The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N
Admin

W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-21.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы!
Благодарим Вас за терпение и просим встречать восстановленный дизайн. Мы вернулись к традиционному виду!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » Всё, что пожелаете, Ваше Высочество [Legolas, Ariel]


Всё, что пожелаете, Ваше Высочество [Legolas, Ariel]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники:
Legolas, Ariel
Жанр, рейтинг, возможные предупреждения:
PG, Romance, Drama, Angst, Hurt/comfort
Краткое описание:
Прошёл ровно год с тех пор, как Ариэль и Леголас виделись в последний раз. Дочь Гвадора не забыла о той встрече, но могла ли она знать, что в будущем сын Трандуила вновь обратится к ней и на этот раз, она - единственная, кто способен помочь ему.
Место действия:
Лихолесье
Дата события:
Год спустя после событий эпизода I will overcome [Legolas, Ariel]

+2

2

С того дня прошел почти год; произошедшее забылось, покинуло древо памяти опавшим осенним листом. Год был щедр на события, отнимая у принца мгновения тишины, выматывая бесконечной спешкой и тревогой: зло приближалось к границам. Как в такой суматохе, где каждый день - новый вызов их силам - вспомнить о девочке, чувства которой он когда-то задел... В те редкие моменты, когда сумеречный лес навевал ему досадные воспоминания, Леголас отчаянно стыдился себя и разрывался между желанием любой ценой вернуть свое доброе имя, и оставить все как есть. Не ошибается только тот, кто больше не живет... А следующий день вновь требовал его внимания и сил без остатка, так что Ариэль оставалась в прошлом капелькой меда, завернутой в досадливую горечь. Не попробуешь, не почувствовав горечь...

Леголас пришел в ее дом незваным гостем, появившимся в дверях так, будто его только что выдернули из разгара битвы и поставили к ней на порог: ссадина на левой щеке вперемежку с грязью, рваная дыра зияла на левом рукаве, обнажая свежий кровоподтек на плече. В спутанных волосах мелкий лесной сор, руки в земле, в глазах – неподдельный испуг и нотки отчаяния.
- Ариэль… - окликнул он эльфийку; голос принца выдал разящую тревогу, не терпящую промедления. – Даер ранен, он убежал в лес. – Внешний вид всадника красноречиво говорил о том, что он только что пережил падение на полном скаку. – Мне нужна твоя помощь… Твой голос. – Эльф поднял на нее взгляд, понимая, что просит слишком многого. Особенно после того, что случилось. – Он обезумел от боли и бежит от всех. Даже от меня… Он светлый, слишком заметный среди деревьев – мы должны найти его как можно скорее…

+2

3

Встреча с эльфийским принцем не забылась, но воспоминания о ней стали блёклыми и не тревожили эльфийку. Лишь время от времени, оставаясь на той самой поляне, она вспоминала о Даере и его хозяине, но гнала мысли от себя. Нечего думать об эльфийском принце.
Этот день был самым обычным – эльфийка занималась домашними хлопотами, как на пороге её дома вновь появился Зеленолист. Ариэль опешила – прошёл год с тех пор, как они виделись в последний раз, и та встреча всплыла в памяти не самыми лучшими воспоминаниями.
- Ваше Высочество, - учтивый поклон, как того требует этикет, и стыдливо опущенный взгляд, словно не имеет права смотреть даже на мыски его сапог. Она не хотела больше позорить свою семью – это её ошибка, что она не признала в нём принца. Да и как? Разве доводилось видеть сына Трандуила раньше? Теперь знала. И не хотела повторять свою ошибку.
На глаза попался неподобающий вид эльфа, перепачканные в грязи пальцы – она, настолько сконфуженная его внезапным появлением, не обратила должного внимания его внешнему виду и встревоженному голосу. Сначала – этикет. Ариэль медленно выпрямилась, удивлённым взглядом скользя по рукам эльфа вверх. Что случилось? Почему он в таком состоянии? Вспомнив, что рассматривать принца - непозволительный жест с её стороны, эльфийка отвела взгляд и заговорила тихо:
- Вам нужно к лекарю, - словно и не было той просьбы помочь отыскать гордого друга. Разве могла она пойти вместе с ним? В прошлый раз её голос причинил только вред.

+1

4

Леголас почувствовал, как при виде ее медлительности его хваленая королевская выдержка за секунду выгорает дотла: к чему эти «высочества», когда над его другом нависла смертельная угроза?! И бросить бы все, и бежать-бежать-бежать, нет времени отвешивать поклоны и расшаркиваться ножкой!
Пуще всех грехов Леголас ненавидел отношение к себе как к королевской особе. Пусть отец и предупреждал, что панибратство с подданными никогда не доведет до добра, но титул принца неизменно доставлял юноше массу трудностей. С ним невозможно смириться, трудно бороться, но как-то сосуществовать необходимо – ведь дело было важнее слов и титулов. Жизнь Даера была важнее всех сокровищ Лихолесского дворца…
И Леголас, не желая медлить, пошел на неслыханную для самого себя дерзость – в один шаг сократив расстояние между ними, он схватил девушку за плечи, заставив от испуга поднять глаза и встретиться с ним взглядом.
- Ариэль, очнись, у нас НЕТ ВРЕМЕНИ НА ЛЕКАРЕЙ. – С нажимом произнес Леголас, надеясь достучаться до ее сознания. – Даер ранен и напуган, и, если он не услышит тебя, то он больше никого не услышит! Он погибнет в лесу! – на грани надрыва.
Словно осознав, что он стискивает ее непростительно железной хваткой и почти кричит, юноша растерянно отпустил ее и отступил на шаг – на ее плечах наверняка останутся тонкие синяки от длинных пальцев. Если кто-то узнает, что он вел себя так неподобающе…
Да гори оно все огнем!
- Нет времени медлить. –Принц хватил ее за запястье и почти поволок за собой к выходу. – Пойдем за мной.
За дверью их ждали, держа под уздцы гнедую кобылу в легкой уздечке, плетеной эльфийским способом – без железа, лишь для того, чтобы направлять животное, а не причинять ему боль.
- Влезай. – подтащив Ариэль к лошади, скомандовал Леголас, и, не дав ей времени на «нет», легко и твердо усадил ее на конскую спину. Следом же взлетел сам, в мгновение ока оказавшись перед ней. – Держись! – приказал принц, набирая повод. Кобыла дернулась от неожиданности, шарахнувшись в сторону, но тут же смирилась под твердой рукой всадника. – Он недалеко от старого паучьего логова. – Обратился принц к другим эльфам, судя по всему – помощникам в нелегком деле разыскать Даера. – Мы поедем открыто, чтобы привлечь его внимание, вы двигайтесь лесом, но не спугните его!
Лошадь беспокойно металась, словно напитавшись тревогой своего всадника. Ладонь принца схватила тонкое запястье Ариэль и безапелляционно потянула вперед, заставляя ее приникнуть к его спине плотнее и обвить руками за пояс:
- Держись, солнечный лучик, иначе упадешь. – и словно в подтверждение его слов, кобыла привстала на задние ноги, но тут же, получив ощутимый толчок в бока, поднялась в энергичный галоп. Эльф почувствовал, как девушка вцепилась в него буквально мертвой хваткой и вся сжалась, как напуганный ежик. Галоп этой лошади был жесткий и ритмичный, и неопытную всадницу легко вышибало из темпа сильными толчками – Леголас осознавал, насколько ей страшно и неудобно, но были дела поважнее их комфорта.
Только бы успеть…

+1

5

- Я.. – только и успела нелепо пролепетать эльфийка, как почувствовала боль в районе плеч. Принц получил своё – Ариэль подняла взгляд, но посмотрела на него затравленно, с испугом ребёнка, который не знает, чего ожидать от абсолютно незнакомого мужчины. Разве есть её вина в том, что Даер убежал? Разве она виновата в том, что его хозяин в прошлом за своими тайнами и сокрытой правдой, оттолкнул её от себя ещё дальше, чем та пропасть, что создавал его титул?
Ей было страшно, но она не посмела сказать что-то против. Да и как могла? Принц настойчиво тянул её за собой, не спрашивая разрешения. Путаясь ногами в подоле, перепуганная до нашедших на глаза слёз, Ариэль едва поспевала за быстроногим принцем. Едва покинула дом, как вынужденно оказалась в седле. Будто не помощи у неё просил, а тащил на невольничий рынок. Неприятно.
Эльфийка попыталась отстраниться от впрыгнувшего в седло эльфа, но и тут не позволил вольничать – притянул к себе, вынуждая обнять и прильнуть к спине. В другое время она бы точно смутилась подобной близости, но сейчас хваталась за принца, опасаясь упасть на ходу. Она не заметила, как они покинули окрестности дома и селения, оказавшись за опасной чертой. Не успела осознать, что против воли нарушила запрет отца и брата, а ведь обещала, что никогда не выйдет за стену.. Разве в том её вина?
Неосознанно сжала пальцы, сильнее впиваясь ими в одежду принца; пустой взгляд, наполненный страхом и смешанный со смирением, пусто смотрел перед собой. Сможет ли спеть, когда слова застревают в горле, едва она подумает о том, чтобы попросить его ехать медленней? Да и что стоит её слово против его воли? Ничего.

+1

6

Леголас гнал кобылу, высылая вперед, до свиста ветра в ушах и развевающихся на скаку волос. Каким-то особым чувством он был уверен, что цепкая девушка не свалится, а все остальное было не важно. В голове в такт бешеному пульсу мелькала мысль: успеть, успеть, успеть…
Тропа была широкой и светлой, предназначенной специально для всадников на лошадях – им удавалось скакать достаточно быстро, не пригибаясь и не рискуя получить удар веткой по лицу. Если бы не одно «но»…
Леголас вперед лошади успел заметить лежащее поперек дорожки поваленное вчерашней грозой дерево и заранее знал, что она откажется прыгать. Чувствовал испуг и нерешительность кобылицы, и только благодаря этому в решающий момент пара осталась на конской спине – лошадь резко воткнулась в землю перед препятствием, а принц откинул корпус назад, уравновешивая резкое движение. Всхпапнув, кобыла попятилась назад от страшной преграды. Несколько секунд борьбы – и животное успокоилось, неодобрительно прядая ушами, а Леголас наконец выдохнул, гладя ее ладонью по шее. Внутри все выло, стыло, ныло и просилось вскачь – он должен был спасти друга любой ценой…
И на мгновение сквозь эту пелену застилавшей разум тревоги в душу принца постучалась маленькая деталь: пальцы его спутницы стиснули ткань рубашки, а плечи ее содрогнулись, выдавая рваный вдох-всхлип того, кто что есть сил старается не плакать.
- О Эру Илуватар… - мысленно воззвал принц к всевышнему и обернулся вполкорпуса, заглядывая себе за спину.
Единственная из всех живых, кто мог спасти положение, сейчас сжалась за его спиной в тугой комок, сплетенный из страха, обиды и недоверия. Опущенные глаза, спрятанный взгляд… на ее щеках блестели крупные слезы-градины.
- Ты плачешь?... – растерянно спросил Леголас, хоть это и было очевидно. – Ариэль?...
Без толку. Она не слушала его. Солнышко скрылось, убегая от насилия – а ведь он всего лишь хотел спасти своего друга.
- О нет… - раздосадовано выдохнул принц, перемахнув ногой через шею лошади и оказавшись на земле. Поваленный коряжистый ствол мешал им проехать – эта проблема была куда более насущной, чем эльфийка, льющая слезы на лошадиной спине. Закатав рукава, Леголас решительно потянул в сторону тяжеленное, вросшее в землю бревно – так, что у молодого эльфа от напряжения затрещали жилы.
Несколько попыток – без толку. Тяни, толкай с разных сторон – толстый ствол едва сдвигалсь, но на большее ему явно не хватало сил. Сюда бы десяток эльфов, а не одного – надорвется.
Ободрав ладони о корягу, Леголас обессиленно опустил руки. Это был конец. Все было против него. Против них.
Против Даера.
Эльф обреченно поплелся обратно к кобыле, общипывающей зелень. Подняв повод, он устало оперся о холку лошади, прислонившись лбом к сгибу локтя и прикрыв глаза. Ему казалось, что он бессилен; что он уже везде опоздал.
Нет надежды успеть на помощь. Единственный другой путь пролегает слишком близко к паучьему логову – эльфы уже много лет не ходили этой тропой.
Но… другого пути нет.
- Ариэль… - воззвал к девушке Леголас, поднимая голову и встречаясь с ней взглядом. – Прости меня. Пожалуйста, прости… или не прощай, моя вина перед тобой слишком велика. Прошу тебя, помоги. Не мне. Даеру. – в голосе звучало неприкрытое отчаяние. – Он ранен, ему больно и страшно. Только ты… и твои песни были ему милее всех певчих птиц. Пожалуйста, помоги мне спасти его.
Ладони принца легли на ее тонкие пальцы.
- Умоляю тебя. Ты – наша последняя надежда.

+1

7

Она осталась в седле одна, но всё равно не чувствовала себя свободной. Пленница, вынужденная ехать со своим венценосным похитителем и исполнять его волю. Ариэль не хотела лить слёз, но ей было страшно и обидно. Она сжалась, находя опору в спине лошади, и совершенно не хотела с неё слезать, даже если придётся. Эльфийка попыталась утереть слёзы, но лишь размазала по лицу солёную влагу, не находя в себе силы успокоиться. Да и как? Сам принц был слишком занят судьбой своего друга и едва обращал внимание на заплаканную и перепуганную деву. Даже бревно, раскинувшееся на дороге, оказалось важнее попусту пролитых девичьих слёз!
Когда-нибудь она вспомнит об этом. В будущем, когда брат решится повлиять на её судьбу и отвадить от сына Трандуила всеми возможными способами. Сейчас она жалась и сама пыталась будто бы ускользнуть от него. Только где взять смелости, чтобы сказать своё твёрдое «нет» или попросить отвезти её домой? Она столько раз представляла себе, как покинет селение и окажется за стеной, а в итоге в свою первую прогулку, с нарушением запретов, лила слёзы, боялась и хотела домой, к брату.
Леголас подошёл к коню, а она, будто затравленный зверь, сместилась ближе к крупу лошади. Ещё бы чуть-чуть и могла бы оказаться на земле в своём стремлении больше не быть покорной. Он не тянул и даже извинился за свой порыв, вот только извинениями память не омоешь, будто рану чистой водой. Сейчас она никуда не хотела ехать, как и оставаться в этом чуждом ей месте. Домой. К брату.
Пальцы сжались под ладонями принца, но Ариэль не попыталась высвободить руки сразу же. Он просил ей, напоминал о друге, которому хотел помочь и в своём стремлении перегибал палку, не замечая ничего вокруг. Даер не был виноват в её испуге.
Слёзы перестали катиться по щекам горькими тяжёлыми каплями, но оставили в глазах красноватый след, едва заметные разводы на коже и сиплость голоса.
- Хорошо.. – негромко дала согласие на помощь и вытянула руку из-под ладоней эльфа. Она поможет Даеру, потому что он не заслужил погибнуть здесь, один. Она не прощала принца, не доверялась ему снова, да и не знала. Сможет ли помочь и услышит ли её Даер, когда голос цепляется за ветви неприветливых деревьев и теряется в густом лесу.

+1

8

- Спасибо. – тихо поблагодарил ее эльф. Он знал, что ее согласие было вынужденным, но все эти проблемы не требовали неотложного решения; все потом. Сейчас в деле спасения верного боевого товарища все средства были хороши. Леголас вновь вспрыгнул в седло и обернулся – девушка сидела едва ли не на крупе кобылы, отпрянув от него, словно от чумы.
- Пожалуйста, держись за меня. – спокойно и мягко произнес принц, поняв простую истину: чем больше он суетится и рвется бежать, тем больше пугает ее, но… Он был готов ругаться Морготовым именем – у него не было времени уговаривать ее и упрашивать, как капризную холеную барышню, никогда не пачкавшую подол платья лесной землей. Может, когда-то она поймет это и простит ему эту жестокость…
Но сейчас он что есть сил сдерживать свое желание рвать когти и разговаривал с ней так мягко, как только мог. Этому порой учил его отец – использовать смекалку, а не идти напролом. Увы… Юноша был слишком прямолинеен и горяч, что не раз его подводило. Подвело и в этот раз. Убедившись, что девушка не свалится с лошади на ближайшем повороте, Леголас развернул кобылу и ударил пятками в бока – животное сорвалось с места, унося их в другую часть леса.
Ту, которой не касается солнечный свет.
Лес вокруг сгущался, ветви над головами срастались так плотно, что все меньше пропускали лучи солнца; по сторонам тропы замшелые стволы, под ногами – корни и коряги, из-под копыт коня летели комья влажной земли. Тропинка зарастала все сильнее и сильнее; эльфы уже много лет не ходили этим путем. Пришлось перейти в рысь – ехать быстро было невозможно.
- Пригнись. – Эльф нырнул головой под низко нависающую ветвь, опасаясь, что тропа слишком заросла. Громом среди тишины обломилась сухая ветка дерева позади, лошадь встала, как вкопанная. – Не бойся. – произнес он, огладив скакуна и чувствуя, как тонкие девичьи пальцы что есть сил стискивают рубашку на животе. – Это старый лес. Очень старый. Тьма поразила его много лет назад, задолго до твоего рождения. – Лошадь пошла шагом. Тишина вокруг давила на уши – словно звери и птицы давно покинули эту часть Лихолесья. – Когда-то это место было другим. Совершенно другим…
Гнетущее чувство могильного холода подстегивало покинуть эти места подальше, но Леголас был привычен к нему – это лишь страх.
- Когда-то это место было заполнено солнечным светом, а в кронах деревьев пели птицы… до того дня, как на эти земли пришли пауки. – вполголоса молвил Леголас, надеясь своим разговором отвлечь ее от тягостной тишины и страшной темени, сгущающейся вокруг; лес становился все более уродливым и негостеприимным. – Стражи Леса много лет сражались с ними, чтобы не подпустить их ближе… не дать им подобраться к нашему городу. – Эльф помедлил, словно обдумывал, стоит ли говорить. – Среди них был и твой отец.

Отредактировано Legolas (2017-01-29 16:45:01)

+1

9

Ариэль вернулась в относительно нормальное положение и неуверенно оплела эльфа руками. Даер – перепуганное животное, которому нужна помощь. Ей ли не знать, как он реагировал на любое её слово, будто весь мир для него замолчал, стоило ей заговорить или запеть? Она хотела ему помочь, но прыткость несдержанного эльфа отталкивала, несмотря на то, что Ариэль пыталась успокоиться и вбить себе в голову очевидную истину – он беспокоится о друге и желает всеми силами помочь ему, а она – тянет время. Эльфийка не зала, чего ожидать от сына Трандуила, для неё он оставался чужим и абсолютно незнакомым эльфом, с которым они однажды столкнулись на поляне по воле судьбы или случая.
Огромной силой воли Ариэль заставила себя перестать трястись и плакаться о «похищении». Она немного успокоилась и в целях безопасности чуть сильнее прижалась к эльфу. Взгляд прояснился. Отпустив львиную долю своих переживаний, оставляя клубиться их глубоко в душе горьким осадком, она начала замечать, что мир за стеной не был таким прекрасным, каким она его себе представляла. Ариэль не видела многого и многого не знала, но уже сейчас думала, что у отца и брата был повод не пускать её за стену. Ей было неуютно и страшно в абсолютно незнакомом месте, пугающем своей тишиной.
- Здесь словно всё мертво.. – и от этой мысли стало не по себе. Эльфийка сжалась. Она пыталась прислушаться, но будто бы находилась под водой – ни звука. От попыток прислушаться и услышать хоть что-то уши закладывало. Разве такое возможно? Ариэль неосознанно сильнее сжала рубаху принца (сначала отстраняется от него, как от чумного, а потом неосознанно ищет в нём защиту - девушки).
Упоминание об отце кольнуло в груди. Ариэль не знала, как он погиб – не вдавались в подробности. Зачем ребёнку знать все ужасы, что пережил Гвадор или Стражники за стеной? Она уже видела, как у неё на глазах отец медленно умирает, отравленный тьмой.
В продолжительной тишине малейший шорох оглушал и привлекал внимание. Ариэль показалось, что она слышала беспокойный перестук копыт и ржание. Воображение дорисовало картину беснующегося коня. Эльфийка подняла голову, посмотрела в сторону и прислушалась.
- Там, - высказала она своё предположение, заговорив впервые за долгое время.

+1

10

- Да… там… - бесцветно повторил ее слова Леголас, глядя прямо перед собой. Девушке пришлось бы выглянуть из-за его плеча или бока, чтобы увидеть, что именно открылось взгляду принца и повергло его в такой шок…
Прямо посреди чащи наперерез тропе зияла огромная просека, прорубленная, пробитая, сломленная сквозь гущу леса: так, будто бы большое животное двигалось напролом, сминая корпусом сплетения ветвей, разрывая лианы. Леголас спешился и, приблизившись, изучающе тронул сломанную ветку…
- Даер. – определил юноша, растирая на пальцах следы свежей крови.
То там, то тут на сломленных прутьях виднелись мазки и белоснежные клочки волос.
- Нам нужно спешить. – Принц вновь занял свое место впереди Ариэль и заставил кобылу буквально нырнуть в этот проход. Лошадь нервно прядала ушами и таращила глаза, поджимая зад. – Держись крепче и спрячься за меня! – с этими словами кобыла прибавила ход, и на девушку сверху и с боков обрушился шквал разгневанных вторжением ветвей, хлещущих по плечам, рукам и ногам, цепляющимся за волосы и платье… Леголас прищурил веки и чуть пригнулся, надеясь, что случайным ударом ему не выбьет глаз, но упорно заставлял кобылу продираться дальше сквозь чащу по следам прошедшего здесь жеребца.
Послышался треск разрываемой ткани – кусок платья Ариэль остался где-то позади на память озлобившемуся лесу, на голени девушки тут же вспухла глубокая багровая борозда, наливаясь кровью.
Не прошло и пары минут, как сквозь матовую серо-зеленую темень леса пробились первые осколки солнца, еще несколько мгновений – и всадники прорвались сквозь древесные оковы, выскочив на залитый солнцем берег реки. С непривычки яркий свет резанул глаза – эльф приложил к лицу ладонь козырьком, пытаясь одновременно унять напуганную лошадь и осмотреться…
- Вон он. – негромко произнес юноша, выпростав вперед ладонь – чуть поодаль на полкорпуса в воде лежал белый конь, согнув лебединую шею, но от неожиданности дернулся и поспешно взгромоздился на четыре ноги. Не разбираясь, откуда исходит шум, жеребец, вспенивая все вокруг себя, вошел в воду поглубже.
- Не спугнуть… - шепотом озвучил своим мысли Леголас, покинув лошадиную спину, и в свою очередь стал рядом, чтобы помочь его спутнице спешиться. Взгляд его зацепился за узкую рану на ножке девушки, что выглядывала сквозь длинный разрез на подоле – это в очередной раз кольнуло его совесть, заставляя пожалеть о том, что он вообще потащил ее в лес. Подняв глаза, он встретился с ней взглядом и предпочел промолчать. Что здесь скажешь?... Сделанного не вернешь, а словами точно не поможешь…
- Наклони корпус вперед и сделай мах правой ногой. – помедлив буквально секунду, негромко произнес Леголас.

+1

11

Только когда принц покинул седло, Ариэль открылся вид на неестественную прореху в густом лесу. В этом месте всё было странным, но некоторые вещи не требовали объяснений. Эльфийка отчётливо видела алые разводы на пальцах Леголаса – кровь. Даер был ранен. Потрёпанный внешний вид его наездника говорил об этом ещё во встречу на пороге её дома. Одному Эру известно, где сейчас перепуганное и раненное животное, жив ли он. Ариэль чувствовала свою вину за медлительность. Но что она могла сделать?
Виновато-покорно эльфийка ждала, когда Леголас вновь вскарабкается в седло и отправит измученную кобылу в галоп. Ариэль прильнула к спине принца, вся сжалась и зажмурилась. Она чувствовала, как ветви деревьев хватаются за неё, будто живые, и тянут к себе, желая сбросить с лошади и оставить в своей власти. Не получая желаемого, они оставляли на коже царапины и ссадины, как в наказание за проявленную медлительность. Ветви хлыстали словно плети, но вскоре мучение прекратилось. По опущенным векам заиграл свет, и Ариэль несмело открыла глаза, чтобы осмотреться.
- Солнце… - эльфийка немного выпрямилась, отпрянув от спины принца, и посмотрела на слепящий её золотой ореол дневного светила. После пугающего леса оно казалось самым прекрасным подарком на свете. Вспомнив об истинной причине, по которой они оказалась здесь, Ариэль оглянулась. – Даер.. – вновь кольнуло чувство вины и смешалось вместе с болью во взгляде. Истерзанный и раненный жеребец находил облегчение в воде, подальше от всех. Он не признавал даже хозяина и пугливо отступал дальше, спасаясь. Они нашли его, но этого мало.
Ариэль отвлеклась от коня. Она заметила взгляд принца на своей ноге, проследила за ним и от неловкости, будто сама была виновата в том, что получила рану, попыталась отвести её и спрятать под уцелевшим краем подола. Эльфийка кивнула на совет принца и, неумело наклонилась вперёд, перекидывая ногу. Не рассчитала. Ладони скользнули по седлу, а Ариэль ухнула вниз, рискуя поцеловаться с землёй и набить к себе вдобавок к царапине несколько синяков, если бы Леголас не стоял рядом. Он взял её в помощницы, а в итоге нашёл себе ещё одну заботу.

+1

12

Все, что успел сделать Леголас – это вовремя среагировать, чтобы молодая эльфийка приземлилась не на голую землю, а на заботливо подставленные руки наследника лихолесского престола. Это был момент, когда неловкость поразила обоих – юноше было и так не по себе от того, что девушка отчаянно сопротивлялась его настойчивым попыткам утащить ее в лес, и теперь все осложнялось тем, что увечье она пыталась получить едва ли не на ровном месте. Лес – негостеприимный хозяин, который даже к детям своим бывает слишком строг, а порой даже безжалостен…
Встретившись взглядом с дочерью Гвадора, эльф почувствовал острое желание провалиться к балрогам и поспешно опустил ее ноги на землю. Эта девочка не была похожа на тех, кто родился и всю жизнь прожил в Лихолесье – ни внешне, ни духом, ни телом. Этот лес был ей чужим, она была абсолютно беззащитна перед ним… незваная гостья, не готовая к этой встрече – и чем дальше они заходили в чащу, тем больше Леголас понимал, что без опеки и защиты даже у раненого Даера шансы выжить были на порядок выше.
- Подойди к нему не спеша. – Заговорщически зашептал ей эльф, чуть наклонившись и глядя на белого коня. – Мягко… - он отпустил Ариэль, позволив ей действовать по наитию. Так, как чувствует… что-то подсказывало, что лучше ему отступить и не мешать этому таинству, к которому он уже однажды прикоснулся и до сих пор не мог забыть этих мгновений спустившегося с небес благословения… Он не раз вспоминал, как в тот страшный бой он не боялся смерти, стрелы как заговоренные свистели мимо него, и буквально счастливый случай уводил его из-под вражеского меча. Быть может, это только совпадение…
Но принц притих, наблюдая за ними.
- Позови его, солнечный лучик… позови его.

Таинство присоединения было грубо нарушено посторонним вторжением. Первой почуяла опасность гнедая кобыла, в миг сорвавшись с места и ускакав вдоль течения реки – поминай, как звали… Леголас обернулся, слушая лес и вглядываясь в то место, откуда послышался звук…
- Они идут по следам его крови! – воскликнул эльф, и буквально через пару секунд из чащи на залитый солнцем берег вышли пятеро волков. – Уходите в воду!
Припадая к следам Даера, они вскинули головы и нюхнули воздух – искомое животное было буквально под носом! Завидев коня, волки ускорили шаг, но наткнулись взглядом на Леголаса, вставшего преградой между хищником и раненым зверем.
- Это не ваша добыча. – Угрожающе произнес принц, медленно вынимая из ножен за спиной два коротких меча. – Уходи. – Приказал он вожаку стаи, пытаясь донести до него свои мысли при помощи осанвэ. Взгляд, поза, голос и внутренняя сила заставили зверей разъяренно оскалиться, но все же не пересекать невидимую демаркационную линию. Это было против законов природы, инстинкты призывали напасть, но стоящий перед ними эльф требовал остановиться. Раненые животные всегда были делом волков – их привилегией, их призванием, их добычей… С одной стороны – волчий закон, с другой – угроза, исходящая от лесного стража.
И ровно в тот момент, когда инстинкты взяли верх, первый волк сделал неуверенный шаг вперед – и следом за ним с места снялась вся стая, веером расходясь вокруг эльфийского принца.
- Убегайте! Беги! – не своим голосом крикнул Леголас стоящим за его спиной друзьям, и сделал агрессивный выпад в сторону нападающих – волки вновь дрогнули, но не остановились, лишь на мгновение замедлили шаг. – На другой берег!
Первый волк был встречен подставленным наперерез зубастой пасти кожаным наручем и сам удивился тому, как легко в его брюхо вошел отточенный эльфийский клинок.

+1

13

Краткий взгляд глаза в глаза, выбитое из лёгких дыхание с тихим вздохом от неожиданности и неловкая попытка ухватиться за воздух, пока не осознала, что её успели подловить крепкие руки. Ариэль почувствовала себя неимоверно крохотной, а вынужденная близость вспыхнула на щеках румянцем. Смущённый взгляд скользнул куда-то в сторону, а её извинения прозвучали настолько тихо, что сверчки в роще пели песни громче, чем она говорила.
Твёрдо став на землю, эльфийка поправила юбку платья, словно это могло вернуть ей приемлемый вид. Отвлёкшись на Даера, она отпускала зарождённую неловкость со смущением – есть дела важнее её падений и взлётов. Ариэль медленно подошла к берегу реки, почти касаясь мысками туфель кромки воды. С такого расстояния признает ли он её? Задумчиво и неуверенно покривив губы, дочь Гвадора приподняла подол платья, оставила на берегу пару туфель и медленно вошла в воду, выбирая устойчивые камни на дне. Вода была холодной и с каждым новым шагом Ариэль чувствовала, как течение упрямо толкает её вниз, будто не желает принимать.
- Даер, - позвала она – не услышал. Шум быстротечной реки перекрывал её голос, мешаясь с ним. Ариэль зашла по колено, едва удерживая равновесие, чтобы буквально не сесть в воду. Она собралась предпринять ещё одну попытку, как услышала предостережение Леголаса. Ариэль бросила на него взгляд через плечо, на лице отразилась тревога. С появлением волков зародился в ней страх. Не за себя – за оставшегося на берегу эльфа. Разве могла она его оставить? Да и что бы сделала, чтобы помочь? Не путаться под ногами.
Теряясь, эльфийка перевела обеспокоенный взгляд с эльфа на Даера и, отпустив подол платья, позволяя ему, вздуваясь и намокая, потонуть в воде, поспешила преодолеть оставшееся расстояние до коня. На её спешку Даер отреагировал испугом и ещё дальше зашёл в воду. Он напоминал ей себя, такую же напуганную и сбитую с толку. Унимая своё беспокойство, Ариэль пыталась действовать быстрее, как могла. Она заходила всё дальше, ещё шаг – оступилась и оказалась почти с головой в воде. Глубоко.. Даер забрался слишком далеко. Плыть в платье было сложно, но подгоняемая страхом, эльфийка не видела другого выхода.
- Даер.. – шепнула, коснувшись шеи жеребца; в карих глазах отразилось узнавание. – Не бойся.. Я хочу помочь тебе.
И не только ему. Даер ржанул и подтолкнул её мордой дальше, будто пытался направить эльфийку. Ариэль пришлось проплыть немного дальше, ухватиться за спину жеребца и приложить усилия, чтобы вскарабкаться на его спину неумело и непутёво, путаясь в длинном подоле, отяжелённом водой. Седеть на коне было неудобно, и Ариэль не знала как. Её ладони едва касались шеи жеребца, чтобы удержаться и иметь возможность чуть выпрямиться и взглянуть на берег.
Пойдём, Даер.
Если бы она ещё знала, как направлять лошадь. Если бы Даер подчинялся ей и делал то, что она хотела, но он не развернулся и не направился к своему хозяину, чтобы помочь ему, как этого хотелось Ариэль. Он пошёл дальше по реке, выполняя наставления своего истинного всадника. Вода поднималась ближе и била сильными потоками в бок коня. Эльфийка крепче обняла шею жеребца, наклоняясь к нему грудью, но не могла облегчить его ношу. Другой берег был далеко, а вода оказалась не менее безжалостной, чем лес. Она не желала принимать чужаков и с усиливающимся течением в какой-то момент не смог бороться даже Даер. Жеребец развернулся, проигрывая течению, и не почувствовал копытами дна. Круп сильнее скрылся в воде, и вода подступила выше, пугая неизвестностью и силой стихии обоих. Конь испуганно заржал и попытался проплыть, борясь с течением, но тщетно – вода была сильнее него.

+1

14

Однажды в детстве Леголас безбоязненно подошел к пожирающему лекарственное растение волку, не чуя в нем угрозы и веруя в то, что лесные животные никогда не причинят ему вреда. Ведь все лесные жители для него – братья, а лес – их дом, жилище, благодатная обитель… Лишь вмешательство отца спасло юного принца от участи стать жертвой нападения, и тогда он узнал: не все животные признают в нем Перворожденного, не все склонят головы перед детьми Эру Илуватар. Звери, вкушавшие пищу в черном лесу, испившие мертвой воды, перестают слышать голос леса, который издревле наделял любого эльфа силой и властью пред остальными живыми тварями. Для них звучит только жажда крови, их зовет лишь инстинкт – и такой зверь может пролить кровь даже Перворожденных.
Отбиваясь от стаи, Леголас услышал зов жеребца, но обернулся слишком поздно – их уносило течением… Волки, смекнув, что добыча уплывает вниз по реке, единодушно бросили принца, пустившись в погоню за жеребцом и цепляющейся за него всадницей. Хищники стаей неслись по берегу, опережая друг друга и не отставая от плывущих ни на шаг, хотя с каждой минутой неумолимое течение несло их все быстрее. Лишь краем зрения, тенью среди них мелькал силуэт эльфа, бегущего со смертью наперегонки – Леголас знал, что крутые речные пороги вскоре приведут их к водопаду, и должен был вытащить их любой ценой.
Но как вытащить из реки коня? Ни одного пологого бережка, кругом острые скалы и крутые уступы, и путь из воды лишь один – вниз по течению… Перебирая на ходу самые отчаянные способы, Леголас понял – ему не вытащить Даера. Возможно, река пощадит его, и ему удастся пережить падение с водопада…
Но он будет падать не один.
В этот момент пальцы холодели от страха, но не за себя…
Ариэль. Она не должна была здесь оказаться. Она не заслужила этого!..
Это он привел ее сюда. И та опасность, что поджидала ее чуть дальше, усугублялась еще и тем, что жеребец мог упасть на нее, придавить, ударить или потащить за собой на дно… Как бы ни было страшно признавать это, но опаснее всего в этой ситуации было находиться рядом с напуганным и тяжелым конем. В одно мгновение Леголас решил, что должен вытащить ее оттуда любой ценой.
Даже такой ценой, как Даер…   
Выбрав момент, эльф приземлился на мокрый камень и, мощным прыжком оттолкнувшись от него, вошел в воду, как в неудержимую зимнюю метель. Его тут же смяло течением, в тело вцепились тысячи ледяных игл, и, вынырнув, он не сразу понял, где находится – бурная река безжалостно кидала своих жертв, словно щепки, неся их все ближе к злосчастному обрыву. Обернувшись, Леголас поплыл наперерез течению, пытаясь достать Ариэль, держащуюся за белого жеребца, бьющегося и упорно пытающегося плыть.
- Бросай его! – Шум воды заглушал фразы, и, не надеясь, что она его услышит, принц стащил деву с лошади и что есть сил оттолкнулся от белоснежного корпуса. Лишь бы оказаться подальше… Лишь бы утащить ее оттуда. Держа ее обеими руками, Леголас сам то и дело уходил с головой под воду, захлебываясь и отчаянно хватая ртом воздух – бороться с течением становилось невозможно… Но острый взгляд заприметил торчащую над водой корягу, и, воспользовавшись своим шансом, эльф цепким движением стиснул ее конец в кулаке. Ветка вмиг натянулась, угрожающе надтреснув, а Ариэль тряхнуло так, что Леголас едва удержал ее одной рукой и что есть сил притянул к себе.
- Держись за меня! – подтащив ее к себе, эльф буквально повесил девушку себе на шею, чувствуя, как пальцы соскальзывают со злополучной ветки, и поспешно уцепился за нее второй рукой. Подтянулся, чувствуя, как вода не желает их отпускать, а их тела будто налиты свинцом… Перехватил повыше – еще раз.
- Только держись… - взмолился эльф, сцепив зубы и сделав еще рывок – их корпус немного поднялся над водой, плечи и грудь покинули оковы реки. – Только бы выдержала… - вторая мольба была адресована ветке, которая трещала все более жалобно и невыносимо. Чувствуя, как вода отпускает их, принц подтянулся еще выше, внутренне ликуя… но в тот же момент древесные волокна в основании ветви лопнули, и с оглушительным треском их последняя надежда на спасение обрушилась на них, а вода вновь сомкнулась над головами.
Все. Дальше – только водопад.
Молясь о том, чтобы река пощадила их, Леголас притянул к себе Ариэль и что есть сил прижал к своей груди. Обхватив ее руками, укрыв от подводных камней и коряг, принц попытался оглянуться… и ровно в следующую секунду течение отпустило их, выбросив их с обрыва.
Еще ни разу Леголас не падал так медленно, на всю жизнь запоминая каждое мгновение этого падения, ужасающего грядущей неизвестностью. Казалось, что они летят целую вечность, руки сводит от того, с какой силой он держит девочку – только бы не потерять… Глухой удар об воду пришелся ему в спину. Такой удар, от которого вышибает весь воздух, и от ушиба невозможно вдохнуть – настолько больно и безжалостно, что кажется, что перебило диафрагму, и остается лишь беспомощно хвататься за воздух в надежде, что легкие разомкнутся, и получится сделать вдох. Открыв глаза, эльф увидел толщу воды над головой и блики солнца, играющего на поверхности… Инстинкт самосохранения сработал за него – выпустив стайку пузырей изо рта, Леголас толкнулся и что есть сил погреб к поверхности: ему совершенно не хотелось тонуть.
Рванувшись, эльф что есть сил схватил ртом воздух, наполняя им истерзанные легкие – голова закружилась от прилива кислорода, и он без сил оперся на воду, держа голову над поверхностью и просто дыша, дыша, дыша… Солнце слепило, шум воды оглушал – глянув по сторонам, эльф увидел, как река с огромной высоты обрушивает свои воды в эту большую запруду. Вспомнив одну важную деталь, он поискал взглядом Ариэль… Обернулся, и сердце его ушло в пятки.
Не нашел.
Зацепив столько воздуха, сколько смог, Леголас вновь нырнул, широко открытыми глазами пытаясь найти под водой искомую девушку… и наткнулся на ее достаточно быстро. Ариэль без единого движения медленно уходила ко дну. Платье и длинные волосы взметались вокруг нее, словно причудливое пламя, словно неведомый природе чудесный цветок – эльф поспешно поплыл к ней, чувствуя, как глубина начинает давить ему на уши. В тот момент, когда он наконец достиг ее, тело эльфийки коснулось дна – глаза ее были закрыты, а губы сомкнуты… Подняв невесомое тело на руки, принц что есть сил оттолкнулся ото дна, спеша к свету – и все мысли его в тот момент были мольбой к Эру Илуватар о том, чтобы только она была жива…
Вынырнув, Леголас поспешно вытащил ее голову на поверхность и погреб к берегу. Ее платье было невероятно тяжелым и путалось, мешало плыть и цеплялось за все коряги, когда он волоком вытаскивал ее на берег – не целиком из воды, хотя бы на полкорпуса. Лихорадочно вспоминая, как помогать утопающим, эльф поспешно взял ее лицо в ладони и вгляделся в него, пытаясь определить, жива ли…
Она не дышала.
- Ариэль… - позвав ее, юноша пару раз тихонько потеребил ее по щеке, надеясь, что она придет в себя – тщетно. Вспомнив, что делать, и укорив себя за растерянность, он поспешно приставил два пальца к тонкой жилке на ее шее, почувствовав слабый пульс – жива. Как камень с души свалился… Но теперь важно было другое.
Судя по синюшному оттенку ее кожи, в легких было полным-полно воды. Не придумав ничего более правильного, принц поспешно перевернул ее на бок и, придерживая, с силой потянул за нити сковывающего ее корсета…

+1

15

Для долгожителей время кажется бесконечностью, для потерявших родных и любимых – оно замирает на миг с каждой потерей, но продолжает стремиться вперёд. Вечность тянется временем, теряя быстротечность со вступающим в него мраком скорби. Ариэль успел коснуться смерти с уходом отца и потерей матери, которая, пусть и оставалась живой, но была уже не с ней. Эльфийка цеплялась за жизнь в бурном потоке, но в какой-то миг, оказавшись в крепких объятиях лихолесского принца, поняла, что встреча с ней неизбежна.
Ариэль закрыла глаза и в мыслях попросила у Элу Илуватар помощи.
Чувство парения, невесомость и тело кажется настолько лёгким, словно перо, но оно не взмывает в небо птицей, а камнем летит вниз, пока бурные потоки воды и белая пена не поглотят их. Время остановилось, отсчитывая последние секунды – оно крало жизнь у двоих и пыталось прогнать прочь надежду. В реальность вернула боль – сильный удар о скользкий и холодный камень. Со стоном она выбила из лёгких воздух и сознание затерялось.

Другая сторона реальности окрасилась золотом. Солнечные лучи пронизывали пространство, и было так легко и тепло на душе, словно тьма никогда не переступала порог её дома. Ариэль оглянулась; чудесный сад окружал её и звал шелестом листвы. Переполненная счастьем, она побежала по мягко траве босиком, подхватив подол платья, как в детстве. Она знала, что вот-вот калитка, ведущая в сад, откроется и она увидит отца. Гвадор улыбался ей, по-отцовски снисходительно и с лёгким укором во взгляде. Он не скрывал своей радости, и тянул руку к дочери, предлагая ей прогуляться. Лучась, словно весеннее солнце, Ариэль тянулась к нему, как раньше. Она почти коснулась его пальцев, когда солнце померкло. В воздухе почувствовался холод, и её тело от ног до груди сковало холодом. Боль.. Растерянная и напуганная она попыталась схватить отца за руку, но поймала воздух. Пространство заполнила вода, словно взявшись из неоткуда, она хлынула на эльфийку, дав ей лишь время выставить руки перед собой. Стихия поглотила её.

Эльфийка открыла глаза, резко согнувшись от спазма и рвущегося болезненного кашля. Вода покидала измученные лёгкие, терзая тело. Горло будто царапали ржавыми ножами; её била мелкая дрожь – от испуга и постепенно угасающего спазма. Болел полученный ушиб, но его затмевали ноющие лёгкие. Уперевшись руками в землю, скользкую от натёкшей воды, Ариэль приподнялась. Эльфийка жадно глотала воздух, пытаясь продышаться. Тепло всё ещё мелко дрожало; ощущение холода вместе с осознанием медленно настигали её. Смутно Ариэль начала различать местность вокруг и понимать, что падение с водопада закончилось благополучно. Она жива и…
- Леголас.. – одними губами прошептала эльфийка, оборачиваясь. В её глазах поселился страх с отчаяньем, но все тревоги разбились, стоило ей увидеть эльфа перед собой. – Живой, - Ариэль улыбнулась, счастливо, открыто и в глазах её появилось тепло.
Эльфийка подалась вперёд и почувствовала, что дышится ей слишком свободно. Опустила взгляд. Секунда. Вторая. Корсет, подаривший ей возможность дышать, перестал выполнять возложенную на него функцию. Одежда от воды стала полупрозрачной и предательски прилипла к телу, повторяя его контуры. Осознав это, Ариэль поспешно закрыла грудь руками, чуть отвернулась и густо покраснела. Перед ней был её спаситель, а она в таком виде!

Отредактировано Ariel (2017-01-29 17:29:03)

+1

16

Его действия возымели нужный эффект – стоило чуть ослабить оковы корсета, как из легких девушки с раздирающим их кашлем хлынула вода. Казалось, что ее выворачивает наизнанку, тело эльфийки содрогалось в такт жутким спазмам, и юноше оставалось только аккуратно придерживать ее под живот, чтобы та от бессилия не рухнула лицом на землю. Леголас в свою очередь ждал, когда Ариэль прокашляется и придет в себя, попутно поискав глазами Даера. Жеребец нашелся тут же – выбравшись в пяти метрах от спасшейся пары, он отдыхал, обозначив присутствие хозяина измученным взглядом слабым поворотом ушей. Видимо, от усталости и схватки с рекой больше ни на что не был способен.
Хриплый, словно исцарапанный голос Ариэль, назвавшей его имя, заставил эльфа отвлечься от коня и встретиться с ней взглядом. «Вот так то лучше», - подумалось принцу. – «А то «Ваше Величество»…». На душе у него буквально посветлело, осознание того, что они все выжили, затапливало сердце ликованием – хотелось откинуться на спину и выдохнуть, улыбаясь синему небу и благодаря его за спасение… Тень смущения, скользнувшая по лицу эльфийки, мелькнула словно тень среди яркого света. Растерявшись, он не сразу понял, почему Ариэль отвернулась и буквально отодвинулась от него.
Мокрая ткань нисколько не скрывала девичье тело, наоборот – бесстыже липла к нему, скорее обнажая тело юной девушки. Ощутив острый укол неловкости, Леголас в свою очередь поспешно отвернулся, впрочем, не отпустив ее – не хватало еще уронить…
- Ты ранена? – коротко спросил эльф, ощущая звенящий диссонанс между желанием позаботиться о пострадавшей и чувством, что буквально сковывало мысли и связывало руки. В лесу травмы и ранения были нередким делом, и боевые товарищи стаскивали друг с друга рубашки, не испрашивая дозволений – лес диктовал свои правила, по которым медлить или сомневаться было непростительной оплошностью. И как-то повелось, что в лесной страже почти не было женщин, а с Тауриэль все было гораздо проще – она хорошо чувствовала, когда следует смущаться, а когда – безропотно действовать.
Ариэль была совершенно иной… словно пугливый олененок, она боязливо относилась ко всему, что пыталось ее коснуться, даже если ей пытались искренне помочь. Не смея повернуть к ней голову, эльф отчаянно пытался придумать, как же быть, пока щеки пылали краснотой, а тонкий слух не уловил вкрадчивые звериные шаги…
- О нет… - Сердце его упало, и страшная догадка оказалась правдой. Отпустив девушку, Леголас выбрался вперед, превозмогая свинцовую тяжесть в уставших мышцах: спустившись со скал, на прибрежную поляну выходили мокрые, злые звери, облизывая клыки. Те самые волки, что гнали их вниз по реке. И вновь между ними и раненой, окончательно измотанной лошадью было лишь одно препятствие. Леголас медленно достал мечи из ножен, поднимаясь с колен, чтобы встретить соперника стоя.
- Это не ваша добыча. – Повторил свои слова сын эльфийского короля, глядя в глаза вожаку стаи. Старый волк остановился, встретив взгляд принца, и вызывающе прищурился. – Я не отдам их. – Продолжил эльф, не собираясь отступать. – Но я не желаю вам смерти. 
Волки замерли, вопрошающе глядя на своего вожака, изредка поскуливая в нетерпении, но тот не разрывал контакт глазами и не давал собратьям сорваться в атаку. Борьба уже шла.
- Уходите, и я не причиню вам горя. – Убеждал его Леголас, наполняя голос властью – льдистой тяжестью с ощутимой силой. – Не дай своим детям погибнуть сегодня.
Волк оскалился, угрожающе припав на передние лапы. Это был вызов – сможет ли стая одолеть одного лесного стража, пусть вооруженного, но уставшего и измотанного рекой?...
Ровно в тот же момент, рассеяв сомнения, просвистела стрела и воткнулась в землю ровно у ног вожака волчьей стаи. Из леса с мелодичными возгласами высыпали эльфы, резко отняв у зверей численное преимущество – стая тут же обратилась в бегство, скрывшись в чаще. Леголас с облегчением опустил оружие, чувствуя, что от усталости подкашиваются колени и дрожат руки, а за спиной живые Даер и Ариэль, которым наконец-то ничего не угрожает…
Давно сын короля не был так рад слышать переливчатые эльфийские голоса, на разный лад вопрошающие, что стряслось – именно в тот момент он был счастлив, что эта авантюра закончилась без жертв, Даер жив и выздоровеет, а Ариэль…
Леголас обернулся, глянув на девушку, пережившую падение с водопада и едва не ставшую жертвой волчьей жажды крови. Кольнуло нехорошее осознание – из-за него… Все это произошло из-за него.
Вот так он отплатил Гвадору – едва не убил его дочь.

+1

17

И что делать? Она старается отогнать от себя лишние мысли, но смущение и неловкость хватались за неё, не желая пускать. Сколько он уже успел увидеть? А сколько сможет ещё, ведь её платье не высохнет по мановению волшебной палочки. Ариэль не знала, как себя повести, а что говорить о руке принца, которую она теплом и силой чувствовала на своём теле. Живот рефлекторно напрягся, словно пытался избавить эльфийку от смущающего её прикосновения, а сама она подалась назад. Да вот только что толку от этого, если рука принца от этого никуда не делась, а сама она скорее неосознанно прижалась сильнее?
- Со мной всё… в порядке… - кое-как выдавила из себя Ариэль, уповая на то, что Леголас её отпустит. Смущение вытеснило мысли о ране, к счастью эльфийку или беде обоих.
Леголас отвлёкся, объятия спали, и Ариэль почувствовала облегчение. Расслабляться не было времени – рычание и волнение в голосе лихолесского принца отвлекли её. Волки.. Они нашли их и не собирались отступать от намеченного. Они проделали такой путь за ними, зная, что встретят ослабленную жертву и получат в свои лапы лёгкую добычу. Позабыв о смущении и неловкости, Ариэль вновь поддалась одолевающему её страху. В который раз за сегодня Леголасу приходится спасать их жизни? Один раз Эру Илуватар помог их, спасая от напасти разбиться об острые камни, но поможет ли снова?
Свист. Стрела пронзила воздух и настигла свою цель. Ариэль оглянулась; из зарослей неприветливого леса показались эльфы. Волки потеряли свою добычу, встретившись с превосходящими их противниками, они, скалясь и рыча, отступали с неохотой назад.
- Всё закончилось? – Ариэль не верилось. Она с неверием смотрела на Леголаса, которому не пришлось вступать в схватку с диким зверем. Их безумное путешествие во спасение раненного Даера подошло к концу. В реальность вернуло тепло, расползающееся контрастом по вымокшим плечам и спине – один из эльфов подошёл к ней и накинул на плечи плащ. Он что-то спрашивал у неё и помогал её подняться на ноги. Ариэль охнула от неожиданности, когда в своих стараниях помочь эльф задел полученную рану – в момент яркой вспышки тупой боли эльфийка вспомнила, что при падении с водопадом успела ударить о камень. Царапина, оставленная на ноге веткой, - меньшая из проблем.
Всё имеет свою цену.

+1


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » Всё, что пожелаете, Ваше Высочество [Legolas, Ariel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC