The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N
Admin

W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-21.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы!
Благодарим Вас за терпение и просим встречать восстановленный дизайн. Мы вернулись к традиционному виду!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Настоящее » Сделки - дело равных [Bard | Thorin Oakenshield]


Сделки - дело равных [Bard | Thorin Oakenshield]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Бард Лучник, Торин Дубощит

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения: джен

Краткое описание:
Срок, установленный Торином на Совете Королей, вышел, а люди сгоревшего Эсгарота так и не дождались обещанного гномьим владыкой золота. Отстаивать разрушенный временем и войной город сложно, не имея за душой и гроша. Смутное и голодное время тоже не добавляет ситуации ясности. Уже во второй раз Бард отправляется к воротам Эребора держать беседу с Торином с глазу на
глаз.

Место действия:
Эребор

Дата события:
17.01.2942

0

2

С тяжелым сердцем Бард  отправлялся из города к Одинокой Горе. Под тяжелыми взглядами обездоленных и голодных людей, под сухой кашель озябших стариков и вопросительные возгласы детей, указывающих пальцем на всадника на белой лошади. От ворот Бард пустил кобылу в галоп, надеясь хоть скачкой немного развеяться от тяжелых мыслей. Однажды он уже проделывал этот путь по мертвой Пустоши, чтобы попытаться договориться с Торином, но тот встретил его холодным камнем баррикад и бранью. С каждым шагом приближаясь к воротам великого царства гномов Бард  всё сильнее боялся увидеть перед собой запертые двери.
Гендальф предупреждал его, что разум Торина всё еще нестабилен. И Бард был склонен верить старику-волшебнику, он своими ушами слышал речи Торина, обращенные  к лихолесскому владыке. Долгая история между двумя великими народами всё еще не дает покою Торину, это очевидно. Но его второе обещание, данное на совете... Неужели гномий король снова предаст свою гордость?
Кобыла остановилась у моста над глубоким рвом у самых стен Эребора и принялась шумно грызть удила. Морозный зимний воздух пошел паром от дыхания разгоряченного  животного.
Никаких баррикад. Уже радует.
Бард хмуро оглядел шипастый «балкон» над воротами, с развевающимися на нем гномьими знаменами и едва видными ему отсюда верхушками шлемов стражников, держащих здесь дозор.
- Торин Дубощит обещал людям Дейла кое-что, но обещанного мы так и не видали. Не может же статься, что гномий владыка забыл о данном им слове? Почему закрыты ворота? Или соседям не рады в гномьем царстве? Не далее месяца назад мы сражались на одной стороне. Гномы хвалятся своей памятью, так неужто привирают? Откройте, мне нужно побеседовать с Торином. Уверен, что  для промедления с выполнением слова у него  должны быть причины!
Бард покрепче сжал поводья, к замиранием сердца считая секунды. Что мешает гномам просто промолчать? Оставить засовы на месте и отвернуться от недавних союзников?
Но углубиться в невеселые думы мужчина не успел. Лошадь отпрянула в сторону от резкого грохота, а ворота в Эребор медленно стали открываться. Бард спешился. Что бы он ни сказал, лица стражников были скорбными, словно в Эреборе случился мор.
- Следуй за мной, Убийца Дракона. Это недобрый час для бесед, но мы чтим союзы.

+1

3

Тёмное время, царившее и над этими землями, и над народом гномов должно было кончится со смертью Смауга и окончанием Битвы Пяти Армий. Гора успокаивалась, её склоны очищали от военного мусора и падали. Славных воинов из числа Железностопов хоронили в богатых гробницах, как и подобало поступать с великими героями. Но, заботясь о мёртвых, кхазад не забыли и о живых: древние жилища восстанавливались, день и ночь горели печи, обогревая подгорное царство. Гномы постепенно восстанавливали то, что уничтожил дракон, и всё больше детей камня прибывало из Залов Торина или Железных Холмов. Уже через где-нибудь лет десять-двадцать, Одинокая гора вновь засияет как оплот великого народа гномов. Но, до этого времени предстояло ещё как-то жить, ведь недавние события тяжело легли на плечи и гномов, и их короля. Торин Дубощит пребывал в глубокой печали среди гор золота и богатых алмазных лесов великой сокровищницы Трора. Он не чах над богатствами, но сидел, мрачный и угрюмый, там не один день. Все возможные приказы, что он мог отдать, сын Траина уже озвучил своим ближайшим сподвижникам. Но когда принесут они успех - то было трудно сказать. А ожидание, бездействие раздражали сверх всякой меры. Так что уже долгое время Король-под-Горой пребывал среди бесполезного сейчас металла, погружённый в думы, далёкие от радужных.
Как же так случилось, что не пришёл груз злата в Дейл? Это объяснялось разве что отстранённостью Торина, и, быть может, исключительной сосредоточенностью гномов на собственных бедах, до человеческих им дела не было. Во всяком случае, по пути в величественные залы чужак, Бард, мог лицезреть глубокую печаль, обуявшую подгорный народец. Конечно, они были заняты работой, и не настолько уж подавлены, чтобы всё валилось у них из рук. Но столь глубокая, единая печаль была заметна у подавляющего их числа. А может добавились сюда и происки врага, у коего повсюду хватало шпионов? Может быть. Во всяком случае, препятствий человеку не ставили, не возражали против его присутствия в подгорных чертогах. Но, никто и словечком не обмолвился о том, что же происходит здесь на самом деле. Барда провели мимо пустующего трона государя, сверкающего свежой обработкой: его восстановили после бесчинств дракона, пускай и характерная выемка для Аркенстона пустовала. И тут уж гномы позволили себе несколько косых взглядов в сторону короля людей Дейла. Однако вслух никто и ничего не сказал - ровно до той поры, как они, спустившись на несколько ярусов, не остановились у последнего пролёта. Отсюда уже были видны немыслимые богатства Эребора и даже слышен бренчащий, неритмичный звук. То Дубощит передвигался среди всех этих денег и злата, которого толком и не видел. Видимо, новости об уходе Кили вместе с исчезновением Фили порядком подпортили правителю настроение.
- Прежде чем ты спустишься туда, Бард, правитель Дейла, позволь тебя предупредить,- весьма широкий в плечах гном с длиннющей бородой и шлеме, глядя снизу вверх на человека, наконец-то прервал всеобщее молчание,- с пропажи Фили, а потом и Кили, племянников своих, государь в очень сильном отсутствии духа. Ступай на свой страх и риск, но не рассчитывай на радужный приём.
Стражи остались на своём посту, и Бард спускался по мрачной лестнице в пылающую златом пещеру, которую представляла из себя сокровищница. Огромные россыпи драгоценных камней возлежали здесь на морях злата, сияя в свете многочисленных факелов, которых щедро было раскидано по чертогам. На всём этом ярком великолепии, лишь одно выделялось тёмным пятном: фигура Дубощита. Торин стоял на парапете, что, казалось, рос прямо из золотого океана, обозревая свои богатства с миной истинного мрачного, всеми нелюдимого гнома. Правда, она тут же сменилась на быстро скрытое удивление от появления здесь Барда. И пускай лицу удалось придать невозмутимое, истинно-царское выражение, в голосе прослеживались нотки обуявшего гнома удивления.
- Лучник? Что ты забыл в Эреборе?- Торин отставил в сторону ненужный протокол, развернувшись всем телом к человеку. Одет он был в свой излюбленный синий кафтан с характерным плащом из шкуры медведя. Оттого он казался ещё шире, ещё массивнее, чем был. Но, хотя бы, за спиной не было меча в ножнах, равно как и короны на челе. То был гном, встревоженный и уставший.
Но никак не злокозненный подземный карл, полный алчности.

+1

4

Редкому смертному доведется гулять по путанным коридорам гномьего царства. Громадная гора предоставила гномам более чем достаточно места для того, чтобы развернуть здесь строительство. Казалось бы, низкорослые гномы должны были бы строить  «под себя». Так,  по  крайней мере, Бард представлял себе нутро Одинокой горы — как лабиринт из низких сводов, выбитых в камне. Реальность, однако, оказалась далека от ожидания. Лабиринт действительно был, но он был достаточно просторен, чтобы принять парад конницы. Бард не был из тех людей, кто открыто выражает свое  восхищение, но его молчание и внимательный взгляд по сторонам выдавал его настроение. Ну а да как же иначе сюда поместился бы большой змей? Мысль нахлынула  внезапно и мужчина живо представил  себе громадную  тушу Смауга, ползающую под этими сводами, как у себя в логове.
Сокровища гномов были действительно баснословными. Бард  проходил из залы в  залу, следуя за своими провожатыми. Одна четырнадцатая часть от всех богатств хотя бы  одной сокровищницы — это  больше, чем нужно, чтобы отстроить десяток Дейлов. Это  больше, чем нужно любому  роду людей до от самых дальних праотцов до нерожденных потомков. Бард хмурился немного, размышляя о причине нежелания Торина вернуть хотя бы ту, обещанную на совете, часть. Люди Дейла смогли бы есть и пить до самой весны всего на один, самый маленький  ларец. Неужели драконья болезнь всё еще не отпускает Торина?
Настроение гномов тоже не давало покоя. Какая-то траурная печаль отражалась на лицах  встречных гномов и Бард не спешил выспрашивать её причину. Гномы — народец скрытный, скажут сами, когда придется время. Гостю в этом царстве следует прежде всего запастись терпением. Благо, у Барда его хватало.
Ответ прозвучал даже раньше, чем он рассчитывал и человек благодарно кивнул гномам, продолжая путь уже один.
Пропажа племянников короля -  практически пропажа наследников, ведь Торин, насколько  было известно Барду, собственных детей не имел. Да и гномы слишком ценят родственные связи. Пропади даже двоюродная тетка из  второго колена -  гномы  будут жаждать сыскать пропажу.
- Приветствую, Торин, - он слегка наклонил голову, незваный гость всё же должен быть вежлив, даже если явился требовать законного. - Время бежит быстро,  и в стенах  Горы, возможно, не так заметно. Люди Дейла ждут хлеба. А обещанное тобой золото еще не добралось до нас. Мы начинаем голодать. Я явился напомнить, чтобы ты сдержал свое слово. Но мне стало известно о беде, постигшей Эребор. Вести не распространяются за пределы Горы, да и сомневаюсь, что  ты стал бы распространяться о таком деликатном вопросе. Но ближайшие соседи на то и соседи, чтобы подсобить, если на то есть нужда. Гномий род слишком сильно привык рассчитывать только на себя. Я это  понимаю. Но и о обещании следует помнить. Ведь я прошу у тебя не в первый раз.
Бард помолчал немного, позволяя Торину припомнить не столь уж давнюю историю, но продолжил прежде, чем тот успел ответить.
- Фили и Кили пропали. Это все, что я знаю пока.

+1

5

Дубощит внимал, и был спокоен как духом, так и лицом. Последнее, слава всем предкам, не выдало обуревавших его эмоций. Увы, но Торин всё ещё помнил, раз за разом возвращаясь к этому, каждую из своих ошибок, совершённых тогда у врат Эребора. Помнил страх и возмущение, обиду и гнев, удивление и недоверие. Помнил, как нарушил, преступил собственное слово. И всеми силами не желал повторения этой отвратительной истории. Но, тем не менее, это всё же произошло, и государь позволил удивлению отразиться на челе. Золото не пришло в Дейл? Он же помнил, как распорядился об этом ещё долгие дни назад. Сколько же...сколько же он просидел здесь, в апатии и слепом ожидании? Торин горько улыбнулся про себя таким мыслям. Ещё раз он доказал, что Король из него так себе. В прошлые времена его бы это привело в неистовую ярость, сейчас лишь ещё немного добавили горечи в общую копилку, которая скоро сравнится с сокровищницей Трора. Интересно, и отцу, и деду также было тяжело править собственным народом? Или они уже родились вот такими, умудрёнными жизнью? Их наследник не знал ответа и боялся быть плохим царём. Но пока выходило именно так.
- Людям Дейла неизвестны скитания, которые пережили мы, Бард. Они сближают, и мы стали больше, чем семья. Общая беда и общая победа объединили нас, король Дейла,- взбираясь по золотым горам, вызывая тем самым настоящие лавины и оползни, Торин поднялся до бывшего лодочника, встав с ним на одном росте. Груда драгоценных камней под ногами позволяли сделать нечто подобное. Холодное, даже несколько угрюмое выражение не покидало Короля-под-Горой. Однако в его голосе не было того же мороза, той же отчуждённости, что и во взгляде. Государь взвешивал слова, цедил их буквально поштучно, ибо ему не нужны были жалость или сочувствие, особенно наигранные. Чужая беда - это всё-таки чужая, а не своя проблема, даже если ты миролюб и ратуешь за всеобщую дружбу народов,- Фили пропал, похищен у Лихолесья. Мне многое рассказывали, что это рук эльфов, но я в это не верю,- Дубощит спустился с неудобных гор алмазов, пройдя дальше, уже по каменному карнизу, встав спиной к Барду. Взглядом, правитель вновь вернулся к сокровищнице, и во взгляде этом было омерзение. К себе, за то что ценил этот бесполезный металл. А сейчас готов обменять все сокровища мира лишь за то, чтобы вернуть своих племянников. Детей у него не было, это так, а значит и наследников. Потомки Дурина должны уцелеть, и, как старался, Торин пытался наставлять обоих малышей с юного возраста, делая поблажки на присутствие Дис. Но...всё скатилось в это. Отвратительная ситуация,- ко мне прибыл посланец от эльфов, один из их лучших воинов. Принц Лихолесья похищен, и указывает многое на гномов Эребора. Не знаю, сколь сильно тебе известно об этих событиях, но мы все были глупцами, Бард. Волшебник, я, ты, особенно лесная фея. Мы думали, что нам надо лишь объединиться, пережить Битву и все эти советы - и настанет мир. Глупая, слепая вера, которая привела к тому, что наследники обоих держав были похищены прямо из-под носа.
Хриплым голосом, глухо звучащим под сводами сокровищницы, Торин вводил в курс дела Барда Лучника, открывая то, что сам он узнал от других либо собрал собственноручно. Ему вывалили факты, итоговую картинку, из которой складывалось, что дела у севера обстоят не самые радужные. Тем не менее, ещё не всё было потеряно. И Дейл, и Эребор твёрдо стояли на своём. А у Дубощита уже были мелкие мыслишки о том, куда могли уволочь хотя бы одного из высоких пленников. Оставалось лишь убедиться в этом, чтобы не тратить силы понапрасну. На севере осталась лишь одна крепость орков, заслуживающая пристального внимания. Гундабад. И если станет ясно, что действительно там находится Фил...Дубощит попросту сровняет это место с землёй. Но сперва следовало заняться не таким далёким, а куда более близким делом. Король резко развернулся, после весьма затяжного молчания.
- Беда пришла в твой дом из-за меня, но ты выслушал мою историю. Я восстановлю свою честь и веру в собственное обещание,- Торин кивнул двум стражам, коих он откликнул, приказав проводить Барда на верх. Сам же Дубощит, прекрасно знавший все переходы и закоулки Эребора, проследовал иным путём. Он уже принял решение.
Когда короля Дейла со всеми почестями провели на поверхность, к вратам Одинокой горы, они не захлопнулись за ним непочтительно и грубо. Отнюдь. Из тёмного, подсвеченного светом факелов и жаровней прохода вышел Король-под-Горой.
Нагруженный мешками с золотом.

+2

6

Барду оставалось только слушать речи Торина, отдающиеся эхом в сокровищнице. Человек боялся услышать в голосе гнома те же безумные нотки, что когда-то звучали там, наверху, у стены из камней  и копий. Как мужчина и предполагал, у Торина была уважительная причина отсрочить исполнение обещания. Но едва ли это отменит разочарование голодных погорельцев. В глазах людей, ближайших соседей, гномы по недосмотру теряли драгоценные  крупицы доверия.
Но Бард ничего  не  сказал  Торину вслух. Это  у бессмертных  эльфов есть время, чтобы  обдумывать каждый свой шаг,  это у  гномов есть время поступать так, как велит им горячее сердце. У людей нет такой  роскоши как  время. Им приходится жить быстро,  в жестких условиях и жестких  рамках. Думай глубоко, говори лишь по делу. Успей всё, что  должен. Бард лишь кивнул:
- Скверные вести. Тревожные. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что  в этой история замешана третья сторона. Но прежде всего, удивлен, что решения Совета соблюдаются. Признаться, я совсем не  был уверен, что гномы и эльфы не поспешат вцепиться друг другу в глотки снова. Как говориться, сухому стогу дай только искру.
- Наследники живы. Неразумно ведь чинить сложные похищения, если цель может быть уничтожена, -  Бард задумчиво заложил за спину руки и вздохнул тяжело. - А что же  Кили? Твой младший племянник не усидел на  месте? Они ведь были не разлей вода.
Об этой  парочке Бард  действительно знал не по  наслышке. Братьям довелось уже дважды явиться в его дом незваными.
Договорить он не успел, равно как и не успел услышать ответа Торина. Но послушно последовал к  выходу в смешанных чувствах покидая каменное нутро Горы. У ворот он взял под уздцы лошадь и с немалым удивлением проводил взглядом груженного Торина. Но минутное удивление быстро схлынуло на  холодном ветру, и человек поспешил нагнать гнома, тяжелой поступью мнущего тонкий слой свежего снега.
Некоторое время он шел молча, подбирая слова и выражения так, чтобы речь его звучала  убедительнее и наименее  обидно. И лишь потом, подготовившись, Бард удержал гнома за плечо.
- Постой. Погоди.
Они уже  достаточно отошли от ворот Эребора, а  до ворот Дейла еще оставался приличный  путь.
- Негоже королю гномов рядиться в навьюченного мула, Торин. Лошадь сдюжит. До Дейла путь неблизкий, - человек примирительно раскрыл ладони. -  Если таково твое решение -  ты сможешь сам внести золото в город,  а до того -  побеседуем без лишней ноши. Эльфы наверняка тоже не сидят без  дела. Принцев ищут. Ведь так? Следы похитителей могут вести лишь к одной стороне -  той, что потерпела поражение на Пустоши.
Наверно только этот всем понятный факт и удерживал эльфов и гномов от открытой войны.

+1

7

Дубощит лишь хмыкнул, промолчав и ничего не сказав Барду. Негоже королю таскать на себе груз из золота, словно мулу? Возможно. Но куда хуже, когда правитель не держит своё слово. Конечно, пропажа обоих наследников и невозможность сразу же последовать за ними - хорошее оправдание. Однако это всего-лишь оправдание, а не повод для того, чтобы пренебрегать собственным обещанием. Торин не собирался прослыть негодным правителем, пускай раз за разом убеждался, что командовать отрядом это как-то проще, чем целым народом. Нет, у него был опыт, но дело ограничивалось народом в его Залах. А здесь...здесь всё было совсем иначе. К тому же груз принятых решений, ошибок и опасений тяготил царственного гнома. Тем не менее, ему не под силу было сломить потомка Дурина. Дубощит двигался быстро, невзирая на загруженность, а лицом был спокоен и уверен.
- Кили не усидел и после нашего разговора рванул наперекор моим словам,- Торин выдержал короткую паузу, заново обдумывая ту беседу. Хотя её скорее следовало назвать ссорой, где обе стороны орали друг на друга так, что едва ли не камень стен трещал. Ещё один повод к размышлению,- эльфы всё же не законченные дураки, да и мы в грязь лицом не ударили. Есть у меня мысли, где могут наших родных держать - только нежелание тратить попусту жизни моих подданных и останавливает нас. Глупо штурмовать очередную крепость, если внутри никого нет. Как узнаем, в какой конкретно, так и прорвёмся. Но,- сын Траина остановился как вкопанный, бросив взгляд вверх, на Барда, и в глазах его можно было мельком заметить намёк на беспокойство,- приглядывай за своими.
Дубощит не стал вдаваться в подробности, и так достаточно ясный намёк. Уж коли похитили наследников и Лихолесья, и Эребора, то неровен час кто-то займётся Дейлом. А в отличии от гномов у эльфов, у людей не было сил на хоть какую-то войну. Сожжение Озёрного города и битва на склонах Эребора оставили свою, глубокую рану среди людей. Если что и произойдёт в таком духе, как предполагал сейчас Торин, то им это аукнется куда сильнее. А тогда о всяком мире и спокойствии, о возможности восстановить свою родину можно будет забыть на долгие годы. Если беженцы вообще не перемрут, от холода и голода.
Но именно последнего Король-под-Горой не собирался допускать: он шагал достаточно быстро, чтобы коню Барда приходилось переходить на бег рысцой, лишь бы догнать упрямого как баран гнома. До Дейла было рукой подать, и очень скоро показались окраины этого некогда славного города. Стоит надеяться, что шанс на его спасение ещё не полностью загублен.
Его, Торина, стараниями.

+2

8

Упрямый гном не уступал. Бард мысленно воззвал ко всем существующим и вымышленным богам. Торин имел  резон упираться, но для человека упертость горного  народа казалось излишней, гипертрофированной и ненужной сейчас. Однако, Бард, будучи умудренным опытом, промолчал и поудобнее ухватил белую  кобылу за узду, шагая  рядом с груженным золотом королем Эребора.
- Значит,  вы думаете, что это дело рук оставшихся в живых темных сил. Ты ведь говоришь о проклятых крепостях? - Бард повернул  голову к своему  собеседнику, и выглядел он почти удивленно. - Одна из этих крепостей  отравляет эльфийский лес. Гендальф достаточно рассказал  мне о Дол-Гулдуре. Но  крепость пуста. Она брошена всеми. Теперь, - невольное  желание остановиться и удержать гнома за  плечо, чтобы он почувствовал  вес его слов было  благополучно проглочено. Бард нахмурился.
- Другая крепость лежит ближе. Гораздо ближе, Торин. Ты уже отправил отряды разведать, куда ведут следы похитителей? Ты слишком долго сидел в своих каменных залах. За твой совет спасибо, за своими детьми я пригляжу теперь. И я был бы осторожнее еще раньше, если бы ты не  заперся в Горе, - укор звучал  в словах  человека. Не злой, но достаточно весомый, чтобы дать Торину понять, какими еще осложнениями могло  обернуться его  молчание и нежелание идти на контакт с тем,  кто  связан  с ним соглашением о дружбе и мире.
- Мне  кажется,  что  люди, в  отличие от гномов и эльфов не представляют интереса для наших  врагов. Мы не обладаем ничем из  того, чего жаждет темная сторона. Мы всего лишь живем в этих суровых  краях.. Им нужна Гора, нужно ваше золото, нужна месть и тьма. Силы людей на исходе, на  нас не размениваются, ведь мы даже не получили в  срок полагающееся нам по уговору. Сегодня ты это изменишь, Торин.
Впереди показался каменный  мост в город и белая лошадь,  почуяв  запах  дыма и жилья повела ушами ушами, прибавила  шаг. Бард  шлепнул  ее  ладонью по крупу и она унеслась по мороженному камню к тяжелым воротам. Что же, страже  тоже стоит дать время для  радушного приема. Их заметили на башнях, закопошились  закричали. Две фигуры на мосту еще не успели ступить к  воротам, а  те уже  были  распахнуты. Городская стража, собранная из  рыбаков и плотников глазела на обоих правителей, да  их спинами виднелись и закутанные в  худые шали женские лица. Дейл встречал Торина тишиной  ровно до того момента, когда гном не переступил границу городу. Голос словно вернулся ко всем сразу: облегченно и шумно вздохнули женщины,  мужчины загалдели о том, что наконец то дождались густой мясной похлебки. Человек и гном проходили дальше по улицам восстанавливающегося Дейла и их не на секунду не оставляли радостные  взгляды  и громкий шепот о том, что  трудные времена, наконец, подходят к концу. На главной площади Бард  счел нужным остановиться. Стоя на ступенях Большого Холла, на возвышении, он имел  возможность обратиться сразу ко всем.
- Темное время будит самое дурное даже в самых светлых головах. Мы пережили уже столько, что хватит на несколько поколений. Но наши дети будут избавлены от нужды. Торин Дубощит, Король-под-Горой, сдержал  своё слово. Вот он сам. Он явился в  наш  город, чтобы отдать оговоренное лично. Не убоявшись задержки. Жители Дейла,  его тяжелая ноша - ваша сытная еда, ваша теплая одежда.
Толпа загудела: кто-то радовался, кто-то роптал о том, что слово свое гном мог бы  сдержать и ранее. Бард поднял руку.
- Вы в праве спрашивать почему золото добиралось до вас так долго. Есть причина. Нерадостная весть задержала благородного Торина. Весть, которая, я боюсь,  коснется всех и каждого в этой части мира. А пока -  возьмите нужное вам, да не забывайте, что  это — лишь первая птица. Дейлу полагается еще. Хильда! -  Бард отдал молчаливый приказ деловой женщине, тут же ставшей подле золота. Несколько стражников обступили ее для порядка. Она разделит деньги по свести, и достанется всем. Уже сегодня же отправится повозка за продовольствием. Бард положил  руку на плечо Торин.
- Идем внутрь, потолкуем еще.

+1


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Настоящее » Сделки - дело равных [Bard | Thorin Oakenshield]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC