано Legolas (2016-06-23 11:02:05)

+1

2

Что происходит с воспоминаниями через тысячи лет? Подобно насекомому, имевшему неосторожность оказаться внутри капли смолы и превратившемуся в неотъемлемую её часть, обречённому оставаться неизменным, сохраняются ли они в том виде, в котором проходили перед глазами бессмертного? Или, пусть даже лежат они не на поверхности сознания, но в глубине, осенённые редкими думами и мягким сумраком стынущей печали бессмертия, всё же меняются, искажаясь в лучах новых событий и новых мыслей, проникающих к ним сквозь толщу уходящих в прошлое мгновений, отделяющих их от момента настоящего?
Чем чаще возвращаешься к воспоминанию, тем меньше остаётся в нём чувств и тем больше - мыслей. Свет, жар и холод, звон и шелест, гнев и ужас - всё переплавляется в нём и переплетается, рождая понимание ушедшего во мрак небытия события. Воспоминание о прошлом становится знаком, символом.
Воспоминание становится напоминанием. И предречением.
Прошлое, ушедшее в необозримую даль, скрытое под толщей океанских вод, стерших с лица земли Белерианд и вместе с ним всё детство Трандуила, юность его и всю его жизнь до войны, оставило ему не только воспоминания. Точно опасаясь, что он сможет отвернуться от них, если даже не сможет забыть, прошлое оставило следы на его хроа, которые нельзя было исцелить, пусть и получилось со временем спрятать от глаз посторонних. Теперь это был его личный символ, знак, напоминание. Об ошибке, которую нельзя было не совершить.
Этот знак слишком отчётлив, слишком глубок отпечаток, чтобы сохранить магический дар возвращать в прошлое - так работают лишь чуть стёртые воспоминания. Этот знак постоянно с ним. И пусть он сам порой забывает о нём, всё же он сам к нему возвращается - слишком часто, чтобы увидеть в глубине собственного сердца потоки огня, льющегося с небес, и широкие кожистые крылья, заслонившие небо, и глаза смерти, которая не видит его.
Всё это слишком далеко, а здесь - шрамы, покрывающие всю левую половину его тела, и мысль - конечно, она здесь. Мысль о том, как порой ошибки, даже самые бездумные, приводят нас в край истинного счастья, ведь, не пройди он насквозь войну, кто знает, не осталась бы Энвен в его жизни холодным увядшим цветком непонимания и отчуждения?
И, конечно, мысль о Тьме. О Тьме, которая всегда поднимает голову, всегда возвращается, которая не успокоится, покуда есть под сенью Анора хоть одна душа, способная отразить её удар.
Вот ещё одно утро, в которое, сняв чары, скрывающие уродство его воспоминаний, Трандуил возвращается к ним, глядя на ладонь своей левой руки, лишившуюся линий, в которых смертные пытаются прочитать судьбу. И, ещё не привыкший к тому, как открыта и прозрачна сделалась его собственная жизнь с появлением сына, слишком поздно осознаёт, что слышит его шаги и его голос. В этот момент от испуганного крика Зеленолиста его отделяет одно движение и пара мгновений. Но он успевает совершить это движение до того, как осознание станет полным: он оборачивается к вбежавшему в комнату сыну.

Отредактировано Thranduil (2017-03-03 16:56:42)

+2

3

Томный рассвет тронул шторы на окнах, заползая в комнату, и тихо так, вкрадчиво коснулся детской щеки: ты спишь? Вздрогнув-вздохнув, мальчишка дрогнул ресницами, просыпаясь... Всю ночь он не мог уснуть, глядя в окно и представляя, как неспешна в своем величии лодка, о которой рассказывала мама, указывая светлой рукой на Луну и называя ее Серебряным Цветком. Не спешила Итиль-Луна поскорее завершить свой путь и уступить дорогу Солнцу, да так, что мальчишка весь извелся, выжидая новый рассвет, новый день, долгожданный и ликующий момент наступления утра.
Этого дня он ждал так сильно, что просто не мог заснуть. Воображение рисовало картины, от которых душа в нетерпении рвалась навстречу времени, в новый день...
Это была его десятая весна. День, который с нетерпением ждет любой мальчишка. День рождения, день зачатия... Он караулил его всю ночь - тот момент, когда можно будет выйти из покоев в сотворенное вокруг волшебство его личного праздника. Ждал так сильно, что не мог уснуть и измаялся, а под утро не заметил, как задремал...
Секунду помедлив, принц вспомнил, ради чего он так ждал рассвет и, втянув носом воздух, проснулся так резко, будто из сонного царства его вытряхнула чья-то бесцеремонная рука. Сознание в одно мгновение сделалось пронзительно-ясным, принц рывком сел на кровати и сильно-сильно потер глаза.
Вот оно, утро. Его день наконец наступил.
Подорвавшись, мальчишка спрыгнул с кровати и поспешно подбежал к окну, попутно раскидывая с лица сбитые пряди светлых волос. Уперевшись ладошками в подоконник, вытянулся навстречу сизой рассветной дымке, брезжущей из-за древесных крон, в изножьях которых стелился молочно-белый туман.
Душа его ликовала.

Еще вчера его уводили с конюшни, уговаривая подождать ночь и вернуться утром: жеребая кобыла вот-вот готовилась родить, и маленькому принцу не терпелось увидеть этого жеребенка. Ночь прошла - настало время проверить... Вот только оповестить всех о своем пробуждении означало перетерпеть с десяток излишних (по его мнению) процедур, без которых можно было бы спокойно обойтись. Тем более, в такой ответственный момент... Решив, что дело не терпит отлагательств, а взрослые только задержат его, принц решил выбраться из спальни, минуя дверь. Закатав рукава, он кое-как влез в первые попавшиеся штаны и затолкал за пояс нательную рубаху - к своим годам юноша уже хорошо знал, что нельзя бегать по королевству, сверкая голыми коленками. Зацепив зубами эластичный шнурок, Леголас собрал спутанные волосы в хвост на затылке и перевязал, превращаясь в лохматое, голубоглазое и не в меру неусидчивое чадо Лихолесского короля.
Тихонько толкнув раму, мальчишка выбрался за пределы комнаты и проворно спустился вниз по разросшейся виноградной лозе. Было невысоко, лоза была прочной и кряжистой, а принц - легким, шустрым и цепким, так что в скором времени босые ноги окунулись в мягкий, но мокрый ковер лесной травы. Роса холодила ступни, тишина баюкала полусонное Лихолесье. Помедлив буквально пару секунд, Леголас бросился бежать в сторону конюшен, подстегиваемый мыслью - вдруг опоздал?...

Не опоздал. Жеребенок - тощий, длинноногий и нескладный - крутился около матери-кобылицы. Леголас, опираясь на нижнюю планку изгороди, смотрел на него, как завороженный. Помахивая хвостиком-метелкой, малыш прятал пугливую морду за мамин круп и держался от ограды подальше - мало ли? А юному эльфу отчаянно хотелось коснуться ладонью влажного, теплого носа, дать ему молока... И вырастить из него настоящего боевого коня.
Как ни выпрыгивал эльфийский принц из штанов, на лошадь его пока еще не сажали. Ну как... сажали, конечно, со взрослыми, катали в поводу на самой спокойной пахотной кобыле, но все это было не то - мальчишке до смерти не терпелось самому сесть на спину могучего, резвого коня, и каждое движение всадника казалось ему легким, а взаимопонимание с лошадью - само собой разумеющимся. И не видел он в этой легкости долгих лет тренировок, и не мог еще разглядеть в понимании с полуслова долгий, тернистый путь сомнений и недоверия... Он хотел себе боевого коня, чтобы стать хоть немного ближе к тем, кто возвращается из патруля и оглаживает по гриве верных скакунов безмолвной благодарностью за верность.
Этот жеребенок родился вместе с ним в его десятую весну...
Леголас остро ощутил, что не хочет себе в этот день никаких подарков, кроме этого жеребенка. Пугливые глаза-бусины, глядящие с опаской издалека, узловатые, тощие ноги...
Принц сорвался с места, зная, что лишь веление отца позволит этой новой мечте сбыться.

Он бежал, охваченный новым желанием, палящим и ярким. Таким, что застилало здравый смысл и вытесняло из юной головы все мысли об этикете и заведенных порядках. Босые пятки сверкали по траве, покрытой росой, а следом - по каменному полу замка, вверх по лестницам и многочисленным коридорам... Ни один страж не подумал остановить сына короля.
- Отец! - приближаясь к последним дверям, отделяющим его от покоев отца, в нетерпении воскликнул Леголас. Он знал, что Владыка услышит его. - Отец, я... - толкнув двери, он ввалился в комнату ровно в тот момент, когда отец оборачивается на зов через левое плечо...
Взгляд мальчишки скользит по долговязой фигуре отца с уровня детского роста наверх... Споткнувшись о собственные ноги, Леголас останавливается, цепенея, но уже не может отвести глаза. Левая кисть... Шея... Подбородок... Ровно до того момента, как их взгляды встретятся, а на дне расширенных от ужаса зрачков отразится изуродованное ожогами лицо.
- Папа... - тихим, шелестящим страхом слетает с языка принца смесь паники и неверия. Не громче шепота. Момент иррационального испуга, выхваченный из мерного течения жизни и едкой желчью въедающийся в память...

+2

4

Что есть детство бессмертного? Краткий миг, отделяющий его рождение от бесконечной протяжённости жизни; игривый ручей, что бежит, не ведая печали, к широкой и долгой реке; сверкающее мгновение, чистая капля, вспыхнувшая, готовая запутаться в золотой сети света Анора, но, пролетев её насквозь, устремившаяся к земле, чтобы, разбившись, впитаться в неё, влиться в спокойное ровное дыхание вечности. Ручей - ещё не река, одной капли недостаточно, чтобы пробудить к жизни землю. Ребёнок эльфов стоит на пороге бессмертия, он уже предназначен ему, но ещё ему не принадлежит. Он не может, оглянувшись, увидеть долгий пройденный путь, начало которого давно скрыл горизонт. И потому, глядя вперёд, он ещё не понимает, как длинна дорога, что ему предстоит пройти. Его разум, уже огромный настолько, чтобы вместить тысячелетия, ещё не способен их вообразить, так как не видел ни одного.
Ребёнок эльфов ближе к пониманию мира смертными, чем когда-либо сможет стать в будущем. Пожалуй, единственное, что отличает его от людей - это отсутствие осознания конечности его собственной жизни. Этого осознания лишены все дети - и дети смертных тоже, им лишь предстоит его приобрести.
Ребёнок бессмертных похож на людей умением удивляться, способностью чувствовать каждое из скоротечных мгновений открыто и остро. Пройденный им путь так короток, что мгновение ещё не может быть незначительным в сравнении с ним. Мгновение имеет огромную ценность. Оно почти бесконечно.
И мгновение, когда Зеленолист вбегает в родительскую спальню и видит древние шрамы, когда-то навсегда изуродовавшие хроа его отца, становится бесконечным для них обоих. В этой бесконечности Трандуилу навстречу распахивается беззащитным сиянием абсолютного доверия миру фэа сына и тут же схлопывается, сжимаясь пульсирующей точкой. Он знает, конечно, что это не навсегда, что мгновение однажды закончится, что вернуть всё на круги своя будет не так уж сложно, но прямо сейчас знания его далеки так же необратимо, как день, оставивший на его челе неизгладимый свой след в назидание, а удивление, острым лезвием полоснувшее по трепещущему сердцу - совсем рядом, и он отчётливо ощущает боль от нанесённой раны. Знание о том, что вскоре она затянется, не оставив даже тонкого шрама, ничем не поможет.
Мгновение течёт сквозь них холодной рекой, связав воедино прочной нитью ледяного стекляруса. Не в силах долее бороться с его течением, Трандуил закрывает глаза и делает шаг вперёд в отдающейся эхом в ушах тьме. Ладонь его скользит снизу вверх вдоль тела и замирает у самого лица - в этом жесте нет нужды, чары ему не принадлежит: он никогда не был силён в магии. Это движение - скорее дань привычке, отвлекающая обманка для чуждой обманам души. Открывая глаза, опуская руку, он знает, что иллюзия, с которой успел он давно уже срастись точно со второй кожей, возвращена на место. И с этим облегчающим осознанием, вздохом скользнувшим в полуоткрытые губы, он опускается перед сыном на колени, чтоб не смотреть в его глаза сверху вниз.
Нет смысла уверять, будто то, что открылось взору Зеленолиста, не было правдой. Выдумывать видения и миражи. Может быть, такой обман возможен в мире смертных, но эльфы не нуждаются в нём. Встретившись взглядом с принцем, отец его почти слышит, как с тонким сухим треском обрывается бесконечность мгновения в непрерывную бездну времени.
- Леголас, - говорит он без улыбки, серьёзно и тихо, - День напоён солнцем, прозрачен и светел. Тебе нужно вернуться к этому дню. Всё по-прежнему, я - всё ещё я, ты - всё ещё ты. Не так я хотел бы рассказывать тебе о прошлом, канувшем в небытие задолго до твоего рождения. Но не всё случается так, как нам того хочется, видят айнур, даже они не властны над течением времени и над тем, где ему вздумается изогнуться всплеском. Ты слышишь меня?

+2


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Замороженные отыгрыши » There's just too much that time cannot erase [Thranduil, Legolas]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC