The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N
Admin

W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-21.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы!
Благодарим Вас за терпение и просим встречать восстановленный дизайн. Мы вернулись к традиционному виду!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » #1.1 Туда и обратно [Smeagol | Bilbo | Redtang]


#1.1 Туда и обратно [Smeagol | Bilbo | Redtang]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники.
Бильбо Бэггинс, Редтанг и Смеагол
Жанр, рейтинг, возможные предупреждения.
хоббитский экшн с элементами боевика и преисполненный драматизма в глазах голума.
Краткое описание.
После долгой разлуги, они встретились вновь. Хоббит, который только что чудом не оказался в руках разбойников, но потерял друга Фили. Горлум, который отправился на поиски своей прелести и хочет, во что бы то ни стало, вернуть свое сокровище. А Эребор ждет...
Дата события.
Конец декабря.

+1

2

Зима. Самое ужасное время года. Жуткий холод, отсутствие пищи и скитания вывели Голума из себя окончательно. Никогда он не бродит по окрестностям как сейчас, ругаясь сам с собой на весь лес. О конспирации он не думал, нет-нет. Он и не надеялся нагнать мерзкого хоббита, поэтому не сильно-то и прятался.
Наступая голыми пятками на тонкий слой снега, Смеагол медленно брел куда-то вперед, не оглядываясь назад, не вертя головой, он смотрел прямо, и иногда опускал голову , глядя в снег. Иногда на нем изображались следы ног или сапог. На своем долгом пути Голум нашел сотни таких ямочек в зимнем покрове. И все сапоги.
- Мерзкие эльфсы моя прелесть! Ходят тут топчут! - бурчал он про себя, в свою очередь наступая на снег, с приятным хрустом путая цепочку следов птиц - Сейчас бы поесть, моя прелесть, да! Дассс! Рыбки.. - впервые за долгие часы Смеагол оглянулся по сторонам, выискивая хотя бы маленькое озерцо.
- Замолчи! - прошипел на него Голум - Вся вода замерзла, у нас нет времени!
Тяжело вздохнув, Голум побрел дальше, мучительный холод начинал изрядно напрягать. Настроение было не просто плохим, оно было ужасным. Этому способствовал сильный голод. За то время, как бедняга в пути, он не ел ничего. Не ел с самого утра. Сейчас Смеагол улыбаясь и буквально обливаясь слюнками думал о рыбке. О том, как приятен хруст её косточек, её слегка солоноватый привкус... Это же не какой-нибудь кролик! Хотя сейчас Голум был бы рад даже любой маленькой крыске.
- Где этот волосатый хоббитс?! - в отчаянье завопил бледный - Это все из-за тебя!
Беспокойство Голума было объяснимо. С того время, как он заметил следы больших голых ног прошло более получаса, и Смеагол окончательно сбился с пути, вглядываясь не в дорогу, а думая о еде.
- Тебе лишь бы пожрать! - продолжал Голум размахивать руками и вертеться на месте, ища хоть какой-нибудь признак пребывания хобита.
- Не вини нас.. - обиженно промямлил Смеагол - Мы не ели уже очень долго, моя прелесть...
- По твоему виноват я?! - закричал Голум и дал сам себе пощечину, наказывая глупого напарника - Вот уже много месяцев мы ищем ненавистного Бэггинса, и лишь сегодня набрели на его след! И ты все испортил!
Смеагол скорчил виноватую мину и затих. Так они и сидели оба на снегу, понятия не имея, что теперь делать.

Отредактировано Smeagol (2014-09-27 16:59:02)

+3

3

Хоббит бежал сломя голову, как заговоренный, когда услышал Фили, в голосе которого, как никогда ясно, он услышал Торина. Голос, которому крайне сложно перечить, да и не особенно хочется. Скажет бежать - побежишь. Скажет стоять на смерть - выстоишь. Вот Бильбо и бежал, следуя указаниям юного принца, так что пяток своих не чувствовал. Кто на них напал он толком не понял, точнее сказать не понял совсем. Сперва в каждом силуэте ему чудились орки, но потом его напуганный мозг пришел к выводу, что вовсе это и не орки. Уж точно не эльфы, потому как были они не высокого роста, да только от того им легче не стало. Фили выпускал стрелу за стрелой, и полурослик слышал их свист так ясно, будто сам отправлял их в полет. Дышать он уже почти не мог, легкие бешено сжимались, а ноги все неслись вперед по промерзшей сизой от инея земле. Одна из стрел просвистела совсем рядом, прорезав синий кафтан хоббита и врезавшись в дерево. Бильбо с ужасом понял, что еще несколько сантиметров и она бы пролетела прямо сквозь него. В такой спешке и суете, когда маршрут выбирается по методу "а вон там их вроде бы еще нет" не ровен час наткнуться на непроходимую чащу или пауков! Хотя может быть сейчас пауки были бы кстати... Фили схватил его за ворот, уводя за собой вверх по узкой тропинке на покатом склоне. Слух полурослика ухватил плеск воды, где-то совсем недалеко, и это было похоже на надежду, которая со скоростью звука очередной стрелы, была упущена. Бильбо успел всего один раз обернуться и в тот час его словно одернули за плечо. Хоббит споткнулся и, хватаясь за воздух покатился по обрывистому склону оврага вниз.

Бильбо вырвался из туманного забытья практически в прямом смысле. На ноги он конечно не вскочил, потому как оказалось, что лежал он, уткнувшись лицом в подгнивающие от сырости осенние листья. В ушах еще шумела погоня, да так ощутимо, что потерявшийся в реальности полурослик испуганно огляделся по сторонам. Над головой его ветвились черные стволы высоких вязов. Овраг, в котором он очутился, теперь казался руслом покинувшей эти места реки. Рядышком с ним мостился небольшой ручеек, ныне скованный льдом.
- Фили? - с надеждой, но все же не громко позвал Бильбо. Внезапно его осенило, что совсем не ясно, сколько он тут пробыл и от этой мысли ему стало еще холоднее и страшнее прежнего. Выпрямившись во весь рост, хоббит несмело прошелся вдоль ручейка, все время озираясь и приглядываясь. Наконец, когда овраг начал расширяться, а шелест воды уже не казался далеким миражем, Бильбо окончательно осознал, что теперь он здесь один, и где его друг Фили теперь - совсем неизвестно.
Нужно было как-то выбираться отсюда, пока еще не поздно. Попытавшись подняться по склону и успешно проехавшись вниз, Бэггинс пошел вдоль по оврагу, надеясь так или иначе выйти из этой колеи. Совершенно опустошенный.
Плелся он так до тех пор, пока не обнаружил впереди едва заметную тропинку, к которой ему удалось выйти. Теперь перед ним раскинулся темнеющий лес. Вот так дела - вздохнул хоббит, переминаясь с ноги на ногу - Должно быть, если идти по тропинке обратно, вверх, я смогу вернуться туда, где последний раз видел Фили...Может сойти с дороги, чтобы не попасться тем разбойникам? Бильбо поежился от вида густого сумрака, блуждающего среди деревьев, и двинулся в путь.

+1

4

Назад медвежий караван возвращался налегке, а значит, дорога домой должна была занять у них гораздо меньше времени, чем путь до Одинокой. Что, признаться, не могло не только не радовать, но и служило неким стимулом, который подгонял беорнингов и щипал морозным ветром их обледенелые пятки. Даже большую часть резных повозок Танг, широким жестом своей миниатюрной руки, оставила в Дейле, и теперь, вновь устроившись на братском загривке и укутавшись во все тряпье, которое было на неё надето, слушала приглушенные рыки. Кто-то делал ставки. Затребовала ли она, чтобы новоиспеченный людской король вернул сие имущество обратно андуинской лисе, когда она вновь вздумает посетить их с визитом. "Вот... Батя, удружил..." Впрочем, её и саму это веселило, и она урчаше посмеивалась, наглаживая сидящего на её коленях Енота, грея пальцы о его жесткую шерсть. Их сердца грели предвкушение и перспектива в ближайшую неделю оказаться в родных долинах, у теплых очагов и рядом с любимыми.
        На очередной привал они останавливались, когда даже исполинские ноги оборотней сковывала усталость. Они брели весь день и двигались, как и ожидалось, намного быстрее, но все равно преодалеть весь обратный путь за одни сутки не могли просто физически. Сумерки сгущались под сенью редеющих листвой деревьев, и медведи довольно сноровисто, хотя и со стороны очень грузно принялись усраиваться на ночлег. Лисица мягко подтолкнула своего малого друга под хвост, и тот, недовольно чавкая, сполз сначала с её колен, потом сиганул на земь, махнув своим полосатым хвостом, а потом и вовсе скрылся за ближайшими деревьями, быстро семеня лапами. Танг, проводив зверька взглядом, тоже спешилась и двинулась к одной из оставшихся повозок, чтобы помочь распрячься тем немногим, кто все еще должен был тащить их на себе.
        Енот вернулся, когда женщина кормила сладкими орехами двух медвежат. Их малогобаритная компания расположилась под теплым боком у большой медведицы, что уже мерно похрапывала и чуть дергала задней лапой во сне, видимо, даже сейчас спеша домой. Зверек нервно озирался по сторонам и Танг нахмурилась, даже на таком расстоянии чуя исходившую от него тревогу. Она поднялась и двинулась навстречу, посильнее запахнувшись в верхнюю накидку. Зверек, прижимая уши к макушке, протянул женщине наконечник железной стрелы, Танг, продолжая хмуриться, помятуя о своих нелегких отношениях с любителями натягивать тетиву, обнюхала кованный металл и отметила про себя, что это  жало не эльфийской стрелы. Немой диалог между ними продолжался не дольше пяти секунд, после чего енот исчез из поля зрения на пару минут и возвратился, таща на сабе ее меч. Запах на оружии был относительно свежим.
        Мохнатый друг сначала вел её по своим следам, а потом и сама лисица уловила в воздухе нечто, что заставило липкий холод пройтись вдоль позвоночника. Дальше они двигались в ровень, пока не наткнулись на следы недавней толи схватки, толи еще чего. Танг закрыла глаза и повела носом, вслушиваясь в запахи. Едва различимые отголоски быстрым шагом, хаотично уходили резко в сторону от этого места, изворачивались зигзагами, петляли. "Похоже, была погоня." Оборотень покрепче сжала кулаки, поднесла их к своему носу и глубоко втянула воздух, перебивая другие запахи и пытаясь отделаться от картин скачущих камней перед глазами. "Но я не чую ни крови, ни чужойплоти поблизости. Вот что, дружок, возвращайся назад, передай Гримбеорну, что я задержусь еще немного. И пусть будет начеку."
"А я пока попробую выяснить, что здесь делает запах хоббита."

Отредактировано Redtang (2014-11-26 17:44:33)

+1

5

Долго раздавались ворчливые проклятия из-за стволов деревьев, Голум винил все вокруг в своей неудаче. Самое удивительное, что Смеагол не влезал, он знал, что если произнесет хоть что-то, то он труп, ох как он боялся Голума. Что делать и куда идти никто не знал. Смеагол, в общем-то, не жаждал найти хоббита, рано или поздно они все равно наткнутся на него или его след, мир тесен. "Сейчас бы поесть" - повторял Смеагол в голове, надеясь, что его приятель закончит ругать листик за то, что он, видите ли, упал не в то место, и двинутся наконец в путь. Голум, однако, смирился и прижался спиной в стволу дерева, чтобы обдумать план действий. Дерево было холодным, отчего по бледному телу на перегонки бегали мурашки, отчего было не только холодно, но и неприятно. Он тяжело дышал: медленно втягивая воздух, а потом выпуская белое облачко, которое медленно расползалось и терялось из виду. с этим хоббитом Голум уже набегался, он уже давно придумал, как может убить мерзавца. У него много было вариантов, но лидирующий вариант, это, конечно же, задушить. Чтобы видеть, как из полурослика не спеша выходит жизнь, как краснеет его морда, как сон завладевает им, как ему жарко... И вот, хоббит закрывает глаза и полностью расслабляется, безжизненно оседая на холодной земле. Тогда, и только тогда, Голум осознает собственную победу, а великое кольцо примет за трофей, заслуженный трофей. Только этими мыслями долгие годы худощавый греет себя холодными, одинокими ночами.
В животе заурчало. и лишь этот неприятный для ушей звук вернул Голума в настоящее.
- Поверить не могу! - продолжал Голум, - Он ушел от нас!
Смеагол жалел о том, что не задержался на прежнем месте ночлега и не поймал себе кого-нибудь покушать. Красавцы вновь двинулись, только на этот раз не вперед, а назад. Они повернули обратно, туда, где в последний раз видели следы больших ног хоббита. Пройдя так пару метров, Голум действительно их нашел, хотя и с трудом: их почти засыпал ветер. Смеагол глянул по сторонам, он молил природу, чтобы та дала ему хоть маленького червячка! Хотя какой червячек под снегом? Пускай и под сантиметром, земля твердая и ледяная, там не то что червячек, сам крот сдохнет. Но нет, флора сжалилась над беднягой и решила не давать ему умереть от голода, во всяком случае, пока что. Кусты с редкими черными листьями, накрытыми инеем, зашевелились. Оттуда выбежал зайчик, прямо перед Смеаголом. Ну, что сказать, это шокировало всех троих. Оба субъекта замерли на месте, понимая произошедшее. "От самоубийца!" - удивленно воскликнул Смеагол, пускай и про себя, - "Но нам это нравится!" Не теряя ни минуты драгоценного времени, Голум прыгнул на зайца, тот, конечно, хотел убежать, но не далеко. Голум быстро сломал ему шею, и пушистик перестал дергать мягкими лапками.
- Блеск, моя прелесть! Обед подан! - на этих словах Голум сдернул пушистую шкуру с живота кролика и начал грызть его сырые внутренности, они были теплыми, мягкими, вкусными... Любой голодный путник позавидовал бы. Но он не перестал думать о хоббите ни на секунду. Теперь он шел по следам и ел одновременно, оставляя за собой кровавый след. Шел долго, но теперь это время можно был занять. Вскоре, Смеагол закопал шкуру под кустами, просто потому что вспомнил о маскировке. Да, толку от этого было мало, ну и пусть. Голум обтер руки и рот об снег и пошел по тропинке, глядя в следы. Вдруг он дошел до того места, где хоббит явно не ожидал гостей. На тонком снегу появились еще одни следы, она дошли до следов хоббита, а потом обратно. Но куда же делся полурослик?
- Может его кто-то схватил и унес? - предложил свою догадку Смеагол, но на его радость, его напарник никак не обратил внимание. Голум хотел было пойти вперед, и увидел весьма крутой обрыв, по которому тянулся длинный след падающего хоббита. Скатившись на ногах с него, Голум обрадовался и пошел по следам дальше, он чувствовал, что хоббит уже не далеко.

+3

6

Было очень холодно. Слишком холодно, чтобы приписать какую-то другую причину пробирающей до костей дрожи в собственном теле. Крадучись, он брел по широкой тропинке, пытаясь высмотреть хоть какие-то следы гнома, но они исчезли, будто бы и не было вовсе в этом лесу Фили. Кто же напал на них и зачем? Неужели помимо разнообразных ужасных тварей, что живут под покровом густой листвы Лихолесья так же великолепно, как под покровом ночи, здесь есть еще и разбойники?! Столько месяцев он провел в пути и никогда еще не сталкивался с подобным. Однажды их обокрали тролли, оставив без пони и едва не зажарив всех на ужин. В королевстве Трандуила их отряд тоже остался без оружия, потому как всех самым серьезным образом проверили и конфисковали все колющие-режущие предметы. А в родном Шире у него были некоторые родственники, которые не гнушались самыми меркантильными выходками. Почему же теперь они с Фили стали дичью, которую загоняли в тупик. -или в ловушку... - проговорил хоббит себе под нос внезапную догадку, которая озарила его, затуманенное холодном и пульсирующей ссадиной, сознание. Взгляд устремился в окружающий его лес. Треск древесины калечил спокойствие тишины и натянутые нервы полурослика. Бильбо вгляделся в гущу леса, пытаясь рассмотреть хоть что-то среди сизых от инея стволов деревьев, и ничего не увидел. ему хватило сделать еще несколько шагов, чтобы увидеть капли крови ведущие к кустам. Бильбо встрепенулся и тихонько пошел по алеющему следу. Если Фил еще жив, то нужно как можно скорее придти к нему на помощь, а если нет.... Хоббит в нетерпении ускорил шаг, едва понял, что никого в округе нет. Замерев перед кучкой снега, пусть даже слишком маленькой для размера молодого гнома, Бэггинс не успел размыслить, что там может быть. Уже в следующее мгновение он раскапывал снег и землю, то и дело цепляясь взглядом за следы крови. Внезапно он наткнулся на что-то влажное и теплое и тут же потянул это на верх. Мертвый кролик, вот так дела! Хоббит выпустил из рук шкурку зайца и отшатнулся назад. Что это может быть?! Полурослик простоял на месте еще несколько долгих минут. Даже хорошо, что это не Фили. Надежда на то, что он еще жив где-то в неизвестности лучше, чем найденное мертвое тело. Тяжело и напряженно выпустив воздух из легких Бильбо решил, что больше здесь ему делать нечего. Нужно бежать, причем срочно, в ближайшее селение и просить о помощи. Еще нужно предупредить Торина. А так же не быть съеденным тем существом, которое оставило после себя такой след. Бэггинс заторопился вернуться на тропинку, чтобы хоть как-то отыскать дорогу назад или вперед, может быть влево или вправо — куда-нибудь, но побыстрее. Несмотря на сумрак белеющие морозные силуэты лесного убранства просматривались хорошо, будто их обливал тусклый свет невидимой луны. Благодаря этому хоббит разглядел чью-то фигуру, неторопливо двигающуюся в лесной чаще. Потребовалось собрать все свое мужество, чтобы не кинуться улепетывать прочь, и веру в человечность этого неизвестного путника, чтобы решиться окликнуть его. Впрочем, клинок, рукоять которого была уже стиснута ладонями, добавлял уверенности в своих силах. Хоббиту очень хотелось, сильнее прежнего, использовать свое кольцо, ощутить силу кольца на своем пальце. Спрятаться от всего мира и пронаблюдать в полной безопасности, но последнее время хоббит старался не одевать его без самого крайнего случая. -Здравствуйте, — окликнув предельно вежливым приветствием темный силуэт, зависший среди деревьев, Бильбо старался не показать своего страха, от которого поджилки тряслись, и не обращать внимания, что наставленный в сторону незнакомца клинок — это все же как-то не вежливо. Тем временем таинственное создание не откликнулось, а крепости духа у хоббита не пребавлялось. - Добрый вечер! — голос чуть сорвался на последнем слове, перейдя на писк. Не нравилась ему эта неопределенность. Хочешь съесть — так давай уже, пытайся. Не хочешь — ну, так отзовись же, откликнись, не доводи доброго хоббита до сердечных коликов! Вокруг и так полно шорохов, треска, хруста, шелеста и прочих прелестей ночного леса.

+1

7

Таиться не было нужды. Запахи, хоть и были свежими, но оставившие их были уже длеко: "По краней мере, даже пустись я галопом, догнать их шансы крайне малы." Опасаться же иных хищников оборотень не имела привычки, хотя, кто-нибудь покрупнее и по клыкастее, а еще голоднее, вполне мог принять крохотную, в срвнении с любым медведем, Лису за детеныша, отбившегося от стаи, и счесть легкой добычей. Мысленно взяв это на заметку, Танг решила не отходить от места их стоянки слишком длеко, тем более, что незнакомые запахи вполне могли привлечь так называеых лесных санитаров. "Если в процессе погони кто-то все таки напоролся на конец чужого меча, то сейчас его тело как раз дожидается первого падальщика, или запах пролитой крови раздражет хищников отсутствием мертвого мяса, если следы заметали."  Лиса двигалась не спеша, но скупо, прислушивясь к лесу, его сумеречному шепоту. Минуя путь нападавших чуть поодаль, по их же следам ведомая в неизвестном направлении, Лиса замерла на миг, прикрыла глаза и глубоко втянула запахи, читая их, как раскрытую книгу. Рзвернувшееся здесь мазками легло на темноту, на обратной стороне век множеством еще ярких отзвуков, безликими линиями камни, закованные в металл, хаотично продирали себе путь, немногим отставая от тех следов, которым воображение все же дало имена, воскрешая в памяти первые, еле уловимые, почти выветрившиеся, запахи гари, жженной хвойной смолы, варжьей шерсти, орочьего смрада, крови и пота вперемешку с ароматами цветов мака, которые росли на ближйшей от дома поляне, старого тряпья, давно мертвых зверинных шкур, железа и смертельной устлости. Привычно запоздло вспыхнули обрзы: лица, обтянутые налетом дорожной пыли и легкого недоверия, страх безошибочно читающийся в глазах и отчаяная смелость бьющаяся в ритме дыхния. Первая встреча с Беорном явно была ударом по их психике, но, похоже, не самым сокрушительным. Память перебрала светлые, заплетенные в косы волосы, качнула бусины в усах, взъерошила кудри из которых торчали острые ушки, заглянула в две пары светлых глаз. Собственное сердце забилось быстрее, ноги сами прибавили шагу, захотелось рычать, вцепиться клыками в чью-нибудь глотку. До крови, до хруста чужих костей в зажатых в челюстях. Звериная натура подхлестывала человеческий разум, который Танг мгновение спустя призвала остаться хладнокровным. Запах и  следы вели ее, переплетаясь друг c другом, полупрозрачными фигурами в окружении теней спеша впереди.
Лиса остановилась у развилки, слегка растерянно переводя взгляд с обрыва, куда кубарем скатывался хоббичий дух, и устремляя взгляд дальше в лес, вслед за гномами. Она вновь принюхалась, обеспокоенно пытаясь уловить медные ноты в холодном воздухе, бросила последний взгляд в сторону чащи, сжав челюсти, и шагнула к обрыву.
Запах полурослика тянулся до самого дна, но только он и вел обортня все ниже, видимо, им с самого начала нужен был только гном, на исчезновение хоббита никто и внимания не обратил. Танг старалась ступать аккуратно, но неизвестность чужой судьбы полстегивала, заставляя полагаться на собственную ловкость. Она оступалась пару раз, подставляла ножны, едва не падая, и вновь продолжала спуск, пока...
Ее внимание привлек блеск, хотя сначала дернулись уши, от звука соприкосновения металла о металл. Оборотень застыл, внимательно вглядыаясь в крохотный золотой обруч на земле. Ощетинился, чувствуя, как нечто зовет ее, растекаясь словами по сознанию, еще не гипнотизируя, пока просто уговаривая.
- Вижу... - она похлопала глазами, свела брови над переносицей, сжала в кулак вдруг зачесавшуюся ладонь. Наклонилась, операясь на меч, свободной рукой почти касаясь кольца. Подцепила обод отросшим полукогтем, принюхалась к (что это, золото? Золотые кольца умеют говорить? Чье оно? Удача? В чем мне повезло?) находке. Врочем, она уже знала, в чем ей повезло. От кольца пахло полуросликом, искомым хоббитом. Провда только запах и напомнил ей, зачем, собственно, ушастая сиганула в овраг. Вздернув брови, махнув хвостом, Танг пригладила бок кольца, полюбовалась на блики, и, отдернув себя, спрятала украшение в кисет, к найденному ранее наконечнику. Понюхала пальцы, чуть скривилась лицом, поежилась, толи от холода, толи...
Лисьи уши встрепенулись на черновласой макушке, ветер донес до ее чуткого носа смесь запахов, из которых легко вычленялись два особо острых, кровь и гоблинский шман. Только этого ей и не хватало.
Женщина пригнулась к земле, пытась слиться с местностью, и неспеша поползла вверх и немного в сторону, ругаясь про себя о невозможности перекинуться в четвероногую личину. Она успела заползти за жухлый куст и притаиться в его почти лысых ветках, прежде, чем по склону скатилось существо, несшее на себе те самые запахи, которые взбелинили нюх. Лиса неотрывно следила за почти голым скрюченным человечком, неосознанно поглаживая кисет, где она спрятала кольцо. Ее одолевали смешанные чувства жалости и отвращения к его неестественному виду. Впрочем, неожиданный гость не стал задерживаться, а целеустремленно направился дальше. "Он ищет кого-то," - смотрела лиса вслед удаляющемуся лысому существу, как вдруг ее пронзила догадка. - Или что-то. От него разило кровью, и что-то ей подсказывало, что шел "гоблин" по следу мистера Беггинса. Других по близости не наблюдалось. Возможно, пока она разглядывала здесь побрякушки, этот хмырь растерзал бедного хоббита, и, если он досихпор ищет, то очевидно не нашел того, что искал на поверженном. Нарисованные воображением картины подстегнули Танг похлеще кнута. Она дождалась, пока предполагаемый вероломный убийца хоббитов окончательно скроется из виду, и как можно быстрее пустилась по его следам в обратную сторону, надеясь, что просто зазря паникует.
*  *  *
В чаше слышался шорох, следы вывели оборотня обратно на утоптанную тропинку, на которой прибавилось следов. Ветер дул прямо в лицо, порывами донося до носа всю ту же кровь и запах хоббита. Свежий. Надо скорее найти его, отдать чертово кольцо, отвести в лаг... отдать... Кольцо... - Хвост застыла, сглатывая ком в горле. Разум вдруг кольнуло непртвычная жажда собственности, нежелание отдавать находку его владельцу в друг затопило сознание, обескураживая. "Что это со мной?" - она двинулась дальше, но словно через пелену, шаг за шагом, проходя сквозь невидимые барьеры. Чужой голос показался безмерно далеким, но его звук ускорил возвращение в реалие. А когда она его узнала, пальцы покрепче сжали рукоять меча. Лиса молчала, не узнавая себя, лишь надвигалась роковой тенью. Она пришла в себя только тогда, когда голос полурослика сорвался. Дернулась, отшатываясь и содрогаясь всем телом от мыслей в своей голове. "Нет-нет-нет... Я же хочу... помочь.
- Не думала, что встречу Вас, мистер Беггинс на такой дорожке. Не стоит бояться Или... Опустите меч. Я не причиню Вам вреда.

+1

8

Голум медленно наступал босыми ногами на снег, проходя незначительное расстояние. Он чувствовал чье-то присутствие, чей-то взгляд. Смеагол обеспокоенно обернулся - никого, он поглядел по сторонам, тоже, ничего примечательного. И все же, что-то здесь не так. Голум прошел ещё несколько шагов, потом вовсе остановился и вновь начал озираться по сторонам, ему было не комфортно знать, что тут кто-то есть и этот некто следит за ним. Голум, продолжая нервно вертеть лысой головой, продолжил путь, но так медленно и тихо, что его не услышит даже зверь. Хотя прерывистое, полное тревоги, дыхание выдавало его. Смеагол дошел до какого-то куста и пригнулся, на всякий случай, у него в голове звякнула одна мысль. Увлеченный следами он совсем перестал полагаться на другие чувства, кроме зрения. Голум принюхался: в нос бил до жути знакомый запах, столь едкий, что вызывал сильное желание свернуть кому-нибудь шею, причем как можно быстрее, этот запах сводил его с ума, злил его, будил в нем жажду мести... Да, пахло ненавистным Бильбо Беггинсом. Но самое обидное было не это, обидно было осознавать, что родимое колечко в лапах этого мерзавца! Смеагол даже подумывал: "А может попросить его отдать нашу прелесть?" Но, увы, этот вариант был настолько абсурден, что даже сам Шмыга это понимал. Такое кольцо не отдаст никто! Это же самое важное, что может быть в нашей жизни! Любой, кто увидит такое кольцо, уже никогда его никому не даст... без боя. Скорее всего, хоббит просто заколол бы его эльфийским мечом, который у него был в тот роковой день. В любом случае, просить было тщетно. Это уже можно было бы сказать абсолютно уверенным. Но как завладеть прелестью? Логично, что отобрать. Но как же?
- Нужно было сссссвернуть ему шею, тогда, в пещере! - неожиданно для самого себя воскликнул Голум и осекся: не заметил ли кто?
Конечно же, услышали, поэтому Голум ударил себя по голове, почти вплотную прижался к холодной земле так, что кончики травинок (если такие выбивались из-под тонкого слоя снега) кололи его тело. Он передвигался беззвучно, стараясь забрести куда-нибудь в кусты, чтобы его было тяжело различить. Не обнаружив такого удобного мета, Голум кинулся на дерево, пара мгновений и он уже сидел на одной ветке, которая висела очень высоко. Место не безопасное, но, как известно, если рядом опасность, больше половины жертв даже не додумываются посмотреть наверх. Поэтому у Голума был шанс, он был равноправен риску, но все же... Если Бильбо встанет под деревом, то Смеагол легко может прыгнуть на его шею, сломать её и отобрать прелесть! С этими позитивными мыслями он сидел и глядел вниз. Он принюхался еще раз: свежий воздух, мерзкий запах испуганного хоббита и еще что-то... Был еще один запах, но его носитель был неизвестен. Голум учуял его и в первый раз, но не обратил внимания, а зря. Такого запаха он раньше никогда не знал. Это был запах то ли животного, то ли человека, то ли вместе, с этим Смеагол не сталкивался, а потому очень озадачился. Кто же это мог быть?
Мозговой штурм прервал голос, он доносился с севера от дерева, где сидел Голум, звук был близко и бледный отчетливо слышал каждое слово:
- Здравствуйте... Добрый вечер! - прилетел знакомый голос, заставляющий вздрагивать Голума каждый раз, когда тот его слышал.
- Не думала, что встречу Вас, мистер Беггинс на такой дорожке. Не стоит бояться... Опустите меч. Я не причиню Вам вреда. - а этот голос Смеаголу был незнаком. Вполне возможно, что и пахнет она так же, незнакомо. Это была девушка, причем, голос у неё был весьма неплох, хотя кому судить, так точно не Смеаголу.
Голум перебрался на другую ветку, в ту сторону, где были слышны голоса. Шума Голум почти не произвел. Смеагол обрадовался, через заснеженные нити веток он увидел обоих собеседников и облегченно вздохнул. Выдавать себя он не собирался, проследим, что происходит, потому что окажись эта девка на стороне вора, ему одному не справиться.

Отредактировано Smeagol (2014-12-25 20:39:39)

+2

9

Хоббит наконец-то смог выдохнуть и немного успокоиться. По крайней мере это не мрачный таинственный монстр, не варг, не гоблин или орк. Это мирная девушка, которая уже была с ним знакома и говорила довольно приветливо. Как тут не обрадоваться? Однако же он вовсе не знаком с ней. Не помнит ни лица ее, ни голоса. Неужели позабыл? Да, встретить хоббита в Лихолесье сойдет за диковинку, да только и он не думал, что встретит одинокую девушку в сумраке Миквуда. Сомнение кольнуло хоббита так сильно, что он даже застыл на долю секунды, борясь с мыслью, что эта хрупкая девушка участвовала в нападении на него и гнома.
- Мы... знакомы? - он прищурился, чувствуя как нервно сжались пальцы на рукояти клинка, и переступил с ноги на ногу. Незнакомка ничуть не выше его самого и сей факт наводил только на одну мысль, что она человеком не является. Может быть гном или еще кто?. Хоббит очень надеялся, что это все же не враг, а просто добрый путник, который сможет помочь ему. Ведь ему много нужно успеть сделать. Ведь не смотря на то, что он тут один, а вокруг мир, - темный и опасный - который не мог успеть измениться после Битвы, что была не так уж и давно, и, без сомнений, ему в самом деле страшно, главной его задаче было вовсе не спасение собственной шкуры. Там, за лесом и холмом, за пустошью Смауга и возрождающимся Дейлом, ничего не знают о том, что произошло. Они с Фили надеялись вернуться быстрее, чем Торин узнает об их исчезновении. Собрались и отправились в путь, ни сказав Королю-под-горой о своем походе. Торин бы никогда не дал своего разрешения на осуществление безумной идеи хоббита. Одно упоминание о лесном короле ввело бы его в состояние непримиримой злобы. Ведь он, Торин сын Траина внук Трора, Торин из рода Дьюрина, Торин Дубощит, Король-под-горой с большим скрипом преодолел свое упрямство, чтобы вступить в диалог в присутствии Трандуила. Мирные переговоры, дружественный жест - ни за какие коврижки он не пошел бы на это. 
Хоббит слушал все, что говорила ему девушка, если не в пол уха, то в три четверти. Его мысли перенеслись в тот день, когда Торин пришел в себя впервые после войны и трех дней беспамятства наконец пришел в себя. Как он сказал тогда, что если хоббит что-то замыслит, пусть скажет ему об этом без утайки. Бильбо тяжело вздохнул, чувствуя себя виноватым. Он непростительно ошибся, отправившись во дворец Трандуила и не оставив ни единого намека Торин об этом. И вот Бэггинс не сумел ничего сделать, ни чем не смог помочь Фили и теперь может лишь гадать о том, где он и жив ли вовсе. Возможно, если бы как можно скорее известить Дубощита о проишествии, то можно было бы выйти на след похитителей, поймать их и вернуть принца в отчий дом!
- Послушайте, мне очень нужна ваша помощь. Я и правда оказался тут не просто так, прогуливаясь перед сном. Я отправился сюда с Фили, чтобы... - Бильбо прикрыл рот, чтобы не сболтнуть лишнего, ведь какими бы благими не были намерения у этой доброй странницы, ей все равно не стоит знать о изначальной цели путешествия - разыскать лекарственные травы - добавил он с заминкой, которую скрыть вряд ли удалось, потому спешно продолжил, - но это не главное. Ведь я пошел сюда не один. - он напряженно взглотнул - Я отправился сюда с Фили, племянником Торина Дубощита - называть его Королем-под-город или озвучивать родословную хоббит еще не привык. Гном, возможно навсегда, останется для него в первую очередь именно Торином Дубощитом. Бильбо спрятал клинок за пояс и подошел ближе. Его не покидало чувство, сродни тому, что обуревало его во глубине сновидений. Будто кто-то наблюдает за ним, да не просто так, а чтобы забрать то, что теперь принадлежит ему. Скверное чувство, которому поддаваться совсем не к месту. Торин, Торин, Торин... нужно думать о главном.
- На нас напали. По дороге сюда, прямо там, за поворотом - Бэггинс заговорил тише, но гараздо быстрее и эмоциональнее - Мы пытались убежать, скрыться, но избавиться от погони не удавалось. Они будто знали, куда мы направляемся, куда свернем. Я даже не понял откуда они взялись, в нас просто полетели стрелы! Я думаю... это была засада. - да, это наверняка была засада. Спланированное нападение, целью которого был вовсе не хоббит, а наследный принц. Хоббит почувствовал, как голова его пошла кругом, а к горлу подкатило странное тошнотворное ощущение круговерти.
- Если бы только я не свалился в овраг, я бы хотя бы знал, где мой друг Фили и кто, в конце концов, его похитил, но увы...Я бродил в округе и так и не нашел его. Я думаю, что если он не... - убит? Снова это помутнение в глазах от мысли о смерти гнома. Что будет с Торином, когда тот узнает о Фили? Что будет с хоббитом, когда он вернется в Эребор? Нет, Фили не может быть мертв. Если бы его хотели убить здесь во мраке Лихолесья, они бы сделали это и без погони.
- Я думаю, его забрали в плен. Не представляю зачем, но нам нужно как можно быстрее известить об этом Торина, ведь он совсем ничего не знает! Помоги мне, прошу тебя... - Бильбо с мольбой посмотрел на свою спутницу. Сколько времени займет путь до Одинокой горы? Сутки, может быть меньше, но это все равно слишком долго. Ах, если бы был шанс передать послание с орлами, например. Те вмиг бы домчали бы весть о похищении молодого гнома до чертогом Эребора, но на такие фокусы способен только Гендальф. Хоббит с тоской взглянул вверх.

0

10

Хоббит наконец-то смог выдохнуть и немного успокоиться. По крайней мере это не мрачный таинственный монстр, не варг, не гоблин или орк. Это мирная девушка, которая уже была с ним знакома и говорила довольно приветливо. Как тут не обрадоваться? Однако же он вовсе не знаком с ней. Не помнит ни лица ее, ни голоса. Неужели позабыл? Да, встретить хоббита в Лихолесье сойдет за диковинку, да только и он не думал, что встретит одинокую девушку в сумраке Миквуда. Сомнение кольнуло хоббита так сильно, что он даже застыл на долю секунды, борясь с мыслью, что эта хрупкая девушка участвовала в нападении на него и гнома.
- Мы... знакомы? - он прищурился, чувствуя как нервно сжались пальцы на рукояти клинка, и переступил с ноги на ногу. Незнакомка ничуть не выше его самого и сей факт наводил только на одну мысль, что она человеком не является. Может быть гном или еще кто?. Хоббит очень надеялся, что это все же не враг, а просто добрый путник, который сможет помочь ему. Ведь ему много нужно успеть сделать. Ведь не смотря на то, что он тут один, а вокруг мир, - темный и опасный - который не мог успеть измениться после Битвы, что была не так уж и давно, и, без сомнений, ему в самом деле страшно, главной его задаче было вовсе не спасение собственной шкуры. Там, за лесом и холмом, за пустошью Смауга и возрождающимся Дейлом, ничего не знают о том, что произошло. Они с Фили надеялись вернуться быстрее, чем Торин узнает об их исчезновении. Собрались и отправились в путь, ни сказав Королю-под-горой о своем походе. Торин бы никогда не дал своего разрешения на осуществление безумной идеи хоббита. Одно упоминание о лесном короле ввело бы его в состояние непримиримой злобы. Ведь он, Торин сын Траина внук Трора, Торин из рода Дьюрина, Торин Дубощит, Король-под-горой с большим скрипом преодолел свое упрямство, чтобы вступить в диалог в присутствии Трандуила. Мирные переговоры, дружественный жест - ни за какие коврижки он не пошел бы на это. 
Хоббит слушал все, что говорила ему девушка, если не в пол уха, то в три четверти. Его мысли перенеслись в тот день, когда Торин пришел в себя впервые после войны и трех дней беспамятства наконец пришел в себя. Как он сказал тогда, что если хоббит что-то замыслит, пусть скажет ему об этом без утайки. Бильбо тяжело вздохнул, чувствуя себя виноватым. Он непростительно ошибся, отправившись во дворец Трандуила и не оставив ни единого намека Торин об этом. И вот Бэггинс не сумел ничего сделать, ни чем не смог помочь Фили и теперь может лишь гадать о том, где он и жив ли вовсе. Возможно, если бы как можно скорее известить Дубощита о прошествии, то можно было бы выйти на след похитителей, поймать их и вернуть принца в отчий дом!
- Послушайте, мне очень нужна ваша помощь. Я и правда оказался тут не просто так, прогуливаясь перед сном. Я отправился сюда , чтобы... - Бильбо прикрыл рот, чтобы не сболтнуть лишнего, ведь какими бы благими не были намерения у этой доброй странницы, ей все равно не стоит знать о изначальной цели путешествия - разыскать лекарственные травы - добавил он с заминкой, которую скрыть вряд ли удалось, потому спешно продолжил, - но это не главное. Ведь я пошел сюда не один. - он напряженно взглотнул - Я отправился сюда с Фили, племянником Торина Дубощита - называть его Королем-под-город или озвучивать родословную хоббит еще не привык. Гном, возможно навсегда, останется для него в первую очередь именно Торином Дубощитом, тем гномом, который отважился пройти долгий путь, чтобы вновь обрести свой дом. Бильбо спрятал клинок за пояс и подошел ближе. Его не покидало чувство, сродни тому, что обуревало его во глубине сновидений. Будто кто-то наблюдает за ним, да не просто так, а чтобы забрать то, что теперь принадлежит ему. Скверное чувство, которому поддаваться совсем не к месту. Торин, Торин, Торин... нужно думать о главном.
- На нас напали. По дороге сюда, прямо там, за поворотом - Бэггинс заговорил тише, но гараздо быстрее и эмоциональнее - Мы пытались убежать, скрыться, но избавиться от погони не удавалось. Они будто знали, куда мы направляемся, куда свернем. Я даже не понял откуда они взялись, в нас просто полетели стрелы! Я думаю... это была засада. - да, это наверняка была засада. Спланированное нападение, целью которого был вовсе не он, а наследный принц. Хоббит почувствовал, как голова его пошла кругом, а к горлу подкатило странное тошнотворное ощущение круговерти.
- Если бы только я не свалился в овраг, я бы хотя бы знал, где мой друг Фили и кто, в конце концов, его похитил, но увы...Я бродил в округе и так и не нашел его. Я думаю, что если он не... - убит? Снова это помутнение в глазах от мысли о смерти гнома. Что будет с Торином, когда тот узнает о Фили? Что будет с хоббитом, когда он вернется в Эребор? Нет, Фили не может быть мертв. Если бы его хотели убить здесь во мраке Лихолесья, они бы сделали это и без погони.
- Я думаю, его забрали в плен. Не представляю зачем, но нам нужно как можно быстрее известить об этом Торина, ведь он совсем ничего не знает! Помоги мне, прошу тебя... - Бильбо с мольбой посмотрел на свою спутницу. Сколько времени займет путь до Одинокой горы? Сутки, может быть меньше, но это все равно слишком долго. Ах, если бы был шанс передать послание с орлами, например. Те вмиг домчали бы весть о похищении молодого гнома до чертогом Эребора, но на такие фокусы способен только Гендальф.
Хоббит с тоской взглянул вверх.  Ветви деревьев сплетались густой черной паутиной, поддернутой лунным серебром. Над горизонтом уже взошел сияющий диск ночного светила. Теперь, когда зима уже обжилась в Диких Землях, Мирквуд все еще удерживал редкую листву. Волшебство ли это или же просто удачные природные условия хоббиту было совсем не интересно в сей момент. Мысли его унеслись куда-то очень далеко. А в поднебесье блуждал одинокий ветер, кружась в хороводе с опавшим снегом. Бильбо на единый миг показалось, будто там, вдалеке, где-то рядом с луной пролетела какая-то неясная тень, искрящаяся блеском снежинок. Волшебство ли это или хоббит просто мерещилось, он понял не сразу. И тихий звон в ушах он едва ли не принял за звол колокольчиков и не причислил к этой чудесной тени. И только потом понял, что все время своего блуждания рана на его руке, оставленная злополучной стрелой, исправно кровоточила, а шишка за затылке неизменно болела. Если бы не бурлящая в жилах кровь, то Бэггинс уже свалился бы. В отличии от Торина, он не отличается особенной заживляемостью увечий. Это гном успел пережить как заправский вояка не мало ран. Это Торин прошел не одну битву за свою гномью жизнь, из которых далеко не многие выходили в здравии. Бильбо не был героем , пусть даже мог рискнуть своей жизнью, но тумаки на нем отражались ровно так же, как и на любом другом бесхитростный и по сути своей почти беззащитном существе. 
Хоббит зажмурился посильнее и чуть встряхнул головой. Птицы.....
В те дни, когда дракон был повержен, а у чертогов Эребора собиралось целое эльфийское войско. В тот день, когда Торин был готов развязать войну, только бы не расставаться со своими сокровищами, спровадив Барда прочь не исполнив своего слова. Эти дни навсегда застыли в памяти хоббита. Тогда Бильбо не представлял какой замысел вынашивал Король-под-горой, а тот уже во всю обменивался посланиями со своим братом Даином. Хоббит тогда не знал, какую роль для гномов, что жили в королевстве Одинокой горы, играли птицы. Торин то и дело отправлял воронов с посланиями. И черные как смоль птицы неизменно возвращались. Даже в тот злополучный день когда царственный гном едва не сбросил своевольного хоббита вниз, когда разразилась война. Даже в те мгновения, когда мирное решение было у них в руках, ворон опустился рядом с Торином и принес свои вести.
- Вороны Эребора... они смогли бы передать послание Торину - уже шагая по тропинке воскликнул хоббит - Но откуда его взять здесь ...

+1

11

- Мы встречались однажды, еще до того, как ваша компания достигла Одинокой Горы, мистер Беггинс, вот только выглядела я по другому, - и Лиса махнула зверинным хвостом, всколыхнув холодный воздух у себя за спиной. Пятая пушистая конечность, увенчанная белой кисточкой, как нельзя лучше могла продемонстрировать окружающим суть миниатюрной женщины, если уж лисьи уши не возымеют эффекта. Я - дочь Беорна, и уверяю, причинить Вам дурное, самое последнее, что я бы хотела сделать в жизни. Женщина сглотнула, окидывая испуганного хоббита обеспокоинным взглядом. Золотые глаза блестнули в сумерках зеленоватым, фосфорицидным отсветом, ловя крохи угасающего света, что укрывался в высоких кронах и едва падал на миниатюрные фигуры оборотня и полурослика. Звериные уши дернулись, ловя скрип ладоней, сжавших рукоять меча, бешенное биение маленького, но очень храброго сердечка, шумное дыхание, едва поспевающее за учащенным ритмом пульса. Плавно, едва шурша шерстяными юбками, Танг двинулась навстречу Бильбо, стараясь не спугнуть, будто раненого олененка. Заговорила успокаивающе, почти урча своим чуть низковатым голосом, только что руки не протянула, погладить для полного завершения ритуала. Сейчас хоббит был не здесь, он все еще убегал или пытался догнать своих преследователей, что разлучили его с принцем в своей внезапной засаде, или углубился в недра своей памяти еще глубже. Осторожно, едва касаясь чужого запыленного рукава, оборотень мазнула пальцами по локтю, привлекая внимание незадачливого путника, пытаясь вернуть его в настоящее. Чуть отстранилась, уходя в сторону, и потянула за ткань сюртука, привлекая внимание.
- Конечно, я помогу Вам, мистер Беггинс, иначе и не искала бы Ваши следы. Я в курсе о погоне, что развернулась за Вами и принцем. Собственно за этим и шла по следам, благо, их заметить было не трудно. И это было правдой, преследователи не заботились о том, чтобы не оставлять следов, возможно, они рассчитывали замести их позже, или это для неё, полузверя, все было настолько очевидным, будто бы прошито красными нитями запахов. В любом случае, им надо было уходить отсюда, мало ли, какой зверь может поджидать свою добычу в сумеречном лесу, а рядом с беорнингами их никто не тронет.
Танг ловко поддела чужую руку своей, подхватывая хоббита под локоть, и вновь заговорила чуть ли не заговорческим шепотом, пытаясь поймать взгляд мистера Беггинса:
- В том нет вины фатальной, Бильбо, не свались ты в овраг, и некому было бы рассказать о том, что приключилось с вами сегодня и предупредить... . "Им нужен был гном, об остальных и речи не шло, ведь его они не приследовали..."
Лисица мягко потянула хоббита в сторону, откуда сама явилась не так давно, нужно было отвести пострадавшего в безопасное место и позаботитьсяо его ранах.
- Все звери и птицы перекликаются между собой, Мистер Беггинс, а я, понимаю их, что сейчас играет нам на руку, не беспокойтесь, послание найдет адресата, но о Вас нам надо позаботиться так же немедля. Пойдемте...

+1

12

Голум сидел на ветке и прислушивался. Сидеть было не удобно, но пошевелится не представлялось возможности. Голоса доносились тихо, почти неразличимо. Видимо, собеседники знают, что не одни, или еще что-то, иначе бы они не стали разговаривать так тихо. Неужели так трудно говорить громко и понятно? Так нет же, шифруются еще небось, ничего не понять. Голум даже прищурился, чтобы понять, что произошло, но в таких обстоятельствах внимать было весьма трудно. Если бы он только мог подобраться поближе...
Также было бы намного легче, если бы Смеагол все время не думал о кольце. "Чего ждать?!" - мыслил он - "Прыгаем на спину, сворачиваем шею и отбираем прелесть! Нет, можно подкрасться к нему и выколоть глаза, а потом хвостатой... Прелесть будет у нас! Чего же мы ждем?! Вперед и с песней!". Конечно, с таким дурдомом в голове сосредоточится было не возможно. "Да заткнись ты, я пытаюсь услышать хоть что-то!" "Да на кой черт это нужно? Мы же поняли главное: Хоббитс куда-то ехал с гномом, на них напали, украли гнома, а а мерзкого Хобитса оставили тут..." "Да что-то не складывается, будь все так просто они бы так долго бы не болтали... Еще вороны какие-то... Не даешь ничего услышать!" Гнев в Голуме все рос. Нужно спуститься с дерева, от него нет никакой пользы, да и к тому же, хвостатая и хоббит куда-то уходят или собираются. Но как это сделать, чтобы они не заметили? Нужно их как-нибудь отвлечь... Дело не из легких. Идея пришла в голову мгновенно, хотя и была не очень-то хорошей. Выдать свое присутствие очень неразумное желание, однако прятаться Голуму уже надоело, пора потрепать нервишки вору-мерзавцу.
Смеагол аккуратно и не спеша отломил короткую, но достаточно толстую веточку от дерева, не издавая при этом никакого шума. С ветки крупицами посыпался редкий снежок, но ветер удачно подхватил его и развеял по воздуху так, что определить его было невозможно. "Удача благоволит нам, моя прелесть!" Голум осторожно отодвинул мелкие веточки в сторону и нацелился на противоположное дерево, что рядом с хоббитом. Еще мгновение, Смеагол замешкался, но потом, собравшись, кинул ветку точно в снежную крону дуба. Послышался глухой хруст. С дерева посыпался снег, комьями он падал на промерзшую землю, а ветер развивал его легкие остатки. Не теряя ни минуты, пользуясь отвлекающим маневром, Голум быстро и ловко слез с дерева, стараясь не шуметь и не сыпать снег, чтобы не привлечь лишнего внимания. Уж чего-чего, а этого нам сейчас точно не нужно. Смеагол удачно покинул свое укрытие и шмыгнул в ближайший заснеженный куст. От туда наблюдать за парочкой было куда удобнее. Сейчас он был намного ближе, чем тогда, когда сидел на дереве. Да и куда безопаснее, чем там. Потому что если бы хоббит додумался посмотреть на дерево, он бы сразу заметил бледную фигуру средь темный ветвей. А теперь Голум незаметно сидит за своей баррикадой и прислушивается к каждому звуку, которые очень отчетливо доносятся со стороны хоббита и Мис Хвостатой. Найдя маленькую дырочку, он стал глядеть вперед, чтобы точно убедится, что он остался незамеченным и обманный маневр удался. Если честно, все это доставило Голуму много удовольствия. И доставит еще больше, если хоббит не на шутку испугается.

+2

13

Эпизод завершен. Бильбо и Лиса отправляют птицу-посыльного Торину, после чего добираются до дворца Трандуила. Бильбо слышит разговоры о похищении Леголаса и тайком залезает в обозы гуманитарной помощи, см. эпизод Не предрекай нам быструю гибель [Harda|Arleen|GM|Mirwen|Bilbo Baggins]

0


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » #1.1 Туда и обратно [Smeagol | Bilbo | Redtang]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC