The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N
Admin

W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-21.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы!
Благодарим Вас за терпение и просим встречать восстановленный дизайн. Мы вернулись к традиционному виду!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » В гости с пустыми руками не ходят [Redtang|Dis|Fili|Kili]


В гости с пустыми руками не ходят [Redtang|Dis|Fili|Kili]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники.
Redtang, Fili, Kili, Dis, приглашаются другие участники по желанию, особенно дейловцы.
Желательно участие Торина и Барда, хотя бы слегка.

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения.
Рейтинг - детский, жанр - поживушки.
Предупреждение: королевна Дис из-за неактивности игрока немножко водится неписем.

Краткое описание.
Беорн вызвался помочь людям и гномам восстанавливающихся Дейла и Эребора. Вернувшись к берегам Андуина, он и его приемная дочь собрали целый медвежий караван нагруженный разнообразной провизией. Возглавила же это гордое шествие обратно к Горе Редтанг, ибо у Беорна, как всегда, дела.
Гостей встречают, помимо пол-Эребора, королевна Дис с сыновьями, и после официальной части молодежь берет дела в свои руки.

Место события.
Эребор, Дейл и окрестности.

Дата события.
24.12.2841, ровно месяц после БПА.

Отредактировано Redtang (2015-03-31 17:02:38)

0

2

Они шли, и шли, благо, ориентир был перед глазами круглые сутки, упирался острием в низкое зимнее небо и чернел на горизонте сквозь спутанные голые ветки. В целом, переход проходил довольно легкотечно, по сравнению с тем, что могло бы ожидать медвежий караван (сучья на деревьях шерсть не попортили, корни вековых и "зеленых" деревьев не наварили подставиться под каждую лапу, облетевшие ветки в глаза не лезли, Спасибо Йаванне за макушку еле-еле выше метра, в кой-то веки). На них даже ни разу не напали. То ли пауки устроили великое переселение народов, то ли эльфы наконец зачистили свой лес, а что касается остальных темных тварей... Ну еще бы, кто рискнет подойти к араве бурых, запряженных в телеги медведей? Особенно после батиных показательных выступлений... Те немногочисленные орочьи ошметки, что остались в живых после Великой Битвы, были разрознены и пытались сейчас перетянуть одеяло первенства на собственные уродливые головы, порой в своих стремлениях урезая и так значительно сократившуюся демографию. Впрочем, орки не единственные, кто пытался поиграть в монополию и разложить пасьянс на политическом поприще: Беорну, после стольких лет сидения в берлоге, вдруг вздумалось объединить под своим началом все оборотничьи стаи, начиная от Мглистых Гор и до самого Лихолесья.
"Я конечно знала, что Батя просто легендарный жлоб, но чтобы настолько?" - Лиса тряхнула хвостом, мягко хлестнув им по правому боку оседланного медведя, и покрепче вцепилась пальцами в шерсть Гримбеорна, который на удивление спокойно вышагивал уже какие сутки. Сын новоявленного Короля Андуинских долин послушно повернул в право, огибая вереницу повозок, и медленно побрел в конец их шествия.
- Все идущие впереди, остановитесь через сто шагов и ждите меня! Будем перестраивать караван! Дорога здесь будет намного шире, чем лесные тропы, поэтому расширим колонну и, только потом, двинемся дальше! - кричать было непривычно, отдавать приказы еще более дико, но, как оказалось, командовать она учится быстро. Однако.
- Пошли, Гримбеорн, надо проследить, что бы не случилась давка, - Лиса чуть наклонилась и мягко сжала бурую шерсть на холке сводного младшего брата, тот в ответ лишь добродушно рыкнул и понес её в указанном направлении. "Вести их в бой было намного легче."
Они шли и шли, и наконец достигли цели. Одинокая гора возвышалась над миром, пряча под своими сводами несметные богатства и чужие печали. "Как там Батя говорил? Никого Орочьим дерьмом не называть, с мечом ни на кого не бросаться, и вообще..." - Рыжехвост тяжело вздохнула и поправила деревянный венец на лбу. "Кажется, у меня там уже мозоль.

Отредактировано Redtang (2014-10-07 13:15:57)

+1

3

Принцесса, скривив болезненную гримасу, наконец-то разогнулась и остервенело потёрла ноющую поясницу. Ха! "принцесса" — пустой титул, просто бирка на уставшей гномке, запылённой мукой, в длинном людском фартуке, что с облегчением разминала спину посреди огромной дворцовой кухни. Народу в Горе пока маловато, все крепкие руки требуются на восстановление, расчистку, реставрирование самого необходимого. Женщины, принцесса ты или нет, занимаются тем, на что у мужчин чисто не хватает времени — стряпня, уборка, стирка и починка белья. Обживаются, одним словом. Работы невпроворот. А тут ещё и своенравная зима решила показать всю свою пушистость — сырoe и дождливое мокропогодье окончательно расхлябалo и без того еле зиждущиеся колдобины в сторону Длинного и Эсгарота, временно залатанные после вековой беспризорности.    

И вот даже редкие людские передачки сошли на нет — там на юге и без голодающих подгорных бородачей хватало бесхлебных ртов. А тут ещё редкая непроходимость выросла непреодолимой преградой для человека и зверя. Железногорцы зализывают свои раны и даже эльфы ограничились помощью озёрным — мол, разорваться мы не можем, тут у нас добрые старые соседи, понимаешь, моряться, уж не обессудьте, старый друг дороже новых двух! Королевна поморщила нос — Битва выиграна, былой холод остался, каждый наново уткнул нос в собственные проблемы. Что поделать — cвоя шкура ближе к костям. Дис окинула взглядом караваи на столе: как поднимутся — в печь их, матушку! Если подымутся. Mука одно название, последние запасы напоминали больше серую пыль, чем продукт питания, месить такое тесто — сравни работе в забое. O яйцах и масле забыли и мечтать. Соль и вода, последняя щепотка тмина и жалкая горсточка подсолнечных семечек взяли на себя обязанность скрасить унылый вкус бедности. Кривая улыбка пробороздила лицо женщины — даже смешно, под голодной задницей немерянные залежи золота, камений и бестолковых цацок, а сидеть на субургане приходиться с урчащим животом. 

Кроха Олаф влетел, будто внезапный юркий сквознячок и заверещал, как оторванный от мамки ягнёнок, заставив гномку у печи судорожно балансировать горячими противнями: Ди-ис!!! Госпожа Дис!!!! Быстрее!!!! Там!!!! Сто-oлько!!!!! Уу-ууух!!!!! — размахивал шпингалет руками-мельницами, воодушевленно ворочая глазёнками — Они уже у Ворот!!! Сказали, позвать главного!!!! — протараторил и угрохотал обратно в темноту коридора, хрумкая горячей хрустящей коркой, полученной в награду.

Лицо гномки прояснилось, словно небо с разогнавшим тучи солнышком — малыши, прибывшие с родителями на новое старое место, скрашивали стылые подземные переходы и гигантские залы, бросая высоко вверх к хмурым сводам колокольчики смеха и шаловливого галдёжa. Жаль только, не многие из кхазад решились доверить свои чада этим изуродованным стенам. Но скоро сюда вернётся полноценная жизнь, в этом Дис была уверена. И в этом состояла огромная разница с теми далёкими воспоминаниями, что служили мрачным фундаментом всей её предыдущей жизни.

И то, о чём оповестил её мелкий шкодник и что ожидало её теперь у Главных Врат, было верным признаком того, что эти времена уже не за горами — весть о чудном посольстве докатилась до чрева Горы уже пару дней назад. Принцесса, выстроив тёмные буханки в хмурую ржаную шеренгу и укрыв сомнительное пекарное великолепие чистой тряпицей, помыла руки, сняла фартук, стряхнув с себя мучную пыль, и поспешила к единственному, в любом случае официально, порталу великого гномьего Государства, горя нетерпением самолично узреть диковинных гостей, молва о которых заставила всех, что могли себе позволить оторваться от неотложных дел, оживлённо галдя собраться в Первой зале.

+2

4

        Лисица, прикрыв горло высоким воротником шерстяного кафтана, какого-то из, встрепенулась на холодном ветру, вытянув рыжий хвост, и прижала покрытые вставшим черным частоколом шерстью уши к макушке, шипя что-то про продуваемые всеми ветрами пустоши мертвых драконов. Жаловаться и рычать в голос при своей своре было как-то не солидно; медведи народ не прихотливый, к тяготам привыкший, ни жаловаться, ни тем более возмущаться никто еще не зарыкивался, хоть смачные зевки то и дело нестройным рядом прокатывался по колонне. (Зима уже как месяц вовсю гонит по всему Средиземью изморозь и колючий снег, Андуин уже сковало льдом  (которым мы набили телеги с мясом), это какое-то чудо, что никто из оборотней не заснул на стоянках мертвецким сном и не впал в спячку под ближайшим Йаванниным деревцем.) А риск, что так оно и произойдет, был более, чем велик: после битвы, те кто получил особо тяжелые ранения лечились не меняя личин, ибо "переход" мог отнять не просто последние силы. Беорнинги хоть и живучее обычных людей и не в сравнение крепше, но в шкуре зверя шанс, что костлявая обогнет тебя стороной, не рискнув приближаться, был панацеей. ("Но чем дольше сидишь в шкуре зверя, тем больше становишься на него похож.") Воспоминание собственного отца, который был сплошь утыкан кривыми ятаганами, копьями и стрелами с черным оперением покаробило, в Беорна не ткнул лезвием разве что ленивый, хотя все потуги темного сброда хоть как-то замедлить оркоукладчик модели "Берсерк версия 2.0" не возымели ничего общего с тем, к чему они думали это должно было привести. Оборотень становился только злее, и ярость еще сильнее вскипала в жилах оборотня. Даже она сама, не рискнула перекидываться, до сих пор щеголяя на двух ногах, рана на спине оказалась куда серьезнее и начинала кровить, когда не в меру вертлявая Лиса мешала ей оформиться в полноценный шрам. "И не понятно, то ли очеловечившийся зверь, то ли озверившийся человек."  Рыжая брюнетка испытала отголоски зависти, вновь окинув взглядом вверенный ей караван. "В шкуре было бы сподручней, в шкуре не было бы так..." - женщина поймала себя на мысли, что чувствует себя обделенной, вынужденной мириться с чем-то, что никак не совпадает с её мироощущением. "И ради чего все это?" И тут Гримбеона тряхнуло, а за ним подбросило и Лисицу. "Тут скользко, Сестра, держись крепче." Хвост, не сказав ни слова, послушно вцепилась в загривок медведя, выпустив из цепкой хватки белую рукоять висящего за спиной Травореза, и подняла взгляд, устремляясь к уединенной вершине. "Ради чего? Отец всегда говорил, что гномы алчны, скупы и ни с кем не делятся задаром, что люди мелочны, лживы и бесхребетны, а эльфов заботит только то, что прекрасно снаружи, нечто возвышенное, не мирское, ну и собственные нахоленные задницы." Он учил её никому не доверять, даже собственным глазам, и полагаться на нюх. "Только твой собственный нос тебя не обманет," - повторила она беззвучно притчу во языцах и зевнула вслед за идущим совсем рядом оборотнем, прикрыв длинным рукавом синеющие губы. - "Только он."
*  *  *
        Они подошли совсем близко. Оставалось только разделить повозки на те, что достанутся людям, и те, которые откочуют сейчас под своды Одинокой Горы. Хвост едва не спеша, прятала обмерзшие руки в рукава, безотчетно перебирая пальцами замерзшие орехи, спрятанные в складках ткани, и устремилась к последней, замыкающей телеге. Пересчитав попутно всех терпеливо ждущих, Лиса остановилась и постучала по дереву чуть согретой её пальцами скорлупой, призывая последних участников сего шествия показаться пред её, как выразился кто-то не так давно, золотые очи. Внутри повозки начались шевеления, и накинутое поверх покрывало забугрилось, пока из-за деревянного борта не показались три мордочки: две медвежьи и одна, будто в маске, остроносая и усатая, и как раз таки он и нужен был оборотню больше всех. "Проверь, все ли на месте." Зверек нехотя вытянул лапки похлопал себя по щекам и юркнул, махнув полосатым хвостом, сначала выбираясь подставиться всем ветрам, а после устремившись вперед, ловко перепрыгивая с одной повозки на другую и приподнимая покрывала. Когда Редтанг вновь подъехала к изголовью, енот уже преспокойно устроился на чьей-то спине и махнул хвостом, когда женщина подъехала вплотную. Кивнув ему, хвостатая вновь двинулась вперед, а за ней и остальные грузными шагами, через мост, прямиком к воротам Эребора.
*  *  *
        Нос подкидывал живому воображению Краснохвоста картины, от которых потребовалось немедленно смаргнуть и впериться глазами в толпу коренастых и низкорослых (тут девица хмыкнула, безрадостно, любой из них был разве что не на две головы выше неё) созданий, почти поголовно обросших густой растительностью не только на скальпе, но и на лице. Но перед глазами все равно застыли образы множества камней, разных размеров, пароды и цвета, которые неспешным оползнем обступали их караван. Она помнила это ощущение. Еще тогда, на поле брани, но во время сечи все запахи перебивались зловонием орочей крови. Сейчас же: "Не двигаться." Её рык, отчетливый, громкий, предостерегающий, пронесся над колонной, поднялся над сводами и повторился. Караван замер, но напряжение, охватившее мохнатых лишь усилилось. Они топорщили ноздри, запах гари и камня резко бил острый нюх зверей, особенно после морозного воздуха. "Только этого сейчас не хватало." Медведи перед ней не робели, но она была своей, и ей то было не нужно. Для них она была маяком, только вместо света, который ведет корабли, она приносила осмысленность, отголоски человеческих мыслей в их звериные головы. "Здесь нет врагов. Принюхайтесь." Оборотень медленно, старательно лязгая металлической заклепкой на шнурке, которым были перехвачены ножны некрупного, но явно не её руки, меча, стянула зачехленное оружие с плеч и демонстративно, для её стаи, повесила его на доску близстоящей повозки. Кто-то из бурых разинул пасть, вновь зевнув, затем протяжный полурык послышался на другом конце, вся колонна будто бы сразу опала, расслабилась. Лисица перевела дух. Вроде пронесло.
        Она спешилась, ловко съехав с мохнатого братского бока, и вновь огляделась, вдохнув полной грудью, сапостовляя то, что чуял нос, и видели глаза. На спине Гримбеорна ей, некрупной, было где разгуляться, поэтому не сильно затекшие мышцы слушались охотно, хоть их и покалывало от долгого сидения, да и её нижняя часть была укутана в три подола, поэтому и не мерзла, особо, не в пример задубевшим запястьям. Хвост незамедлительно растерла ладони, пальцы, оправила упомянутые подолы накидок, перехваченные на поясе собственной толстой косой в два обхвата, так же, как и её маленький мохнатый друг, похлопала себя по щекам, "выбивая" застрявший микроскопический лед со стоящей дыбом короткой бесцветной шерсти, и растерла лисьи уши. Хвост пришлсось пару раз тряхнуть о бок, окончательно избавляясь от снежинок.

+1

5

Как бы гномка не торопилась, уверенно топоча по многочисленным переходам и ступеням подгорного города, добравшись наконец до ворот, она только с удивлением смогла отметить, какая толпа зевак успела собраться в Залe приветствий и y въезда. Гномы громко галдели, переговариваясь, жестикулируя и поглаживая бороды, все лица и многочисленные коренастые пальцы были обращены в одном направлении. При виде принцессы гомон несколько улегся, кхазад разделились в подобие зыбкой аллеи. Дис сдвинула лопатки и, формируя остатки царственности в мало-мальски достойную кучку — суровые времена суровыми временами, а потомственную дьюриновость блюсти полагается при любых обстоятельствах, — неторопливо прошествовала к исполинским вратам. Краем глаза она заметила в толпе каштановые лохмы. Но разбираться сейчас с младшим и читать нотации о недозволенном сливе с назначенного дядей поста небыло времени. Да и легко было понять лишь недавно оправившегося от ранений всех разновидностей отпрыска — поглазеть на диковинный караван было куда более занимательным, чем отсиживать непоседливую задницу где-то в недрах библиотеки, куда Торин отправил своего, порядком дырявого после побоища, племяша, уповая на то, что спокойная занятость поможет в полном излечении принца. Kоролевна вышла за пределы Горы. Не дожидаясь команды, два караульных с лабрисами выросли за её плечами, дружно звякнув пластинами брони.

Зрелище, открывающееся взору прямо за толстенными новыми воротами, и правда было весьма своеобразное — в любопытной формы повозки, запрудившие, хотя и довольно упорядоченно, подъезд к Вратам, были запряжены огромные... медведи. Дис никогда не видела жителей глубокой чащи. Когда-то, в давно побледневшем детстве, на полу чужой людской гостиной — тогда она цеплялась за юбку матери и с ужасом разглядывала дико оскалившийся бурый ковёр. Но уж это не слишком полное представление о древней расе и тем более не повод упоминать сейчас о такого рода знакомстве. Гномы, как правило, не сталкивались с косолапыми, гномки тем более — в Дунланде медведи были редки и старательно избегали людей, в лесах у Еред-Луин не обитали вовсе. Само собой, Кили и Фили наперебой и в дотошных деталях повествовали матери о стоянке у Беорна и, конечно, о Битве, но увидеть зверей на живую, тем более в немалом количестве, было жутко и захватывающе одновременно.

Морозный ветер подбросил и заиграл косами вставшей у Врат королевны, и она благодарно порадовалась про себя, что догадалась набросить меховой плащ — стоять на ледяном сквозняке оказалось весьма неуютно, ветер иголками впился в щёки и нагло полез в просторные рукава, так что пришлось сунуть ладони в их широкие отвороты. Быстрее разузнать, с чем пожаловала эта шерстяная ватага, распорядиться и вернуться под защиту родных минералов, о да. Принцесса окинула взглядом зловещее скопление, рьяно соображая, поймут ли её эти мохнатые твари, большинство из которых в холке были выше и самого здорового из подгорного народа. И как вообще общаться с собеседником, чьи зубы спокойно могли бы заменить недурной кинжал. Не говоря уж о когтях — принцесса скосила глаза на вывернутые косматые лапы впереди стоящего михи. Да, дети явно не привирали, описывая, как косил Беорн лужайки в орочьих рядах. А для этой команды сравнять с грунтом всё Лихолесье, к примеру, казалось делом на пару часов. Хотя меховые гости выглядели весьма мирно, толкались и пыхтели, шевеля брылями, некоторые даже зевали, демонстрируя вышеупомянутые зубки и выпуская на мороз облака жаркого дыхания.

Но оказалось, удивлению гномки ещё не настало время спадать — в космах головного зверя обнаружилось копошение и юркая фигурка скатилась по припорошенной шкуре, оставляя неширокую обесснеженную борозду в мехе. Дис показалось, что невысокое создание повело забавным острым носом по воздуху, словно принюхиваясь. И хотя это чудо, запакованное в казалось бы десятки слоёв одежды, смотрелось хрупкой миниатюркой рядом с горой шерсти и мускулов её транспортного средства, принцесса поняла, что оно и есть главнокомандующий в этом невероятном обозе.
Коротко кивнув страже, указывая остаться на месте и не раздражать лишний раз зверьё, Дис сделала пару шагов навстречу рыжей крохе и слегка склонив голову, приветствовала гостью, стараясь выговаривать как можно чётче и с расстановкой:
— Вему, путники! Вот уже пару дней докладывают нам о диковинном караване, двигающемся в сторону Одинокой. Не убедись я только что собственными глазами, я не стала бы верить воистину невероятным рапортам разведчиков. Подлинно, грандиозное зрелище! С какими целями пожаловала армия беорнингов к вратам Эребора?

0

6

"Харчи привезли" - хотела буркнуть Лиса, но одернула себя, решив, что больше раздражена погодой, монотонной тряской на медвежьей спине и тем, что достаточно отморозила свой мохнатый зад, а гномка в ее заключениях виновата ни больше, чем камни под ногами.
- Это не армия, Госпожа, - Краснохвост обернулась на застывшую вереницу оборотней, оценивающе вскинув брови, и только сейчас задумалась, о том, как угрожающе они могут выглядеть со стороны тех, кто не привык к обществу беорнингов. Для нее они все были друзьями и братьями. "Армия? Гномы всегда оценивают окружающих с точки зрения из военного потенциала?" - По крайней мере, не в этом качестве мы прибыли к подножию Одинокой Горы.
Танг развернулась к гномке всем телом, всколыхнув ворох красных и белых юбок, подол которых то и дело подхватывали зимние ветра, и, по примеру гномки спрятала руки в широких рукавах кафтана, скрестив запястья.
- Наш караван пришел в Эребор на подмогу Королю кхазад и его народу, как и было обещанно, - Лиса выразила свое почтение вышедшей гномке ответным легким кивком ушастой головы. Раз именно эта женщина встречет караван, то она явно не простая кухарка, хотя и пахло от нее больше мукой, мелкие крохи которой зоркий янтарный глаз приметил в косах, окинув взглядом крепкую фигуру, чем железными искрами, рабой та в кузнице. Оборотень сделала пару шагов навстречу к застывшей недалеко от каравана женщине. Принюхалась, качнув головой, повнимательней вгляделась. Звериное нутро тут же принялось вычленять характерные, свойственные только конкретному существу, запахи, запоминая, откладывая их на полки памяти. От незнакомки повеяло каменной крошкой, жженным железом, кованной сталью, усталостью, мскусы гномки отддавали крепким, монолитными нотами гранита. Хвост удержала себя от того, чтобы подойти к гномке в плотную и продолжить невербольное "знакомство". У нормальных двуногих это вроде проходило несколько иначе...
- Меня зовут Краснохвост, это... - миниатюрная рука очертила плавную дугу, указывая на медведя, с которого съехала пару мгновений назад. - Гримбеорн, мы - дети Беорна-Медведя, нынешнего правителя Андуинских долин, и посланники его доброй воли.

0

7

Эребор возвращался  к жизни. Совсем медленно, постепенно, некогда великое королевство начало свой новый подъем, освободившись от цепей Смауга и в каменных подземельях вновь стали слышны голоса гномов, сук отбойных молотков и гул  огромных печей. Прохаживаясь по высеченным дорогами и лестницам, Бранка до сих пор не могла поверить, что все это видит собственными глазами; что история, ставшая легендой, ожила и она, как и другие гномы, являются непосредственными её участниками. Король исполнил своё обещание и вернул своему народу дом, а себе корону — то малое, что ему полагалось за этот подвиг, то, что принадлежит ему по праву.
Снова обвал! — влетел в лазарет суетной гном и махнул рукой остальным, что помогали своим товарищам. Кто-то из них шел сам, опираясь на плечо друга, кого-то пришлось нести, но так или иначе, все старались сохранять бодрое расположение духа и даже шутили, заполняя своим громким хохотом огромную залу, — Без жертв, — качнул головой он же на немой вопрос главного лекаря, — На этот раз мы оказались хитрее, — а ведь никто не обещал, что будет просто. Никто не обещал беззаботную жизнь в стенах Одинокой Горы, а гномы её и не ждали. Они все дети Махала, народ, высеченный из камня и душой и телом, а камень не так просто сломить. Уж поверьте подгорному народу.

Вот и все, — пробормотала юная гнома, затягивая повязку на ноге одного из пострадавших потуже. Все действительно обошлось и ни один из тех, кто пал вне милость Махала, серьезно не пострадал, рвясь поскорее вернуться к службе, — Но пару дней придется отлежаться, — сдвинув брови к переносице предупредила рыжая и нахмурилась еще больше, когда беспечный юный гном отшутился на этот счет, махнув рукой. И правда, кому она об этом говорит? — Я побегу! — крикнула Бранка главной, снимая с шеи белый передник, — Меня ждет принцесса, — ждет, уже как пару перевязок назад и если бы не столь серьезная причина, едва ли молодая гномма позволила себе такую вольность, как опоздание.  Она обещалась быть до полудня, а уже перевалило за него, поэтому пришлось очень торопиться и вместо чинного шага по высеченному камню, бежать, сломя голову, приподняв плотный подол юбки.
Женщина нашлась в одной из зал в сопровождении невиданных, до сей момента, гостей. Еще никогда рыжей не приходилось встречать подобных созданий, но позволить себе беспардонно рассматривать их — она не могла, хоть и очень хотелось.
Моя принцесса, — гномма чинно склонилась в приветствии перед дочерью Траина, — Простите за опоздание. В шахте снова случился обвал, — выпрямившись, Бранка поспешила добавить, — Нет-нет, не беспокойтесь. Никто серьезно не пострадал, необходимая помощь уже оказана, — взгляд голубых глаз метнулся в сторону спутницы госпожи и задержался на диковинном лице, — Добро пожаловать, — правила приличия еще никто не отменял, поэтому она отвесила легкий кивок головы.

Отредактировано Branka (2014-12-25 09:32:29)

0

8

В сонной атмосфере библиотечного зала что-то изменилось. Нарастающий гул и быстрый топот, покатившийся по коридорам, голоса вдалеке – недалеко от входа что-то происходило.

- Станешь слишком умным - голова в шлем не влезет. – изрядно измазанный в пыли и какой-то копоти, светловолосый гном, стоял на пороге сонного царства и, привычно улыбаясь в усы, глядел на брата, не то задумавшегося, не то задремавшего над полуразвалившимся талмудом, покрытым вековой пылью. Несмотря на скудность питания, покой и уход медленно но верно делали свое дело и Кили выглядел уже совсем не так плохо. – Потом мудростью древних допроникнешься, пойдем, поможем матушке, пока она своих девиц не отправила караван разгружать, – не дожидаясь ответа и не сомневаясь, что брат уже следует за ним, Фили бодрым шагом двинулся к главному входу.
Ажиотаж приезжие вызвали немалый - все, кому удалось хоть ненадолго отложить работу и выйти поглазеть на удивительных гостей не преминули это сделать. А неплохо они подготовились… Лениво ворчащие, и переминающиеся с лапы на лапу, горы меха и мышц выглядели так внушительно, что даже те, кому не довелось видеть оборотня в бою, должны были ощутить холодок по спине.
Найдя взглядом знакомую прическу и горделивую осанку, Фили взял курс на родительницу. Дис, как оказалось, беседовала с девушкой, миниатюрной даже для хоббита, и из-за гномьих спин совершенно незаметной. Однако ж в отличие от полуросликов гостья была какой-то… переменчивой, подвижной, как отблеск факела на кромке меча.
Чудные дела твои, Махал… Кого только ни увидишь в Подгорном королевстве…

+1

9

Перелистывая очередной пласт пыли, непонятно как держащий форму цельной страницы, Кили молил Махала только об одном, чтобы случилось нечто, что позволит ему слинять из этого царства вечной пыли без зазрений совести. И чем раньше это случится, тем менее изощренную причину пренебречь приказом дядюшки он себе придумает сам, а уж если такое случится... хорошо, если потом гномам нужно будет собирать по косточкам его, а не гору по камушкам, уж больно младший засиделся в этих барханах гномьей мудрости.
Нарастающий гул и топот в коридорах были, как предвестники знамения, а появление брата - все равно, что сам Ауле смолвил.
- Сплюнь в золу, через железный наплечник, - Кили, пару раз шмыгнув носом, чихнул, выйдя из полусонного оцепенения, которым был объят весь библиотечный зал, и поспешил покинуть осточертевшие талмуды и фолианты, скрываясь за дверьми, ведущими в общий коридор, вслед за братом.
Младший из сыновей Дис вышагивал по каменным лабиринтам Эребора, вслушиваясь в чужой гомон и шепотки. Наконец, он поравнялся с братом и, чуть пихнув того в бок, сам шепнул Фили, как ему показалось, в пол голоса: "Я забыл сказать тебе, ну помнишь после совета? Я говорил, что от оборотней выступала дочка Беорна." Кили отвлекся, стараясь не снести кого-нибудь гнома с дороги, и не потерять брата из виду, благо, молодой гном был если не самым высоким из присутствующих кхазад, то точно одним из, так что светловолосая братская макушка служила Кили ориентиром, пока они продирались через немаленькую толпу собравшихся поглядеть на исполинских беорнингов.
Гном привычно следовал за братом, а тот, судя по всему, направлялся, как и говорил, прямиком к их матушке, которая вышла привечать гостей. "Ты б хоть умылся, а то, эта Лиса та самая, с которой ты у Беорна на подстилке соломенной обнимался, она чай и не видела тебя без грязи на лице, что тогда, что сейчас," - Кили усмехнулся, зацепившись взглядом за лисьи ушки на черновласой макушке девушки, и пожал плечами, когда обернулся на какого-то гнома, врезавшегося в его спину и недоуменно переводившего взгляд с Кили на Фили, а потом на ту самую Лису, которая разговаривала с их матушкой. "Забавная, правда?" - Кили улыбнулся, стрельнув глазами на обладательницу пушистого хвоста и протараторил смутно знакомому гному, спеша вслед за братом, уже не замечая, как еще несколько уже шепчут соседям что-то наподобие "а не борода ли у нее?" с весьма заинтересованными лицами. - "У нас сегодня праздник! Да благословятся союзы северных народов!" Не-то, что бы Кили решил играть в принца благородных кровей, просто у него было хорошее настроение. Вполне возможно, что не все оборотни были вегетерианцами, как нынешний король долин Великой реки, и гномам от них перепало хотя бы немного мяса.

+1

10

Хвост старательно пережевывала своими мелкими зубами испеченный самолично эреборской принцессой каравай, точнее, отщипанный мякиш от куска гномской выпечки, размерами почти сопоставимого с ее головой, который вручили лисице, стоило гостеприимной хозяйке дорваться до привечания гостей. Сам же бравый кусок, посыпанный тмином, давно перекочевал из ее миниатюрных рук в детские пухлые ладошки, что растерзали угощение в два прожорливых рта в тех же два счета. Хотя, что с них взять, дети, они, будучи и беорнинговым пометом, останутся детьми (даром, что едва ей по плечи, в свои-то младые ногти). Благо, на что, на что, а на гостеприимство кхазад, похоже, скупиться не привыкли, даже скуднеющие запасы провизии, похоже, были не властны над знаменитым дворфским размахом, и угощения хватило на всех. Малышей, тех двух, которых так и не удалось оторвать от мамкиной лапы и которых пришлось брать с собой, поди уже разморило от тепла и еды, и те, бывшие всего какие-то часы назад медвежатами, уже клевали носами, вяло пинаясь у уставшей женщины на руках. Да и что говорить о детях, когда её собственные щёки раскраснелись с долгого мороза, который хоть и не резко, но сменился теплом вновь раздутых исполинских печей эреборских кухонь (дочь Траина, по доброте душевной, отвела обернувшихся людьми оборотней прямиком в самые теплые, после священных кузен, апартаменты горы, и прямо там велела накрывать столы для изголодавшихся путников).
- Я надеюсь, Вы не откажите нам в ночлеге? - золоченные нелюдской природой глаза лисицы блеснули, поймав отсвет искры от гудящих печей, когда она обернулась на присутствующих здесь гномов. Вопрос по первоочередности, конечно, предназначался для гномской принцессы, но и ее сыновья, знакомые ей (менее, чем более) до сегодняшней встречи, вполне могли держать ответ. Оставалось только надеяться, что их не рассчитывали выпроводить за порог сразу после разгрузки каравана. "Хотя, будь на моем месте Отец, он бы самый первый стал паковать манатки, причем на ходу," - но, до Беорна его приемной дочери было не только пару метров в холке, но и пару тон сварливости в купе со чванливостью и подозрительностью, так что напроситься на ночь она посчитала вполне приемлемым, хотя бы ради тех, кто тащил весь этот обоз на собственных горбах. Им нужен был отдых и крепкий сон, а не ночная стоянка под зимним небом.
- Не могу обещать, что мы не займем много места, - усталая попытка пошутить вылилась в то, что губы женщины сами собой вытянулись в слабую улыбку, а брови поползли вверх, отчего выражение ее чудного лица приобрело чуть виноватую окантовку, а звериные уши дернулись, но едва заметно чужому глазу. (От сих манипуляций на "оттаявшем" лице Хвост вспомнила про резной венец, коим снабдила новоиспеченную принцессу оборотней совсем недавно обретенная матушка, и который сейчас красовался аккурат над изломанными бровями.) Оборвав себя на полу фразе, Танг остановила руку, которая было дернулась в привычном жесте поправить непривычное украшение, держащееся на ее ушастой голове лишь благодаря янтарным заколкам, поблескивающими солнечными каплями в ее темных волосах чуть выше висков, и улыбнулась теплее, будто бы воспоминания о женщине, которая приняла ее не только в свои объятия, но и распростерла для нее свою широкую щедрую душу, грели не хуже, чем раскаленная гномья печь. - Но и каких-то особых условий нам не нужно. Лишь отдохнуть и набраться сил перед обратной дорогой. Ночь одну, может быть еще и следующий день.

Отредактировано Redtang (2015-04-01 04:25:56)

0

11

Необходимый оффтоп.

Прошу прощения, муза продиктовала ход на несколько шагов назад. Я наверстаю доработкой.

.
     Пару дней тому назад вороны принесли весть о караване. Беорнингов ждали, к их приезду готовились, их встречу планировали.
     Благо в Привратном Зале, после погрома, устроенного Драконом и самими соратниками Торина, еще шли работы по реконструкции, а потому лебедки, тали и прочие механизмы были наготове для разгрузки и перемещения содержимого обоза. Фили уже неоднократно пытался составить проект того, как бы оставить грузоподъемный пункт у Врат и в дальнейшем, полезная всё-таки штука, но выходило, что как ни крути, но архитектурные решения пострадают; а потому принц забросил инженерные дела и нашел себе другое занятие по душе.
     Под западным отрогом расчищали было заваленную штольню, но рудник так и забросили - это были медные выработки, неактуальные в нынешней послевоенной ситуации. Но не для любознательного Фили. Прежде его, как и всякого приличного гнома, интересовало железо - ресурс войны и золото - ресурс богатства. Быть может, нормальные гномьи увлечения вернутся к нему, но сейчас слишком свежи были омерзительные воспоминания об ужасах войны и о предательстве алчных желаний. И теперь недостойная бесхитростная медная жила привлекла внимание принца. Как оказалось - не напрасно. О малахите он слышал прежде лишь как о мусоре, который портит руду, но когда увидел своими глазами - не смог с этим мусором расстаться.
     Известие о прибытии каравана беорнингов застало Фили в мастерской. Весь в пыли и стружке, он не поспешил на зов, полагая, что увиденные с парапета Врат гости дойдут до Горы еще не скоро и есть время закончить скоблить мягкий зелено-узорный камень. Не успел. Мальчишка из привратного отряда повторно прибежал запыхавшись, и тогда уж принц взял себя в руки, но привести себя в порядок времени не было, лишь накинул роскошный кафтан, от богатой вышивки плотный на груди и плечах, словно кираса. Умыться не успел, утираясь на ходу платком, зато за Кили зашел - чувствуя поддержку верного братского плеча не так стыдно позориться.
.
     Однако, братец не изменил себе в непредсказуемости и поспешил развеять надежду на ожидаемую поддержку намеком как раз на ту неловкость, которую испытывал Фили. "Не видели тебя без грязи на лице..." Бьет по больному, засранец. Более изощренную часть этого намека младшего старший проигнорировал, отвлеченный укором во взгляде матери, но информацию принял к сведению. Впрочем, не распознать оборотницу по лисьим ушам мог бы только слепой.
     После непродолжительного обмена любезностями женщины, возглавляемые королевной Дис, покинули Привратный Зал, а мужчины, возглавляемые сыновьями оной, занялись приемкой и разгрузкой обоза. К окончанию работ медведи приняли человеческое обличье, и хозяева вместе с гостями проследовали в трапезную, хоть и с некоторым опозданием, но с чувством выполненного долга.

Отредактировано Fili (2015-04-02 16:53:43)

0

12

Только простолюдины мечтают, неся свою непосильную ношу, стать враз царями или королями. Они мечтают о богатствах, о славе, о простой сытой жизни, без каких-либо несчастий вроде дипломатии, войны и подковёрных интриг. Нет, конечно же, последние пока не набрали силу в Эреборе, но уже имели место быть. А вместе с другими мрачными минусами, вроде огромного количества работы, Торин Дубощит попросту мечтал вновь стать изгнанником. Нет, поначалу он легко принял мантию Короля-под-Горой. Но после второй недели взвыл, скатившись до сна украдкой на троне и лёгкой рассеянности. Ну, вот так, устал сын Траина, всё-таки едва оправился, а сразу же принялся наводить порядок. И ведь навёл: посмотрите на залы, так или иначе отмеченные правлением дракона, здесь повсюду царят злато, ровные линии и покой. Восстанавливались жилища, реставрировались дворцы и улицы, вновь оживали шахты, а жар печей был похож на расплавленное зарево злата, видимое отовсюду. Огнями сияла Одинокая гора, и реками тёк металл. Да, определённо, гномы стремительно и резво возрождали своё королевство, под чутким руководством. Но, оно тяжело давалось уже седеющему Дубощиту. Сначала сонное клевание носом, а после уже вовсе...в общем, времени не оставалось ни на родню, ни на себя. Конечно, иногда удавалось вырваться, но больно уж нечасто. Нет простора для манёвра, как говорится. Однако, прилетевшие вороны, с вестями на хвостах и в клювах, поведали действительно много интересного. Значит, караван к ним, а после в Дейл. Возможно, так удастся наконец-то хоть как-то передохнуть? Вероятно. Надо будет только распорядиться отрядить повозку-другую с золотом для разорённого города людей, как он и обещался. Забавно, что по поводу монет и сокровищ Торин уже не особенно как и дёргался. Ну, злато и злато. В конце-концов, зрелище падающего с бастиона Фили было куда ужаснее, чем если бы разом всё золото под горой исчезло. И Кили...эх, этот неугомонный племянник со своей эльфийкой, с тучей анекдотов на тему их взаимоотношений двух народов. Проблемы, проблемы, проблемы. Нет. Лучше не отвлекаться, продолжать вслушиваться и стараться не особенно буравить тяжёлым взглядом просителя. Уже после, король сможет и отозвать пару гномов, передав приказания по поводу пира, ночлега и всего прочего, донеся новости до большей части Эребора. Всё равно именно Дис занимается тем, чтобы расквартировать гостей, как и бывших жителей горы в ней, под чуткой помощью Бринды. Неугомонная рыжая бестия. Даже как-то легче становилось, глядя на эту неостановимую гномку. Но сейчас дочери Брандина не было рядом, а ему предстояла целая череда весёлых разговоров. Видимо, начало встречи с беорлингами он пропустит из-за государственных дел. Ну да ничего, он же не отмазывается от них вот так, запросто? Неет, совсем нет. А сейчас...сейчас лучше мотнуть головой, обращаясь взглядом к ещё одному подданному. И ещё одному. И ещё одному. И так без конца и края.

Так что, когда уже, наконец, и беорлинги, и хозяева последовали в трапезный зал - по этому делу его украсили так, как полагается, достаточно просто и изысканно разом - к ним и подоспел Торин Дубощит. Конечно же, в обычном своём синем кафтане да шубе. По этому случаю, пришлось сменить медвежью на самую обычную, неизвестного пошиба, но неизменно серую. Мало ли, обидится кто. А других одежд у него всё равно не было, ну разве что те тяжёлые одеяния Короля-под-Горой. Их он отказывался носить наотрез, оставив лишь корону-диадему. Ничего более. Ну и, конечно же, неизменный клинок в ножнах на поясе. Более не было вещей у внука Трора, что подоспел с парой слуг ровно после входа туда всех должных участвовать в пире. Навалившись на тяжёлые двери, царственный гном раскрыл их нараспашку, с лёгкой полуулыбкой глядя на пиршество. Ну, а что? Жаркий блеск, тепло, сытная еда. И никаких, никаких чтоб её политических игр. Дубощит был рад, а потому, пройдя к своему месту, обычно пустовавшему на всех этих приёмах и пирах, опустился. Конечно, после весёлого поклона и пары добрых слов как лисице-оборотню - странно, но в человеческом обличии Торин сразу же её опознал - так и собственной родне. Конечно же, по поводу лёгкой потрёпанности вида старшего племянника Дубощит ничего не сказал, лишь небольшая морщинка на лбу свидетельствовала о том, что глубоко задумался Король-под-Горой. Ну, это не беда, сейчас уж лучше насладиться. Вот он и наслаждался, сидя за столом и распивая пиво из самого простого кубка.
Пить пиво из золота - это уже, знаете, попахивает лёгким безумием.

0

13

Прияное оживление царившее в Горе радовало гнома. Плевать на очередной выговор от заботливой родни - ну подумаешь, перебудил ночью весь Эребор веселой песенкой о всеобщем благополучии? Конечно, может еще влетело за то, что наконец осмелился подшутить над дядей, запрятав за троном дохлую крысу... В любом случае, юноша пребывал в прекраснейшем настроении, зачесывая непослушные волосы назад, да приглаживая их воском. Уже предвкушая вытянувшиеся лица Торина и Дис, Кили улыбнулся собственному отражению, в который раз проверяя, как сидин на нем свеже-сшитая рубаха, да штаны. Убедившись, что ни где не успел заляпаться или заработать дырку, гном в очередной раз поправил воротник и весело подмигнул собственному отражению.
Когда вошел его брат, Кили изобразил на лице всю бесстрастность, подсмотренную у Повелителя эльфов и окинул Фили придирчивым взглядом.
- Не видели тебя без грязи на лице... - осуждающе протянул он, чуть склоняя голову на бок, наслаждаясь удивленным выражения лица родича. - И не смотри на меня так.  Я признал справедливость гневных речей нашей дражайшей матушки и мудрого Торина, устыдился, раскаялся и решил начать новую, благочестивую жизнь. Так что возрадуйся и возблагодари богов за это чудесное перерождение. - В душе горядсь собственным самообладанием, не дающим расхохотаться прямо в лицо брата, младшенький накинул войлочный плащ, обитый понизу волчьим мехом, да скрепил простенькой фибулой.

В зале было тепло, вкусно пахло едой и судя по всему оборотни наслаждались и тем и другим. Учтиво кивнув "лисице" и поцеловав руку матери, Кили занял свое место с ходу включившись в какую-то беседу то ли о пиве, то ли об урожае. При этом не забыв извиниться за вид своего брата - он знатный мастер в ковке оружия и его тяжело оторвать от дела! - заверил гостей Кили.
- Я надеюсь, Вы не откажите нам в ночлеге?
- Оставайтесь столько, сколько пожелаете. Под Горой рады любым гостям. - все еще чувствуя на себе недоуменные взгляды всех, знающих его гномов, Кили встал и положив руку на сердце чуть поклонился, сохраняя собственное достоинство в полной мере. - Если Вам будет что либо угодно - спрашивайте, и я постараюсь оказать любую посильную помощь.- гном снова занял свое место и налил себе полный кубок... воды. Приложился гном к нему достаточно ретиво и пока пил, закрыл глаза. что бы не захохотать в голос. Пусть-пусть ломают головы, что он опять задумал. Между тем, припомнив все правила, которые так старательно вбивала в него матушка словом и делом, юноша поднялся при появлении Торина. И даже встал налить тому вина, ловко увернувшись от прохладной руки Дис, желавшей пощупать его лоб на наличие температуры.
- Уважаемый дядюшка, мы рады, что государственные дела наконец-то Вас отпустили для ужина в кругу гостей и семьи. - отсалютировав все тем же кубком с водой, Кили одними уголками губ улыбнулся.

0

14

Перед гостями Кили был на редкость болтлив, просто превзошел самого себя. Замечено мудрыми, что болтливость - признак неискренности, за многословностью лжецы скрывают правду. Брат что-то затевает? И ведет себя при этом вызывающе? Нет, на него это не похоже. Обычно он гонит экспромтом, импровизирует без подготовки и репетиции...
Фили достаточно долго настороженно следил за братом, не раз лишь присутствие гостей спасало меньшого от увесистого подзатыльника. А надо сказать, зачастую именно братский, не родительский подзатыльник имел вес, и братское осуждение, а не родительский гнев, могло вразумить легкомысленного гнома. Хорошо что за столом в официальных случаях место Кили было рядом с матерью, недосягаемо для Фили, сидящего напротив нее.
Гримбеорн и почтенная дама с малышами были ближайшими соседями Фили за столом, и за познавательными разговорами о рецептах приготовления пива и о дерзких повадках орков старший брат не забывал вполглаза следить за младшим. Однако, чем более следил, тем более заражался его азартом, уже не раздраженный, а заинтригованный: что, что же ты затеял, братец? И всё же Фили с облегчением вздохнул, когда обед подошел к концу и Кили ничего не отчибучил, хотя глупостей наговорил предостаточно.
Король Торин простился с гостями в трапезной, королевна же Дис, как хозяйка, обязана была разместить гостей в их покоях, и такая обязанность, домашняя, уютная, доставляла ей удовольствие.
Гостям были отведены жилые помещения гарнизона врат, чему было множество причин. Именно оттуда начинались работы по реконструкции городского жилья, и комнаты были в лучшем состоянии, чем где бы то ни было. Коридоры имели выход наружу, на  парапет, откуда открывался величественный вид на долину. Выходя из коридоров гарнизона, гостям не пришлось бы заблудиться, покидая Гору, если им вздумается уходить не попрощавшись. Причин было еще множество, но главное - оборотни были под присмотром. Вздумай кто-то из них перекинуться медведем и подебоширить, был бы нарушен лишь покой Привратного зала, и опасность попадания зверя в жилые ярусы была полностью исключена. О каких-то из этих причин Фили знал, о каких-то догадывался, а о чем-то мог и не подозревать.
Итак, обустройство гостей на ночлег было традиционно женским делом хозяйки дома, королевны Дис. Но и принцы не спешили расстаться с гостями. В частности Фили, проникшись симпатией к Гримбеорну, как прежде к его отцу, пытался уговорить этого славного малого присоединиться к их с братом визиту в Дейл.
- ... Поистине величественный, - соблазнял Фили своего нового друга невиданными чудесами, пока группа гостей вместе с хозяевами направлялась к месту назначения. - Будь я менестрель, я рассказал бы вам в подробностях, но могу лишь уверить - ничего подобного я не видел, а я много повидал...
Гримбеорн сдержанно переспрашивал, Фили увлеченно со знанием дела врал о том, что видел лишь издали, и хотел посмотреть поближе. Ведь в хорошей компании, а компания Гримбеорна была более чем просто хорошей, замечательной, смотреть на диковинку безусловно в разы интереснее.
И тут вспомнил слова Кили: "Дочь Беорна была на совете от жителей Долины...", и подумал воспользоваться этим фактом как дополнительным аргументом, обращаясь к самой Лисице и словно призывая её в свидетели:
- Вы же видели Дейл? Кили говорил, вы были представителем на Совете. Разве же этот город не достоин внимания вашего брата? Разве не хотелось бы вам побывать там снова?

Отредактировано Fili (2015-04-06 14:13:38)

0

15

Пропустить появление под сводами зала хозяина данного пира было, конечно же, невозможно, но за яркими пятнами, обилием незнакомых запахов, и то и дело раздававшихся веселых возгласов от одного конца стола к другому (от чего ее чувствительные уши каждый раз стремились свернуться в трубочку), Танг чуть было не проморгала Короля-под-Горой, который соизволил к ним присоединиться. Лишь каким-то чудом взгляд уцепился за знакомую фигуру, которая приближалась к их столу, а когда Торин Дубощит подошел на расстояние, на котором можно было не только рассмотреть нынешнего правителя Эребора, но и учуять, оборотень наконец признала в этом несколько слишком развеселом, по сравнению с тем, каким она его запомнила с прошлой (да и позапрошлой) их встречи, гноме того самого сына Траина, которому и пообещала пригнать медвежий караван с харчами. Определенно, сейчас внук Трора был наполнен благодушием и, тут было притихшие, голоса застолья вновь наполнили залу. Лисица улыбнулась Торину в ответ на его добрые слова, чуть осклабив не так давно оформившиеся глазные клыки, и склонила голову, приветствуя чуть запозднившегося хозяина.

"А что у нас тут в доме тысячи дверей?
Сквозняки и пыльно. Лишь ненастье
В окнах тысячи огней, что когда-то были...
Мне бы только не продрогнуть на ветру...
У последней двери.
Все из памяти сотру
И ему поверю.

"Дейл?" - не сразу Лиса обратила внимание на то, что светлобородый гном, чьи усы так и напрашивались на коготь, отсвечивая тусклыми бликами узорных бусин, болтающихся у самого подбородка ("повезло ему, что медвежата умаялись"), обращается к ней. Оборотень сморгнула промелькнувшую на секунду мысль о посягательстве на растительность на чужом лице, поспешив спрятать растерянность во взгляде за мимолетным взмахом жесткой ресничной каймы, лишь камни в заколках блеснули заместо ее глаз да пальцы незаметно скомкали ткань рукавов.
- Дейл? -  привычно вычленяя из памяти запахи и звуки, с которыми у нее ассоциировался тот послевоенный Дейл, Лисица попыталась вспомнить, чем же привечал этот город ее взор и чем запомнился ей помимо крови, пыли, скорби и кхуздула Торина Дубощита. Привычные, за столь короткий отрезок времени поселившиеся внутри оборотня, чувства непонимания происходящего или скорее своего нового положения и необходимость хоть как-то пытаться понять новый, окруживший ее мир, всколыхнулись внутри, подступили к самому горлу и неожиданно даже для самой Лисицы вдруг вывались на не в чем неповинного гнома, который только лишь задал вопрос. Пальцы, увенчанные прорезающимися когтями, вновь сжались, а вместе с ними и все, что Танг так старательно пыталась удержать внутри будто бы напряглось, готовое в любой момент броситься на того, кто невзначай подлил масла в огонь.
- Пустые бойницы и полуразрушенные башни с обвалившейся черепицей... Вот что представлял собой Дейл, когда я имела честь говорить от всего моего племени в насквозь пропыленном шатре, в котором собрались не сколько правители своих народов, сколько малые кутята, пытающиеся отгрызть друг от дуга кусок побольше да цапнуть друг друга побольнее. Женщина даже не остановилась, во время своей тирады, продолжая вышагивать рядом со своим братом-великаном, по другую руку которого принц Усобус тщетно пытался соблазнить сына Беорна своими витиеватыми, но отнюдь не эффективными речами, возможно, они бы сработали, будь Гимбеон гномом, но ее брат, хоть и носил густую бороду, однако ж, творением Ауле являлся разве что никак.
- Однако... . Раскаяние пришло к ней быстро, в конце концов, она помнила, насколько разнятся грани призм, через которые они смотрят на мир вокруг них. Эльфы, гномы, люди, оборотни, да и что греха таить, она сама ввязалась в это, а назвался груздем, как говорится, полезай.... - Вы правы, господин гном. Танг попыталась поймать взгляд того, кого ее слова могли ненароком оскорбить (забыв на минуту, что зверь смотрит в глаза только тогда, когда собирается напасть), и в этом взгляд она попыталась вложить, и свои извинения, и немую просьбу понять ее столь бурную реакцию, благо различия были отпечатаны на радужках их глаз.
- Этот город действительно заслуживает внимания и восхищения, величие королевства - это его народ, и я бы хотела узреть то зарождающееся величие, кое успела застать, покидая его.

0

16

Юноша провел рукой, приглаживая выбившиеся волосинки, по тщательно причесанным волосам. которые он не поленился пригладить водой перед выходом из собственные покоев. Даже вечно лезущею в глаза челку он смог призвать к порядку, "зализав" её назад. И только сидя за столом он понял стратегическую ошибку данного действия: под прикрытием спадающих волос было бы удобно шусто окидывать взглядом пирующих. Но теперь уже было поздно переигрывать планы, поэтому Кили, лишь изредка отрывался от не очень интересного созерцания собственной тарелки и обводил зал равнодушно-спокойным взглядом.
- Я извиняюсь, что влезаю в ваш разговор, но невольно подслушал о чем вы говорите. Дорогой брат, боюсь будь ты менестрелем, то под Эребором не осталось бы жителей. - учтивым тоном произнес Кили. - Играешь ты куда лучше, чем поешь. Кстати... - словно только что об этом вспомнил, очень правдиво спохватился гном. - ...Может ты порадуешь наших гостей своей игрой? Уверен, ничего подобного они еще не слышали. - Кили вопросительно вскинул бровь, придавая весу своим словам. Впрочем, он уже прекрасно понимал, что стоит ему выйти из зала, как славная пробежка от разгневанного родича ему обеспечена, но даже подобные перспективы не были достаточно весомыми, что бы отказывать от образа "правильного и примерного сына и брата".
Вспышка Лисы удивила Кили и теперь вопросительный взгляд, да вскинутая бровь была адресованы ей. Ему она казалась менее восприимчивой до вещей подобного рода - но кто из нас не без скелета в шкафу? Кили коротко усмехнулся уголком губ при упоминании совета и поспешил завладеть вниманием гостьи.
- Вы совершенно правы, во всех своих утверждениях. Особенно касательно народа, что теперь заселил некогда процветающий город.. - голос кхазада звучал так, словно он сам застал лучшие времена Дейла. - ...и, будьте уверены, пройдет совсем немного времени и Дейл снова станет местом достатка и беззаботности. И люди, живущие там, уже вовсю трудятся. Неужели Вам не будет интерсно сравнить свои воспоминания с уже имеющимися? Конечно, честь сомнительная, но.. - оборвал сам себя гном и позволил себе любезнейшую улыбку. - ...Позволите пригласить Вас на прогулку в сий оплот человеческой надежды? - Уф, никогда бы не подумал, что быть вежливым и приличным - такая мука! с тоской подумал Кили, честно глядя на свою собеседницу, хотя покрутить головой, собирая удивленные взгляды, подмывало все сильней.

0

17

Эпизод завершен. Обозы разобраны, прогулки по Эребору совершены, лиса уезжает обратно, по дороге встречает Бильбо, и начинается сюжетная ветка #1

0


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » В гости с пустыми руками не ходят [Redtang|Dis|Fili|Kili]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC