The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N

Bard • Enwen • Bilbo • Kili
• The Witch King •


W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-16.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы и Путники Средиземья!
Рады сообщить, что Эребор готовится к обновлению и возобновлению работы форума! Желающие присоединиться к игровому касту - проходите в нашу гостевую и отмечайтесь. По всем вопросам обращайтесь к админ-составу форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » Я подарю тебе мир [Legolas, Ariel]


Я подарю тебе мир [Legolas, Ariel]

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Участники:
Legolas, Ariel, Meneltor (нпс)
Жанр, рейтинг, возможные предупреждения:
PG, Romance, Drama, Angst, Hurt/comfort
Краткое описание:
Дорого обходятся связи с сыном короля. Нарушив запреты отца, чтобы помочь другому, Ариэль оставляет принца в долгу. Леголас берёт на себя всю ответственность и доставляет девушку во дворец, в лазарет - подправить здоровье.
Место действия:
Лихолесье, дворец, лазарет.
Дата события:
Утро следующего дня после событий эпизода Всё, что пожелаете, Ваше Высочество [Legolas, Ariel]

0

2

Леголас давно привык к тому, что любое его действие несет за собой риск не только личного провала, но и ущерба имени короля, всей семьи, да и что уж говорить… всего королевства. Приучил себя семь раз отмерять и никогда не рубить с плеча, ретивое сердце маялось на коротком поводу и тосковало так, что иногда хоть совсем помирай. Вот клонят головы учтиво молодые друзья, как только видят его, и взглядом провожают под своды королевских чертогов с восхищением и немного завистливо – а знают ли, чего желают, мня себя с венцом в светлых волосах? Была бы воля, юноша охотно поменялся бы с каждым из них, проведя денек свободным от долга, тяжелящего плечи, и жил бы в свое удовольствие, и мог бы идти, куда хочет, говорить, что вздумается, и быть хоть дурак-дураком, но самому за это отвечать…
С тяжелыми мыслями Леголас возвращался во дворец, едкое чувство вины и собственной ошибки грызло изнутри, будто голодные волки, покинув поляну, скрылись где-то под солнечным сплетением. Имел ли он право силком тащить юную деву в лес, уговаривая поступиться правилами и здравым смыслом?
Как сын короля – нет.
Как встретившийся ей на поляне юноша-Зеленолист…
Со вздохом эльф шел в хвосте процессии, не слыша пения птиц, мокрый, уставший и разбитый. Спасенный Даер еле переставлял ноги, затянутый в хитросплетенный эльфийский недоуздок, с которого невозможно было убежать – впрочем, он и не пытался. Видя впереди светлую фигуру Ариэль, могучий жеребец плелся, как теленок, а хозяин отставал на полкорпуса, ни с кем не разговаривая и не глядя по сторонам.
И все вроде хорошо, а на душе было сыро, как у нашкодившего котенка – ему безумно не хотелось возвращаться во дворец. Сдернуть бы венец с волос, признать себя во всем виноватым и подставить плечи под плеть – и душа бы радовалась.
А нет. 

Добравшись до лесного города, Леголас распорядился отвести пострадавшую девушку в дворцовый лазарет. Он старался не пересекаться с ней взглядом и филигранно уходил от встречи, находя себе десятки важных дел – навести суету, раздать указания… Неловкость сковывала его по рукам и ногам напополам с чувством вины, и он решил, что обязательно найдет силу духа поблагодарить ее за все и попросить прощения, но не сейчас.
С повеления принца девушку проводили во дворец, пообещав дать ей отдых и исцеление. А сам он остаток дня метался между Даером и Ариэль, не показываясь ей на глаза, но донимая целителей и стоя у них над душой молчаливым соучастником, и успокоился лишь тогда, когда все пострадавшие заснули крепким, целительным сном.
А там подумалось и о своих царапинах: отбрыкавшись от знахарей, эльф дошел до своих покоев, стащил мокрую одежду и уснул мертвым сном, едва дойдя до кровати. В студеной реке он уже искупался, раны чище не будут – значит, и так заживут.

Менельтор проснулся от легкого касания своих волос, поднял голову и просиял, увидев светлые глаза и улыбку родной сестры.
- Ариэль… - выдохнул он, накрыв ее ладонь своей и глядя на нее. – Проснулась… как ты?
Не найдя сестру дома, он едва не сошел с ума, пока сородичи не подсказали ему, куда пропала младшая: ускакала в лес. Не одна, в компании лихолесского принца… Нельтор рвал, метал и был готов просеять весь лес по травинке, но, к счастью, не успел – пропащая вернулась в сопровождении лесных стражей. Мокрая, измученная и раненая… И в тот момент, когда брату удалось попасть к ней, девушка уже крепко спала под руками целителя, а ему оставалось лишь ждать.
- Ты не представляешь, как я испугался за тебя… - длинные пальцы коснулись сестриной щеки, обозначив своеобразную ласку. – Как я рад, что ты жива… Как ты вообще оказалась в лесу? – недолгой была радость. Тон старшего сменился, в нем зазвучали стальные нотки, хорошо знакомые Ариэль: он начинал злиться. – Мне сказали, что ты упала с водопада… Что тебя едва не загрызли волки… Ариэль, как ты вообще там оказалась?! Не спросила разрешения, не подумала… Как? – требовательно подытожил Нель, тяжелым взглядом буравя сестру.

+1

3

Яркий свет коснулся век. Ариэль с неохотой открыла глаза, всматриваясь в незнакомое пространство. Обрывки прошлого рождались в её памяти неторопливо и постепенно позволяли ей вспомнить.
Лазарет..
Узнав о том, что она ранена, её доставили в лазарет. Целитель позаботился о ранах и настоятельно уложил эльфийку отдыхать. За прошедший день она пережила так много, что, едва коснувшись подушки головой, сразу уснула. Рана не тревожила её, пока она не пыталась подняться и сесть в постели, чтобы осмотреться. Вместо того чтобы оставить её на попечительство местного целителя из Зеленолесья, её отвезли прямо во дворец. Не то в качестве благодарности за спасение верного друга лихолесского принца, не то из его чувства вины – причина не столь важна.
Ариэль удивилась, увидев брата. Будь она дома или в лавке целителя в городе и его появление и сон на краюшке её постели были бы чем-то естественным. Брат заботился о ней и беспокоился и точно бы отыскал её в городе, но.. во дворце? Как он сюда попал? Леголас об этом позаботился?
«Не важно..»
Всё это не имеет значения. Он рядом и этого вполне достаточно, чтобы радостно ему улыбнуться и одарить тёплым сестринским взглядом.
- Со мной всё хорошо, - улыбнулась; и было ей легко и беззаботно. Все приключения остались позади, а дорогой и любимый ею эльф был рядом с ней. – Прости, что заставила тебя волноваться, - волны счастья прорезали рифы вины. Она не забыла, что нарушила отцовский запрет, что без спроса покинула дом и отправилась за спасительные стены. Что почувствовала бы она, окажись на месте Менельтора, когда он вернулся и не застал её дома? Не вышла и не встретила, а следы родной крови уходили в тёмный лес. Как бы рвалась и металась в страхе и беспокойстве за его жизнь её душа? Болело и ныло бы неугомонное сердце, а сверху тяжёлым камнем давила беспомощности. Всё это осталось позади, но волочилось за ней, как на цепи, вспарывая землю тяжёлым грузом и растирая ноги в кровь. Она виновата и собиралась этого отрицать. – Я хотела ему помочь.. – это всё, что она могла сказать в своё оправдание. Опустить взгляд, заговорить тише, виновато и робко, зная, что он имеет право злиться. – Прости, Менельтор, я не хотела, чтобы так вышло.

+1

4

- Кому ему? – переспросил брат, распаляя скандал по отработанному сценарию: он злится, Ариэль боится и начинает мямлить, что злит его еще больше, и так далее до бесконечности. – Его Высочеству Леголасу Трандуилиону? Это чем таким ты ему в лесу помогала? – абсурдность этой идеи казалась Менельтору очевидной. – Ты скажи мне, а то я может зря не беру тебя в лес, будешь и мне помогать.
Нель саркастично вскинул брови, услышав версию сестры – решила помочь найти раненого жеребца? При том, что ни разу не покидала поселения и совершенно не ориентировалась в лесу.
- То есть ты отправилась в темнолесье искать раненую лошадь. – С деланным спокойствием подытожил старший, поднявшись и скрестив руки за спиной. – Ариэль, стражи тратят десятки лет, чтобы научиться выживать в темном лесу… И все равно: год за годом мы хороним сильных и храбрых воинов, не успевших даже воспитать сыновей. Они отдают свои жизни за то, чтобы тьма не коснулась вас. Не коснулась тебя. – Уколол он ее последним словом, тяжелым и пламенным взглядом и отвернулся. Помедлив, Нель вновь заговорил, не оборачиваясь к сестре; голос его звучал низко и угрожающе. – И вот так ты отнеслась ко всему. Попрала их память, закрыла глаза на мои наставления? Ариэль, ты чуть не погибла. – Менельтор развернулся, тяжело оперевшись на спинку кровати девушки, и по одному взгляду его было видно, как внутри молодого эльфа в душевном горне искрит и плавится ярость напополам с любовью. Ему тяжело было сдержать себя – это было видно. Каждое слово давалось с трудом. Вылезало наружу все то, что прогорело внутри за прошедшие сутки: переживания, гнев и страх потерять ее.
- Отец завещал мне заботиться о тебе… - тихо, пепельно-серо произнес эльф, опустив глаза. – Перед уходом мама велела сохранить свет в твоей душе. – Длинные пальцы постукивали по деревянной спинке кровати. – Как думаешь, что они сказали бы, узнав о твоей выходке?!
Повышенный голос Менельтора разбился вдребезги о холодный тон лихолесского принца.
Что прийти на помощь, там, где в ней нуждаются, не думая о себе, не ища награды и славы – это поступок чистого, храброго сердца. - Отрезал стоящий в дверях Леголас.
Менельтор обернулся, словно застигнутый врасплох.
- Ваше Высочество…
- Твоя сестра, Менельтор, не побоялась войти в лес, чтобы спасти чью-то жизнь. – Перебив его, Леголас ступил в комнату; взгляд, прикованный к другому стражу, был наполнен гневом. - Не струсила, не отступила, не сдалась, не смалодушничала и не прикрылась громким именем, запретом и правилом. – Он говорил – как пощечины отвешивал. Отрезвляющие, холодные, хлесткие. – Это я попросил ее о помощи. 
Менельтор словно оскалился.
- Она поступила, как истинная дочь своего отца.
Нель глянул на Леголаса так, словно хотел возразить, но сдержался – и только венец на светлых волосах принца и светлые одежды королевской семьи мешали ему сказать все, что он думал.
- Не смей больше корить ее за этот поступок. Ни сейчас, ни впредь. Это приказ. – Подытожил принц, не щадя вспылившего сородича. Менельтор молчал, словно стерпев пощечину. Леголас много раз видел этот нехороший взгляд – в нем словно плясали раскаты затаенной обиды. Этому не место в лазарете. – Ступай. Сон и отдых нужны ей намного больше пустого гнева.
Возмущенный до глубины души Менельтор вскинул взгляд на принца и скривил губы.
- Но Ваше Высочество…
- Я не позволю никому повышать голос в этих стенах, Менельтор, сын Гвадора. – Спокойно повторил свою мысль Леголас, невозмутимо глядя на брата Ариэль. Крутой нрав боевого товарища он знал не понаслышке.
Менельтор в этот момент сжал кулаки так, что побелели костяшки.
- Как скажете. – не глядя на сестру, процедил эльф, буравя взглядом наследника, и добавил: - Ваше Высочество.
Коротко и многообещающе глянув на сестру, Нель прошел мимо Леголаса и вышел за дверь, не оборачиваясь. Лишь только край коричневого плаща покинул пределы комнаты, сын Трандуила едва заметно выдохнул, опустив плечи, не то устало, не то разочарованно. Он устал бороться с Менельтором: теперь появилась еще одна причина сцепиться между собой.

+1

5

- Я.. – и это всё на что её хватило. Она хотела сказать о голосе, о том, как он влияет на Даера, но разве брат стал бы её слушать? А слова кольнули резко и больно. Ариэль виновата – она этого не отрицала и лишь с сокрущающе опущенными плечами и головой, молча принимала своё «наказание». Она поддавалась волне брата и сама корила себя за неосмотрительность, за нарушение родительского запрета, за угрозу, которой подвергла себя и брата, который бы наверняка пошёл по её следам в тёмный лес, чтобы отыскать и вернуть домой живой и невредимой. А если бы ему не сообщили, что её отвезли во дворец? Что если бы он искал её там, где мог сам оказаться в беде? Ариэль стало не по себе от этой мысли. Она поставила под угрозу не только свою жизнь, но и брата.
- Прости меня. Я не хотела..
Эльфийка не перечила. Менельтор вполне заслуженно отсчитывал её и она с этим соглашалась. Ей не нужно было ехать с Леголасом. Она обещала матери и отцу, что никогда не выйдет за стену, и вот во что это вылилось.
Ариэль вздрогнула от неожиданности; сын Трандуила появился в лазарете и стал сюрпризом для детей Гвадора. Эльфийка перевела на него взгляд, но будто бы сжалась сильнее. Брат злился; Менельтор не был самодуром, чтобы лезть с кулаками на принца, но меньше всего эльфийке хотелось стать свидетельницей их ссоры. Леголас своим словом оградил её от ругани и гнева брата сейчас, но осознавал ли он, что его вмешательство сделает ещё хуже? Сейчас Менельтор покидает стены лазарета, но неоконченный разговор и приказы лихолесского принца скажутся на отношениях в будущем. Ариэль уже сейчас ёжилась под прощальным взглядом брата, словно провинившийся потрёпанный щенок, а что будет дальше?
Менельтор ушёл, но после его ухода осталось горькое послевкусие и вместе с чувством вины неловкость – Леголас не должен был стать свидетелем их ссоры.
- Простите, Ваше Высочество, - не глядя на принца, с всё той же виновато опущенной головой эльфийка пусто смотрела перед собой. Брат ушёл, но она в мыслях винила себя за всё и повторяла его слова, сокрушаясь и соглашаясь.
Солнечный лучик угас, от него остались лишь серые дождливые тучи.

+1

6

Принц вопросительно вскинул брови, услышав слова Ариэль – за что ее простить? Девушка померкла, сокрушенно опустив голову, и тому были причины. Ни один приказ не заставит Менельтора ослабить Гордиев узел, в который была затянута его младшая сестра.
- Ты ни в чем не виновата. – Зная, о чем она думает, произнес Леголас. Тон его поменялся – колкий, горький лед сменился теплым весенним солнцем. – Менельтор вспыльчив, но отходчив; и сейчас он имеет полное право злиться, но не на тебя, а на меня. – Сын короля прошел мимо постели девушки к балкону, подставив лицо под ласковое утреннее солнце и чуть прищурившись. Лазарет был наполнен почти осязаемыми солнечными лучами, с каждым мгновением все больше пронизывающих тяжелую атмосферу, оставленную уходом Менельтора. Из сада, что находился во внутреннем дворе, доносились далекие звуки мелодичной свирели; Леголас коротко вздохнул, словно решившись на что-то: - Я пришел попросить у тебя прощения, солнечный лучик.
Обернувшись, эльф встретился с ней взглядом, который лучился мягким светом, словно что-то вопреки всем стараниям, запретам, заставам и обязательствам не могло помешать этим глазам сиять.
- Зеленолист – так звучит мое имя на языке людей. – Объяснил он, подойдя ближе. – “Laeg” – «Зеленый», “- olas” – «лист». Это кажется странным, но я бы хотел вернуться в тот день, ведь ты ни разу не улыбнулась принцу, но одарила теплой улыбкой и песней незнакомца Зеленолиста. – И не поймешь, где здесь ирония, а где серьезность. Леголас улыбался, но в этих словах звучала доля горечи, словно сожаление о безвозмездно прошедшем прошлом. - Я не желал поссорить вас с братом… Поставить тебя в неловкое положение. Прими мои извинения, Ариэль, дочь Гвадора.
Принц чуть склонил голову и коснулся правой ладонью сердца, обозначив легкий поклон и отдав честь, которую он по своему статусу и положению должен был отдать лишь королю и королеве.
- И то, что произошло вчера, полностью моя вина. Ни один страж леса в здравом уме не повел бы юную деву в чащу… - Эльф отвел взгляд, вновь медленно пройдя к балкону, оперевшись на перила и глядя куда-то в даль. – Но иногда зов сердца звучит громче, чем зов долга. Мне жаль, что ты пострадала, юная Ариэль, и я хочу искупить свою вину и поблагодарить тебя за помощь. Подойди.
Он нарочно не смотрел на нее, зная, что его взгляд вновь заставит ее краснеть. Сердце стучало чуть быстрее, чем требовалось – ожидая, когда эльфийка поравняется с ним на балконе и взглянет на раскинувшийся внизу сад, он волновался. Понравится или нет?...
Уловив краем глаза, что девушка встала сбоку от него, Леголас приложил к губам хитро скрещенные пальцы и свистнул переливисто и мелодично, легко, по-птичьи. Пару секунд все было тихо, но затем, отозвавшись на зов, под балкон прибежала соловая кобылица. Небольшая и легкая, стройная и подвижная, она порысила пару кругов под ними, красуясь лебединой шеей и высоко задрав хвост.
- Нравится? – спросил Леголас, наблюдая за реакцией Ариэль на соловую кобылу, и добавил. – Она твоя.

+1

7

Ариэль не стала перечить принцу. Менельтор имел право злиться на сына Трандуила – это верно, но больший вес вины лёг именно на её плечи. Откуда Леголасу знать о данных обещаниях и весе её слова? Ей поступок во благо другого с нарушением всех возможных запретов и правил не лишал её чувства вины. Она должна была остановиться и поступить иначе, по правилам, по наставлениям, но то, что изначально пошло из «хочу» и «надо» лихолесского принца превратилось в её личное желание помочь тому, что подарил ей несколько счастливых моментов. Даже сейчас, прогибаясь под разозлённым взглядом брата, эльфийка думала, что не поступила бы иначе. Слишком мягкая, слишком безвольная..
Его слова удивили её, но возразить эльфийка не успела. Он не забыл, чем закончилась их прошлая встреча. Он просил у неё прощения за то, на что высокородные эльфы смотрят свысока. Леголас не был таким, и их встреча на поляне без титулов и этикета была тому подтверждением. Вернуть бы всё назад. Сейчас же Ариэль не могла пересилить себя, забыть о разнице и необходимой дистанции. Они из разных миров и забывать об этом – навлечь беду на головы обоих. Один раз они уже успели испытать на себе вес королевского венца.
- Вам не за что просить прощения, - тихо заговорила эльфийка. Ей было неловко принимать его извинения и под каждым вежливым жестом хотелось склониться ещё ниже. Такого быть не должно.
Леголас прошёл мимо неё, к окну, но Ариэль не нашла в себе смелости даже украдкой глянуть в сторону принца. От вспыльчивого юноши, силком тянувшего её в тёмный лес, не осталось следа. Перед ней вновь появился открытый и светлый эльф, встреченный ею на поляне под лучами золотого солнца. Но лишком многое напоминало о том, кто он такой..
- Вам не за что меня благодарить.
Отнекиваясь от благодарностей, Ариэль всё же поднялась с постели. Полученная травма тревожила, но сил прибавилось. Она прошла к принцу, босыми ногами ступая по прохладному полу, и остановилась рядом с ним, стараясь соблюсти положенную дистанцию и не ровняться. Она посмотрела наружу, пытаясь понять, что хочет показать ей принц, как после звонкой трели услышала топот копыт и показалась кобылица.
- Моя? – Ариэль заворожено и с неверием смотрела на соловую красавицу. Она гордо шагала, красуясь перед ними, словно лишний раз хотела показать, насколько хороша. – Она прекрасна.. – выдохнула эльфийка, неотрывно любуясь кобылой. – Только.. – в голосе появились нотки грусти. – Я.. Не могу её принять.
Понимая, что её ответ вызовет множество вопросов, Ариэль добавила:
- Я верхом ездить не умею.
Эльфийка густо покраснела и отвела взгляд, пряча глаза. Леголас сам увидел, как она прекрасно пыталась слезть со спины жеребца под его наставлениями.

+1

8

Голос девочки, зазвеневший колокольчиком восхищения, надтреснул и вновь померк – Леголас глянул на нее в недоумении, но услышал причину и не то улыбнулся, не то выдохнул с облегчением. Разве это причина для того, чтобы отказываться?
- Это не страшно, Менельтор хороший всадник. – Мягко произнес эльф, как тут же запнулся о сказанные слова. – Нет… - Кажется, они поняли друг друга без слов. Как бы ни хотелось сыну короля верить в лучшее, но сегодня он увидел, как Менельтор не может защитить младшую сестренку хотя бы от самого себя… Стоит ли говорить, что дома ее встретят холодом и непониманием? – Я научу тебя. – Неожиданно для самого себя решил Леголас, мысленно прикидывая, найдется ли время, чтобы сдержать обещание.

0

9

Ариэль не успела сказать. Менельтор отлично держался в седле, его с детства учил отец и, возможно, он преподал бы сестре несколько уроков верховой езды, но.. узнав, чей это подарок – точно откажется. После её выходки ей уже точно не удастся его уговорить.
- Я не уверена, что он позволит мне её оставить, - эльфийка виновато посмотрела на принца, а следом на соловую кобылицу. Ей хотелось бы прикоснуться к её мягкой и шелковистой гриве, почувствовать её силу, ощутить благородство и достоинство, с которыми она ступает по мягкой траве. Она была прекрасна, даже слишком – по меркам Ариэль. – Научите? – девушка удивлённо посмотрела на эльфа; в её глазах заискрилось солнце, но снова что-то мешало сполна обрадоваться предложению. Ариэль опустила взгляд, устремляя его в пол. Всё упиралось в брата. Эльфийка не знала, чем закончится их разговор, а во избежание новых ссор ей стоит держаться как можно дальше и от принца, и от дворца, что уж тут говорить о подарках и щедром уроке? – Вы доставили бы мне неимоверную радость и честь, но это слишком щедрый подарок, который я не могу принять, - и снова упрямится, как тогда, когда он пришёл просить её помощи. Смотрит виновато в пол и сжимает подол лёгкого платья, не смея взглянуть.

+1

10

Ничто не обманет его взор: Леголас видел, как глаза ее посветлели от счастья, но вновь померкли; девочка опустила взгляд. Подарок понравился ей, он точно знал это и видел – принц помнил, как Ариэль светилась в те моменты, когда Даер кружил вокруг нее и подставлял добрую морду под ласковые руки. Мгновенье назад он видел такие же яркие и чистые, как капли росы, отблески радости на ее лице. Теперь же она вновь сжалась, как напуганный котенок, опустив глаза и нервно теребя подол платья.
- Почему? – Он догадывался, но все же хотел услышать это от нее. Чем больше эльф смотрел на дочь Гвадора, тем больше внутри затевался нехороший водоворот гнева по отношению к ее брату и какой-то щемящей жалости к ней. Трудно заставить соловья петь, сжав его в кулаке…

+1

11

Почему-то именно сейчас ей было неловко говорить. То, что она принимала, как данность долгие годы, сковывало её, но истинный груз семейных оков опеки и власти она ощутила именно в этот момент.
- Не думаю, что Менельтор обрадуется и… - она понимала, что мнение брата не должно стоять выше, чем её собственное и для вступившегося за неё Леголаса это не станет весомым поводом для отказа. – Я не могу отнимать Ваше время.
И на этом её причины в пользу отказа от подарка иссякли.

+1

12

- Нам ли, Перворожденным, говорить о времени… - произнес Леголас чуть отстраненно. – Я не часто бываю здесь, но все стражи леса должны возвращаться домой и забывать про войну.
Принц знал, что будет трудно вырваться из круговорота лесных битв и дворцовой суеты, но возможно. Ему хотелось, действительно хотелось всей душой подарить радость этой девочке, стать причиной не слез, а улыбки на ее устах.
-Не думай об этом, соловушка. Мне это будет в радость.
Она была ниже его ростом, а из-за опущенной головы и плеч казалась и вовсе крохотной – ему пришлось бы наклониться, чтобы заглянуть в ее лицо.
- Лошадь останется жить на конюшне и не смутит твоего брата. Ты сможешь в любое время приходить к ней… Проводить с ней столько времени, сколько захочешь, и никто не волен тебе помешать. – Не было причин отказываться. Он знал: дело в другом. 
- Ариэль… - повернувшись к ней лицом, мягко позвал ее эльф, не отводя взгляда. – Подними глаза. Менельтор – твой брат, но он не властелин твоей жизни. Сердце еще не раз позовет тебя в путь наперекор чужой воле и помыслам; не бойся и не отступай.

+1

13

Леголас, будто ручей, мягко огибал любое препятствие на своём пути. Всё её «нет» и «но» оставались позади один за другим, а он устремлялся вперёд, подобравшись к ней настолько близко, что щекотал собой. Чистым, искренним, мягким..
Она несмело подняла взгляд на эльфа; глаза убегали в сторону, выдавая неловкость и смущение. Ей нечего было поставить против его слова.
- Спасибо, - Ариэль улыбнулась и, сильнее сминая пальцами юбку платья, но уже не от чувства одолевающей её вины, а легкой неловкости от смущения. Она старалась нее отводить взгляда от принца, чтобы её слова возымели вес и не прозвучали, как благодарность в смирении. Не было уважительного обращения следом, ставшего частью их общения в последнее время.
Несколько секунд открытого взгляда и Ариэль обернулась, чтобы вновь полюбоваться своим подарком
- Вы подарили мне счастье в ветре.. – её голос прозвучал тихо, но в нём чувствовалась искренняя радость. Слова лучились теплом и улыбка играла на её лице.
Вот только сможет ли она пойти против брата? Выбрать собственный путь?

+1

14

Впервые за последние сутки она подняла на него лавандовые глаза и не отвела взгляда. Слишком много досадных оплошностей, слишком много совпадений убедили ее в том, что от принца лучше держаться подальше во избежание неприятностей… Так оно и было: нужно было отчаянно продираться сквозь тернии титулов, ритуалов и мнений, чтобы увидеть то, чему сын короля настырно не давал погибнуть который год. Он как никто знал ценность искренней улыбке - эльфы не умеют лгать и тонко чувствуют фальшь, а Ариэль… впервые она улыбнулась, осмелившись на эту радость, словно пугливый птенец – выбраться из убежища и осмотреться вокруг.
Он ничего не ответил ей, помолчав какое-то время, наблюдая за кобылой и краем глаза – за девушкой. В ее глазах зарождалось неведанное еще вчера сияние – сам не зная, почему, Леголас отчаянно желал сохранить его и приумножить. Эта девочка познала слишком много горя для своих лет…
Горя, которое он сам принес в ее семью.
- У нее нет имени. – Через пару минут произнес эльф, кивнув на лошадь. – Ты можешь назвать ее, как пожелаешь. – И с этими словами он сделал шаг назад, убрав руки с перил. – Мне пора…

+1

15

Ариэль лучисто улыбнулась, переводя взгляд с лошади на принца, и вновь обратила свой взор к соловой кобыле.
- Сулемир.. – с теплом нарекла её эльфийка. Леголас подарил ей радость, счастье, спрятанное в порывах ветра. Именно он подарил ей улыбку впервые за долгое время и за то был вознаграждён её искренностью и открытостью. Он своими руками создавал робкий и хрупкий мир, сотканный из света и тепла, наполненный лучами солнца и музыкой её голоса, будто вырвал из времени тот эпизод их жизни – первой встречи. Там не было рамок, запретов, разграничений. То, что было порушено реальностью из жизни, по крупицам создавалось на сухой земле; Ариэль хотелось искренне верить, что почва под ногами не превратится в зыбкий песок и опасной трясиной не поглотит в себя.
Эльфийка отвела взгляд от Сулемир и учтиво поклонилась в знак уважения и прощания – их общей мир был слишком хрупким и молодым, чтобы забыть о правилах.

Время шло. Раны Ариэль заживали – целители Его Величества заботились о ней, не покладая рук, словно перед ними была не дочь погибшего Стража, а важная гостья короля. Но какими бы ни были трепетными и обходительными эльфы, что окружили её, - эльфийка была лишена возможности покидать стены лазарета. Она лишь наблюдала из окна за природой, притаившейся прямо перед ним. Слышала ржание Даера, отличая его среди других лошадей, слышала смех эльфийского принца.
Ариэль подошла к окну, услышав музыку – сказительница флейта ведала свою историю. Эльфийка стала её слушательницей, но сама не могла подхватить мелодию, пропустить её через себя и, поддавшись порыву переполнивших её чувств, наполнить собственным голосом – купание в холодной воде и последствия погружения поду сказывались на ней. Ещё одна попытка закончилась кашлем и болью – слабее, чем раньше. Ариэль вздохнула и отошла от окна – она прозябала в стенах лазарета и скорее чахла, чем, обретая покой, излечивала свои раны.

Отредактировано Ariel (2017-01-29 18:22:13)

0

16

Проводя дни на страже границ, сын короля появлялся во дворце не так часто, да и те редкие появления были отмечены чужой кровью и грязью, зазубринами от чужого клинка на чудесной и легкой лихолесской броне. Будь его воля, Леголас не носил бы брони, но дань уважения к чувствам матери заставляла его прикрывать грудь от вражеских стрел – кто бы знал, куда завела бы судьба лихого юнца, если бы не укоризненный взгляд королевы-матери с печалью в синих глазах?..
Леголас возвращался во дворец лишь зализать раны и скорее возвращаться назад, и поэтому следующее его появление в лазарете было коротким и пришлось на совсем еще раннее утро. Ариэль спала, подтянув одеяло кулачком к подбородку, белоснежные кудри разметались по подушке. Среди пасторальной белизны лазарета страж леса был темным пятном, тревожным вороном среди ясного неба, знаменующего, что там, за этими стенами, все еще идет война. Не потревожив сна светлой девочки, Леголас неслышно опустил на прикроватный столик книгу в кожаном переплете и тенью покинул комнату, напоследок задержав на девушке взгляд.
Он обязательно зайдет к ней, когда вернется… «когда», а не «если».

Еще несколько дней Ариэль навещал лишь лекарь. Разговоры из сада доносили до Ариэль вести о том, что смерть пока что прошла мимо отрядов эльфов, но лишь появление Менельтора разбило вдребезги напряженное ожидание девы: брат навестил ее в лазарете уставший, помятый, но вполне живой. Казалось даже, что он зарыл топор войны – весь вечер они сердечно разговаривали с сестрой.
- Лекарь сказал, что ты идешь на поправку. Значит, скоро ты сможешь вернуться домой. – Под конец сказал Менельтор с задором в глазах. Гнев его в отсутствие Ариэль быстро сошел на нет; дефицит общения научил его ценить мгновения их единения и держать себя в руках.

Он покинул сестру уже тогда, когда в замке загорелись факелы. Вечер был наполнен радостными голосами и живой музыкой, доносившейся из сада – эльфы ликовали, песнями встречая вернувшихся с боя стражей. На собравшемся в саду маленьком празднике Леголас так и не появился – еле держась на ногах от усталости, принц предпочел дойти до постели и упасть мертвым сном, чем разделить радость сородичей.
Утром лекарь, врачевавший ссадины и порезы, между делом поведал ему, что девушка в лазарете почти здорова. Сердце эльфа кольнуло неприятное чувство, будто он упустил время, которое невозможно было наверстать.
Он в свойственной себе манере появился на пороге лазарета абсолютно бесшумно:
- Ариэль… - Мягко позвал он девушку, глядя на нее прямо и открыто. – Доброе утро.

+1

17

Ариэль проснулась с мыслью, что новое утро неизбежно приближает ей к выздоровлению, а значит – в скором времени она сможет вернуться домой и воссоединиться с братом, печаль и тревоги оставили её и горький осадок утонул в родственном тепле, но отчего же тогда было на сердце тоскливо..?
Эльфийка взглянула на стол – одиноко лежала на краю прочитанная книга. Ариэль улыбнулась. Она успела прочесть её – тем скрасив серые дни в лазарете. Леголас не позабыл о её просьбе, и хотя самого его эльфийка не видела, находила время от времени подарок рядом с постелью. В этот раз новой книги не было. Ариэль оглянулась и хотела уже спросить у лекаря, как на пороге появился гость.
- Ваше Высочество.. – немного растерянно, сонно, смущённо, эльфийка опустила взгляд. -  Доброе утро, - подхватила она и мягко улыбнулась. Она не смела открыто выказать свою радость от встречи, закидать эльфа расспросами о самочувствии и прожитых днях, лишь не скрытой улыбкой и лучами в глазах рассказывала о радости от встречи. – Спасибо за книги, - не преминула поблагодарить и хоть на секунду другую поднять взгляд, чтобы после перевести его на книгу. – Вы скрасили мои дни и озарили утро своим визитом.

+1

18

- Ты прочла все? – Удивленно спросил Леголас, мысленно подсчитав, сколько книг он ей передал. – Тогда я отнесу их. В этом замке для каждой из книг есть свое место. - А точнее, огромная библиотека, зачитанная им вдоль и поперек. В глазах эльфа мелькнула озорная искринка, когда девушка отвернулась от него и засуетилась над книгами. – Не откажетесь сопровождать меня в это утро, юная эллет?
Выждав несколько минут за дверью лазарета, Леголас повел свою юную спутницу длинными коридорами дворца Его Величества. Привычка хранить молчание пересиливала его желание показать эльфийке дворец во всей его красе: он лишь замедлял шаг напротив картин, коротко и негромко рассказывая, что или кто изображен на них. Дворцовые стены были ненадежными слушателями: Леголас чувствовал себя в них уязвимым еще больше, чем под прицелом вражеских стрел. Рассказчик из него вышел ненавязчивый – ровно настолько, чтобы удовлетворить любопытство Ариэль и не обронить ни одного лишнего слова. Он по привычке понижал голос или вовсе замолкал при появлении стражи или случайных попутчиков, неизменно провожавших пару полным замешательства взглядом. Встреча с каждым из эльфов была учтиво-короткой: пара высокопарных фраз сменялась косым взглядом в сторону эльфийки, которая сопровождала Лихолесского принца.
- Не стоит обращать на это внимания. – Негромко и ровно сказал ей Леголас, увидев на ее лице замешательство на грани с испугом, и поспешил отвлечь ее, вновь развязав легкую беседу о всем, что возникало на их пути. Чем больше чужих глаз касались их, тем больше юноше хотелось скрыться самому и скрыть от них Ариэль. Этот лучик солнца только-только вновь начал светить, колебаться тонко и мягко, как робкое пламя свечи: дунешь – сорвется, оставив после себя лишь сизый дым воспоминаний.
- Мы пришли. – Объявил он, когда пара поравнялась с тяжелыми двустворчатыми дверями. Эльф сам распахнул перед ней двери, пропустив ее мимо себя в комнату, которая захватывала дух с первой секунды пребывания в ней. Стройные ряды высоких стеллажей стремились к расписному потолку; запах книг и приглушенный свет, в утренний час пробивающийся сквозь шторы.

+1

19

Волнение.. Ариэль не позволяла себе лишнего. Леголас не сыпал щедро рассказами, а она не приставала к нему с расспросами – только взглядом и редким словом выказывала свой интерес. Каждый раз, когда только-только, она забывалась на короткий миг – ей снова возвращали в реальность чужие шаги и взгляды. Она не привыкла к такому вниманию, и что хуже того – не знала, как себя вести и чего от них ждать. Само её пребывание во дворце было уже чем-то сверх правил, а что говорить прогулке с сыном Трандуила по дворцу? И хотелось бы не обращать внимания на пытливые взгляды, но эльфийка сжималась и виновато опускала взгляд в пол, приветствуя, каждый раз, когда им встречались эльфы. Но вот чем провинилась?
- Пришли? – удивилась эльфийка. Она перевела взгляд с лихолесского принца на тяжёлые двери – за ними таилась неизвестность.
Двери распахнулись, и Ариэль несмело заглянула внутрь; ноги сами повели её дальше, уводя вглубь библиотеки, долой с пытливых глаз, сокрыв их двоих в стенах библиотеки. Просторное помещение, заставленное десятками тысяч книг, который она, как казалось, и за всю свою жизнь не смогла бы прочесть. У неё перехватило дух. Не находя ни единого слова, чтобы описать увиденное, Ариэль обводила восхищенным взглядом полки с тяжёлыми книгами.
- Это… так прекрасно.. – поражённая бессчетным количеством книг, эльфийка прошла к стеллажам, протянула руку, несмело касаясь пальцами мягкого корешка. – Ваше Высочество.. Вы.. позволите мне взять прочесть одну из них до возвращения домой? – она обернулась, чтобы взглянуть на принца и знала, что, возможно, просила слишком много. Он уже позволил ей остаться здесь, окружил её лекарями, подарил ей Сулемир.. – Простите, если я прошу слишком много.

+1

20

Принц не сдержал чуть укоризненной, но по-прежнему теплой улыбки в ответ на ее извинения «на всякий случай» - когда же она перестанет просить прощения за каждый свой шаг?
- Я не буду против, даже если ты захочешь прочитать здесь всё. – Не изменяя своему спокойствию и дружелюбию, обволакивающему и расслабляющему, задумчиво ответил Леголас, раскладывая принесенные книги по своим местам. Толкнув лестницу, двигающуюся вдоль стеллажа по рельсам, он отъехал к другому концу книжного коридора и легко поднялся чуть ли не под самый потолок, воткнув томик на свое место и заполнив зияющую брешь в стройном ряду. Спустившись, эльф приблизился к Ариэль, взгляд его зацепился за название толстого фолианта, который она держала в руках: - Это книга по медицине. – С нотками не то недоумения, не то сомнения произнес Леголас, озадаченно переводя взгляд с книги на девушку и обратно. – Ты уверена, что хочешь взять именно ее?...

+1

21

Всё? Об этом она и мечтать не смела, не то что бы просить! Ариэль оглянулась на внушительный стеллаж. После лазарета стены библиотеки будто бы согревали собой и здесь хотелось остаться, забывая о течении времени. Пока принц расставлял книги по своим местам, эльфийка рассматривала фолианты. В её распоряжении никогда не было такого обилия книг, а большая часть из них не была доступна обычным обывателям Зеленолесья. Взгляд привлёк зелёный корешок, расписанный эльфийским наречием. На секунду Ариэль показалось, что от её прикосновения они засияли, но то была лишь игра солнца.
Среди тысячи других книг её взгляд выделил именно её, ещё не зная содержания. Эльфийка вспомнила слова отца, которому искренне хотела помочь, но не могла.
Я.. Когда-то давно мне хотелось помочь одному эльфу, но всё, что я могла, это наблюдать, как за его жизнь борются другие. Я чувствовала себя беспомощной и.. – слова застряли в горле тяжёлыми воспоминаниями. Эльфийка не хотела омрачать прогулку по замку, а потому подняла взгляд на принца, с лёгким волнением сжимая фолиант пальцами. - Если позволите, - Ариэль чуть неловко улыбнулась.

0

22

Когда-то давно… Он знал, о ком она говорит – стылым холодом были наполнены эти воспоминания и сочились горечью. Девочка-дочь, солнышко, утренний сон, любимица и отрада… Знаешь ли ты, что стало причиной твоим слезам? Почему больше никогда не придет из дозора отец, почему ушел единственный мужчина, который беззаветно и просто любил тебя?.. Почему каждый раз перед сном ты возносишь молитвы за упокой, почему те дни разделили твою жизнь на «до» и «после»?...
Свет в глазах юноши словно заволокло хмурыми тучами, и пусть он не выдал себя ни жестом, ни вздохом, губы его сжались чуть сильнее. Который год он таскал за собой мертвым грузом тайное знание о том, кто повинен в смерти ее отца.
- Конечно… - Ответил принц, словно сбрасывая с себя морок воспоминаний, опутавших его, словно липкая паутина. – Но одной лишь книгой ты не сможешь научиться исцелять. Я знаю все, что можно знать о целебных и ядовитых травах, болезнях и травмах, но этого мало… Нужен особый дар. – В подтверждение своих слов он задрал рукав, обнажая забинтованное до локтя правое предплечье, и распустил бинт: на том месте, где после их прогулки в лес багровели рваные раны от волчьих зубов, розовели практически зажившие рубцы с аккуратно сведенными розовыми краями. Прошла неделя. Работа целителя говорила сама за себя – никакая рана не могла зажить так быстро. – Этим даром обладают лишь три эльфа, знакомых мне лично.

+1

23

- Да, Ваше Высочество, - Ариэль чуть стыдливо опустила взгляд в пол. Она сама понимала, что ей мечты и желания могут казаться детскими. Всех должных знаний на страницах книг не найдёшь, а Дар.. Дар даётся от рождения, даже лекарь, выхаживавший её отца, не смог спасти его от смерти. Что говорить про неё? – Отец говорил, что от моего голоса ему становилось лучше, но… Это не более чем девичьи мечты, - пальцы сильнее впились в фолиант – неловкость. Эльфийка было немного не по себе от того, что она может показаться ребёнком, решившим, прикрывшимся словами родителя. Тогда зачем же поделилась сокровенным?
Ариэль вновь подняла взгляд, обращая внимание на рану принца. Она успела затянуться и не представляла угрозы для его жизни, но эльфийка почувствовала укор вины.
- Это тогда..? – она не стала уточнять, думая, что Леголас поймёт её без лишних слов. Не только для неё это путешествие по спасению Даера закончилось заботой лекарей.

0

24

- Да. – Коротко ответил Леголас и опустил руку; ткань вернулась на свое место, пряча с глаз зарастающие борозды на коже. – Твой отец был прав… У тебя уже есть особый дар, Ариэль. – встретившись с ней взглядом, он не отвел глаза, воспоминаниями обратившись к их первой встрече. – Твой голос…
Принц помедлил, словно засомневавшись.
- Он звучит благословением Эру Илуватар. – Негромко, но твердо и уверенно. Это звучало почти богохульством, слишком смелое, слишком провокационное заявление, но мысли неизменно наполнялись светом, когда в памяти звучал ее голос. – Я никогда не слышал ничего прекраснее.

+1

25

Ариэль смущённо улыбнулась. Она помнила, как на её голос реагировал Даер, но разве можно назвать это Даром? Разве могла она им исцелять?
- Не думаю, что это может помочь больным, но я всё равно хотела бы быть полезной другим.
Ей было неловко от открытого взгляда принца, и всё же редкий взгляд глаза в глаза иногда совпадал – её радужки лучились теплом и светом.
- Возможно, когда-нибудь я смогу отблагодарить вас за вашу доброту.

+1

26

Эльф не смог сдержать улыбки, глядя на нее – она была чиста, добра и невинна, и безумно чутко отзывалась на хорошее отношение к себе. Глядя на то, как она сияет, ему хотелось сделать гораздо больше – лишь бы видеть, как ее глаза лучатся счастьем.
- Я могу попросить нашу целительницу взять тебя своей помощницей. Она будет рада, если ты согласишься помогать ей – ее сил и времени порой не хватает, чтобы исцелить всех раненых. – Ариэль, конечно, знала, о чем идет речь: стражи возвращались с боя вместе, и порой не хватало свободных рук, чтобы просто омыть раны или наложить повязки. – И ты сможешь научиться всему, что прочтешь в книгах.

0

27

Ариэль будто встрепенулась и с неверием посмотрела на принца – не ослышалась? Он предлагал ей стать ученицей дворцовой целительницы? Эльфийка растерялась, не зная, что ответить. Она была сконфужена и рада одновременно, разрываемая обоими чувствами разом. Что сказать? Как повести себя? Всё, что пришло ей в голову – это низко поклониться принцу, скрывая свою радость за спавшими на лицо светлыми прядями.
- Я почту за честь.
Что ещё сказать? Фолиант от волнения девушки всё пытался убежать из её рук, и Ариэль потребовалось время, чтобы унять его, выпрямить и открыто посмотреть на принца с несдержанной лучезарной улыбкой. Она будто светилась вся от мысли, что сможет прикоснуться к чему-то столь заветному и недостижимому. Всё это было слишком идеальным, чтобы оказаться правдой, но окрылённая радостью эльфийка забыла, что за всё нужно платить.

+1

28

Леголас едва не бросился ловить ее, когда ошарашенная эльфийка удумала кланяться ему в пояс. Неприятно поскреблась на душе в очередной раз подчеркнутая разница между ними… Не сумев пресечь, он коснулся пальцами ее плеча, едва ощутимо жестом попросив ее перестать склонять голову и подняться глаза. Близкие друзья принца знали, что вдали от посторонних глаз он терпеть не мог весь дворцовый церемониал, именования титулов и реверансы вгоняли его в тоску, а бесконечные склонения голов натурально мешали разговаривать. Его сложившийся круг общения не менялся столетиями, в нем каждый четко знал, когда и где ему стоит склонить голову в знак почтения перед сыном Лихолесского короля. Появившаяся Ариэль отчаянно старалась выдержать эту дистанцию глубокого уважения, и казалось, что им невозможно приблизиться друг к другу: пусть и стоят рядом, вот, только руку вытяни, но она дочь погибшего стража, а он – сын короля.
Но имело ли это значение? Ариэль просияла, поднявшись и глянув на принца снизу вверх; он даже не ожидал, что эта затея отзовется таким воодушевлением с ее стороны.
- Хорошо. Я поговорю с ней. – Пообещал эльф. – Уверен, ты будешь старательной ученицей.
Вспомнив о том, что просил прислугу приготовить завтрак в саду, Леголас понял, что они и так достаточно задержались:
- Пойдем. – Протянув руку, он указал открытой ладонью направление к двери, пропуская Ариэль вперед. Девушка беспрекословно следовала за ним; лишь только двери библиотеки мягко затворились за их спинами, вокруг них вновь повисло гнетущее молчание дворцовых коридоров. На сей раз им никто не встретился; однообразные повороты, похожие один на другой, ввели Ариэль в заблуждение, и, без оглядки следуя за юношей, она прибыла вовсе не в лазарет.
Они вышли к небольшому саду внутри замкового двора; огороженный со всех сторон живой изгородью, он был светлым и безумно красивым. Из него открывался вид на парк, и огромная территория лихолесского двора была как на ладони, в то время как сам сад был надежно скрыт от посторонних глаз. Посреди него шумел хрустальными каплями небольшой фонтан в компании пары статуй; рядом с ними в тени разросшейся вишни их ждал стол, накрытый на двоих легким завтраком: фрукты, сыр, теплый хлеб, медовые сладости, молоко и вино.
- Я подумал, что ты голодна. – Проследив напуганный взгляд своей спутницы, прокомментировал принц.

+1

29

Ариэль лучилась от переполнявшего её счастья. Она то и дело весело и радостно улыбалась, едва напоминая себе, что находится во дворце. Здесь ей не простят промахов, а любая её ошибка отразится на чести семьи. Брат напомнил ей об этом в прошлом, а потому эльфийка старалась не позволять счастью затмить её.
Неожиданно в коридор полился яркий свет солнца. За своей радостью и мыслями о грядущем обучении, Ариэль не заметила, что они прошли поворот, ведущий в лазарет, и оказались в саду. Она крепче прижала фолиант, прихваченный из библиотеки, к груди и удивлённо осмотрелась. Свежий воздух наполнил лёгкие и дышать будто бы стало легче. Она соскучилась по миру, что жил за пределами лазарета, но почему они здесь?
Леголас ответил на её не озвученный вопрос и каким же было её удивление, когда она узнала причину! Завтрак? Вдвоём? С принцем? Голова шла кругом. Мыслимо разве!
- Я… - и слов не нашлось. Она оглянулась. Сад был чудесным и в сравнении с холодными стенами замка манил жизнью и светом так сильно, что ей хотелось ступить босыми ногами на траву и прогуляться, ощущая прохладу и силу земли. Вот только уместно ли ей быть здесь? Ариэль нерешительно посмотрела на принца – право, ему постоянно приходилось толкать её вперёд и словом, и жестом, чтобы сделала единственный шаг. Общаться с ним за пределами дворца, без имён и титулов, было значительно проще. А рядом не было даже Даера, который мог бы её отвлечь.
Эльфийка прошла вглубь сада, заняла предложенное место за столом, положив книгу на колени, придерживая её, и подняла взгляд на сына Трандуила. Вела бы она себя так же, если бы он остался тем самым Зеленолистом, встреченным ей на поляне? Или всё же улыбалась бы и смеялась, радуясь возможности провести время с другом?

0

30

По закону противоречия Леголас был настолько прост и мягок в доверительном общении тет-а-тет, насколько сдержан и дисциплинирован в любой другой ситуации. Перемены были разительны, как слепит глаза яркое солнце после грозы – будто два разных эльфа сопровождали ее сегодня: один шел по коридору сдержанный и холодный, плотно сомкнутые губы выдавали в нем настороженность и дисциплинированность, а второй – лунный свет, не жгучий, а мягкий и теплый, горящий, чтобы светить в ночи.
Утро так и манило прогуляться и насладиться им, разливая солнечный свет, будто шелковый мед. Воздух после мрачного и темного замка казался настолько острым, прозрачным и настоянным на солнце, что разил легкие на вдохе. Нерешительность сковала девушку по рукам и ногам, она буквально оцепенела – Леголасу пришлось мягко, но решительно проводить ее и усадить за стол, и лишь только потом сесть самому. За короткое время, проведенное вместе, эльф успел понять, насколько эта девушка нерешительна и пуглива, и окружающий ее мир настолько пронизан разящими «нельзя», что уверенность в опрометчивости каждого шага, казалось бы, въелась ей в под кожу и не желала покидать сознание.
Перед ней появилась тарелка с фруктами, бокал красного, сладкого лихолесского вина. Ариэль выглядела так, будто в ней насмерть боролись две противоположности: одна отчаянно призывала к бегству, а вторая широкими глазами смотрела на мир вокруг и желала к нему прикоснуться.
- Ты не находишь себе места с самого утра. – Произнес Леголас, взяв свой бокал с вином и откинувшись на спинку стула. – Тебя что-то беспокоит?

+1


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » Я подарю тебе мир [Legolas, Ariel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC