The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N
Admin

W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-21.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы!
Благодарим Вас за терпение и просим встречать восстановленный дизайн. Мы вернулись к традиционному виду!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Настоящее » #1.6 Цена наследника [Thorin Oakenshield | Aeglos]


#1.6 Цена наследника [Thorin Oakenshield | Aeglos]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники: Thorin Oakenshield, Aeglos

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения: G, светская беседа и немного гномоэльфийских сложностей

Краткое описание: Леголаса похищают гномы с гербами Эребора на щитах. Аэглос прибывает в Королевство под Горой, чтобы узнать мнение Торина о происходящем.

Место действия: Эребор

Дата события: 29.12.2941

Отредактировано Aeglos (2016-08-26 18:18:14)

0

2

Гномы.
Дети снисхождения Эру, как говорила о них владычица Мелиан до того дня. Аэглос прикладывал немалые усилия, чтобы не вспоминать менее лестные эпитеты, коими без счета одаривали горных народ эльфы. Он посол, воплощенная в хроа попытка договориться миром. Нелюбовь к гномам ему на этом пути не поможет.
Выехали затемно. Дорога предстояла неблизкая, коней не гнали. Отвлекаться на созерцание поднимающихся из руин городов севера неизменно не выходило. Дорогу к Пустоши Смауга Аэглос предпочел бы никогда не вспоминать, но сейчас не мог не заметить, насколько за этот месяц оформились под сотнями повозок, копыт и ног пути меж северными государствами. Неловкие и словно больные, но настойчивые попытки вернуть мир и жизнь этой Пустоши, вот что они напоминали. Если так, на пути ему должны встретиться глыбы камней, осколки гномьих крепостей. Они будут ярким символом последнего деяния гномов.
Наугрим с гербом Эребора на щитах напали на его учеников, забрали принца, и благо, что Тауриэль смогла вернуться во дворец. Давно пророчил Эру немалые раздоры между детьми его Замысла и Снисхождения, а потому подобного покушения на жизнь и здоровье принца хватило бы для объявления войны, но лишь месяц назад отгремела Битва Пяти Воинств, и до сих пор не вернулся Беорн из Мглистых гор. Эльфы Лихолесья не были скоры на расправу.
На этой мысли Аэглос поморщился. Немалых усилий стоило тогда Риманиэ успокоить разгневанного супруга, и все же она преуспела. Эльфы склонны к размышлению и анализу, и стоило успокоить зов крови, как разуму открылись иные решения. Что бы там ни было, ситуация выходила странная.
Отряд гномов Эребора готовит засаду и похищает принца Лихолесья. Гербы означают и подчеркивают, что деяние вершится во имя Короля-под-Горой. Зачем правителю Эребора принц лесного королевства? Они знакомы, меж ними нет ни особой приязни, ни вековой вражды. Они были врагами в Лихолесье, сражались вместе на Пустоши Смауга, и каждый по-своему участвовал в восстановлении северных королевств. Так зачем Торину похищать Леголаса?
Одинокая гора приближалась, а Аэглос снова и снова задавался одним и тем же вопросом, тщась отыскать новые ответы.  Вспоминались советнику сказанные намедни слова Трандуила, Энвен, Риманиэ и его собственные. Что мог значить такой поступок Торина? Выражение презрения и гнева после неудачного Совета Королей? Жест агрессии и прекращения утомительных для страдающего Драконовым недугом короля процесса заключения мира? Новый виток его безумия? Или... Оставался шанс, что вовсе не Торин стоит за нападением. Внутренними делами гномьего народа Аэглос никогда не интересовался, искренне полагая, что подобные знания ему ни к чему. Но очевидно, что не все меж гномьими кланами гладко, иначе почему беженцы из павшего Эребора шли в поисках дома до самых Синих Гор? Кто знает, что там у наугрим в головах, может, они не только другим народам, но и друг другу периодически встают поперек горла... Одним словом, острой нелюбви к гномам, теплившейся в сердце воина павшего Дориата, все эти шансы и варианты не уменьшали. Торин Дубощит либо безумец, либо втравил Лихолесье во внутреннюю борьбу своего народа, и если так, какой-то другой клан пытается силами эльфов Лихолесья ударить по Эребору и кровью их заплатить за свои успехи в междуусобице. В том, что зло обрушилось на лесное королевство по вине гномов, Аэглос не сомневался, и все же он подъезжал к Вратам Эребора с мирным визитом.
С собой Аэглос взял троих дозорных из отряда принца. Спешились, оставили луки, но мечи снимать не думали. Даже в мирное время стражники Эребора не теряли бдительности.
- Аэглос Литурион, советник Лесного короля, - ответил эльф на требование назвать себя. - Я прибыл в Эребор, чтобы говорить с Королем-под-горой от лица владыки Лихолесья.
Взгляд, которым наградил его гном, нельзя было назвать дружелюбным даже по меркам высоких отношений наугрим и квенди. Но и советник не стелиться перед гномами приехал, а требовать ответа.
- И мы не сдадим оружие, пока не убедимся, что Торин Дубощит пребывает в здравом уме.
Пререкаться с гномами - занятие, бесполезнее которого не сыскать на свете, думал Аэглос несколько минут спустя. Пропустить с оружием нельзя, выгнать посла нельзя, посол без оружия идти не желает. Наконец, четверо эльфов в сопровождении четверых стражников Эребора прошли в восстановленный зал неподалеку от врат. О том, чтобы вести их в сердце горы, в тронный зал, не шло уже и речи, но за дальнейшими указаниями пятый стражник все же ушел.

королю под горой

Торин, если не совпадает мое видение действий стражи Эребора с Вашим, скажите, перепишу.

Отредактировано Aeglos (2016-08-26 20:51:17)

+3

3

Больше суток прошло с того момента, как Торин получил известие от Бильбо. Ужасное по своему содержанию и чудовищно краткое.
Именно недостаток сведений о том, что произошло, мучил короля сильнее всего. Его гномья душа требовала немедленных действий: найти, поймать, наказать того, кто посмел посягнуть на его семью. Он готов был собрать всех воинов, что были сейчас в Эреборе, и немедля объявить войну неприятелю, вот только кто был этим неприятелем, оставалось тайной. Эльфийский король? Бард, разочаровавшийся итогами Совета? Или некто, прибывший в его королевство с востока под прикрытием торгового каравана? Не зная наверняка, Торин мог натворить множество глупостей, которые не только не помогли бы, но и усугубили ситуацию. Об этом ему не уставал напоминать верный седовласый советник. Так что все, что оставалось – ждать, переживать мучительно тянущиеся часы без сна и пищи, моля Махала, чтобы хоть что-то уже наконец прояснилось. Ко всему прочему, гнома одолевало беспокойство за младшего племянника. Куда еще и ему вздумалось отправиться в такой неподходящий момент, не был ли и он прямо сейчас в опасности?
Он ждал Бэггинса с минуты на минуту, однако спешно вошедший в тронный зал гном из свиты Даина доложил, что к королю прибыл вовсе не хоббит, а эльфийский советник, и передал все его слова.
- "В здравом уме", значит, - мрачно усмехнулся Торин, когда стражник сообщил, чем было объяснено нежелание эльфов расстаться со своим оружием. – Что ж, пусть они убедятся.
Поднявшись, гном бросил короткий взгляд на стоящего у трона Балина, словно ожидая одобрения своих последующих слов.
- Я сам к ним спущусь. Незачем эльфу заходить так глубоко в гору – кто знает, как она их примет.
Он хотел бы, чтобы его советник пошел с ним. Чтобы сглаживал все острые углы в предсказуемо неприятной беседе, задавал правильные вопросы, да и просто своим присутствием напоминал Торину о том, что с соседями нужно быть дипломатичным, кем бы они ни были. Однако у Балина и без того дел было невпроворот: с похищением Фили жизнь не остановилась, в Эребор продолжали стекаться торговцы и делегации из разных земель, и все связанные с ними заботы легли на плечи старого гнома. К тому же, в том вопросе, который, по предположению Торина, заставил Лесного Короля отправить к нему своих подданных, на самом деле не было места напускному дружелюбию. Если эльфы и вправду окажутся похитителями его племянника, церемониться с ними ни к чему.
Мрачные мысли не выходили из головы подгорного короля, пока он преодолевал один за другим лестничные пролеты и длинные переходы между залами. Ведь не только эльфы и люди могли желать ему зла. Разбежавшиеся после Битвы гоблины и орки, возможно, не ушли далеко, затаились в скалах и руинах разрушенных драконом городов, и теперь решили трусливо, под стать своей природе, вылавливать их по одному. Азог был убит, но рано или поздно его место займет новый предводитель, если это уже не произошло. Быть может, Лесной Король лишь решил оповестить его о порождениях тьмы у своих границ. Однако из двух зол это было худшим, и потому король никак не хотел принимать его, подсознательно надеясь, что тот, у кого сейчас Фили, окажется чуть менее жесток и чуть более благоразумен. Впрочем, в случае с Трандуилом благоразумие было под большим вопросом.
Оказавшись в зале, куда стража предусмотрительно отвела незваных гостей, Торин прищурился. Тронный зал находился в глубине горы – там, куда снаружи почти не проникал свет, и где все было освещено факелами, огонь которых причудливо отражался от окружающей породы, словно она и сама испускала едва заметное сияние. Здесь же, в силу того, что помещение находилось прямо под склоном, в одной из стен, почти под самым потолком, были прорублены окна: скромные по меркам народов, привыкших к жизни на поверхности, но достаточно большие для того, чтобы в этот час лучи утреннего солнца заливали все вокруг светом и немилосердно обжигали привыкшие к мраку глаза. "Самое оно для эльфов" – подумал Дубощит. Раздражение вновь поднималось в растревоженной ожиданием душе, только обостряя все предположения на счет лесного народа.
Их было всего четверо. Его стражников в тени между колоннами и у входа – в разы больше. Опасаться было нечего, так что Торин без раздумий направился вперед.
Приближаясь к эльфам, он пристально всматривался в их лица, пытаясь разгадать, о чем же они желают с ним говорить. "Касается ли это моего племянника? Знаете ли вы что-то, что может помочь? Могло ли вам хватить наглости…"
Догадки догадками, но встретить гостей следовало со всей полагающейся вежливостью. Так что, остановившись в нескольких шагах от эльфийского советника и чуть склонив голову в знак приветствия, гном проговорил:
- Приветствую славных послов Лихолесья. Что привело вас в мои чертоги?

Отредактировано Thorin Oakenshield (2016-08-28 13:48:30)

+2


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Настоящее » #1.6 Цена наследника [Thorin Oakenshield | Aeglos]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC