The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N
Admin

W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-21.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы!
Благодарим Вас за терпение и просим встречать восстановленный дизайн. Мы вернулись к традиционному виду!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Прошлое » Нет ничего важнее жизни [Eleniel, Ariel]


Нет ничего важнее жизни [Eleniel, Ariel]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Участники:
Элениэль, Ариэль
Жанр, рейтинг, возможные предупреждения:
R
Краткое описание:
Жизнь защитников Лихолесья тяжела и опасна, а бои на границе за жизнь иногда идёт настолько ожесточённо, что нет времени отправлять всех раненных в спасительные стены города. Этот случай был одним из тех, когда целители сами пришли на помощь раненным собратьям, покинув защищённый город. Долг целителя обязывает рискнуть собственной головой, если есть возможность спасти от смерти хотя бы одну единственную жизнь. Целительница Элениэль вместе со своей помощницей ринулась за стену на помощь раненным воинам.
Место действия:
Лихолесье, за стеной.
Дата события:
22.05.2934 Т.Э.

+1

2

Жизнь - бесценный дар, которым все дорожат. Правда, порой по-своему и очень уж своеобразно. И порой нет времени на то, чтобы тех, кто находится на грани между жизнью и смертью, доставлять в палаты исцеления. Их раны слишком тяжелы, а песок в часах уже почти заканчивался, просачиваясь сквозь разбитое стекло наружу, как кровь хлещет из раны. В такие моменты надо было действовать наиболее быстро. И в такие моменты целитель не задумывается, что, пускаясь на помощь раненым, стремясь исполнить свой долг, они подвергают себя опасности. Ведь именно тогда жизнь заносит над головами врачевателей острый клинок, но они его не видят, ослеплённые жаждой спасти, не дать затухнуть чужой жизни.
Ещё ночью стало понятно, что раненых будет много - эта стычка в тёмных, корявых, больных местах леса оказалась очень уж тяжёлой. Пауки совсем обнаглели, что напали на крупный отряд, но они хотели лишь одного - убивать, как убивали всё, что попадалось в их многогранные, чудовищные и пустые взгляды. Но раненые были не только со следами битвы с отродьями Унголиат. Там были и рваные раны от тяжёлых и грубых орочьих ятаганов, в крови обнаруживался яд, а бледные лица и агония храбрых стражей лишь пугали только пришедшие юные умы. В лазарете царил беспорядок, стоящий на грани хаоса, и лишь каким-то неведомым чудом он ещё не настал.
К утру Элениэль уже начала пугаться - стража не возвращалась, равно как и ушедшее подкрепление, раненых становилось всё больше. В её положение нельзя было поддаваться панике, беспокойству и истерии, но и оставаться хладнокровной в подобных условиях становилось всё тяжелее. Целители уже начинали шарахаться от синдэ, но ей было всё равно - мысли уплыли туда, где царит кромешный сумрак сознания, чтобы не мешались, а многие движения и действия совершались лишь на автомате. Целительница уже не улыбалась, подбадривая раненых и уставших, не могла выдавить из себя тёплые слова, и с каждым часом становилось всё хуже. На неё начинали накатывать воспоминания, острым ножом резавшие по сердцу и душе. Несколько раз рука срывалась, и в какой-то момент Элениэль просто перепоручила всё своим помощникам и взяла перерыв. Она боялась, искренне боялась сорваться...
...в её жизни уже были потери - и близких, и тех, кого не смогло спасти искусство её рук. Но тогда.... Тогда жизнь разбилась, разбилась мириадами хрустальных осколков, которые спустились под собственной тяжестью на дно омута памяти. Со временем вся муть мыслей осела, чувства и эмоции вернулись, но не вернулась та милая и жизнерадостная дева, которую все знали. Будто бы все её чувства накрыло тяжёлой и холодной толщей воды, оставив лишь суровый профессионализм да искреннее сочувствие всем, кого жизнь заставила гостить в палатах исцеления. Она помнила стеклянный взгляд своего возлюбленного, его безвольную руку и застывшее сердце. Она помнила ужасные раны, яд, просочившийся в кровь. Помнила, как в каком-то тумане, пыталась сделать хоть что-то, уже срываясь и проявляя себя не с лучшей стороны. И как потом неделями не могла вернуться в лазарет. Помнила сочувствующие взгляды и упрёки, негодования и понимание... И видела сейчас всё тоже самое. Окружающие улавливали поднявшуюся бурю, видимо, отразившуюся в глазах у Дочери звёзд.
Она прижалась спиной к холодной каменной стене, закрыв глаза. Нет, быть на ногах по несколько суток и не валиться при от усталости она могла, умела и вполне успешно практиковала. Но сейчас будто бы всё повторялось. Впервые за долгие годы, прошедшие в морозной зиме души, настала оттепель в мыслях, появились те, кто разжёг желание жить не только ради долга. И вновь из глубины души начал подниматься липкий, холодный страх потерять их... Они были подобны солнечным лучам, которые рассыпались мириадами искр, попав в те хрустальные осколки её жизни. И наполнили теплом. Смыслом. Любовью. Элениэль искренне начала привязываться и к Ариэль, которая зачастую вызывала улыбку на губах у суровой целительницы, и юную Сигрид, любопытную, но такую уже мудрую и собранную, другие люди в Дейле, вызывавшие искренний отклик в сердце. Элениэль будто бы проснулась, возрадовалась, почти запела и затанцевала, а струны бережно хранимой и обожаемой арфы вспомнили радостные ноты. И вот вновь, как из ушата с холодной водой, жизнь окатила целительницу с ног до головы, заставляя переживать всё по новому кругу. Откуда взять силы, если они почти кончились?
Она повернула голову - там, в предрассветных лучах к лазарету спешила юная Ариэль. И этим она заставила Элениэль вновь невольно улыбнуться. Будто бы сам образ юной эльдиэ рассеивал мрак и отчаяние, густыми тучами собравшиеся над душой целительницы. Дочь звёзд решила ночью не будить синдэ и не послала за ней, тем более дева и сама по утру должна была прийти в лазареты. У них будет тяжёлый день. Два? Неделя? Элениэль этого не знала. Но не успела она поприветствовать Ариэль, как к эльдэ подскочил помощник и сообщил, что некоторые раненые находятся в слишком тяжёлом состоянии, чтобы быть доставленными в лазареты. Она отпустила его, дав краткие указания по сборам, и обернулась к своей юной ученице:
- Утро нынче не доброе, хоть и светлое. Этой ночью пролилось слишком много крови. И как бы я не хотела, чтобы ты так сразу попадала на поле боя, нам придётся идти за стену, ибо таков наш долг. И будем же храбрыми!

+1


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Прошлое » Нет ничего важнее жизни [Eleniel, Ariel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC