The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N
Admin

W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-21.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы!
Благодарим Вас за терпение и просим встречать восстановленный дизайн. Мы вернулись к традиционному виду!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » Упертые рогом [Thorin Oakenshield | NPC]


Упертые рогом [Thorin Oakenshield | NPC]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники.
Торин Дубощит, баран Ромашка с профиля НПЦ
Жанр, рейтинг, возможные предупреждения.
G, УЗМС по-Эреборски, говорящие кэлвар
Краткое описание.
После БПА Торин находит барана, сослужившего ему в войне верную службу, и решает приручить его.
Место действия.
Окрестности Одинокой горы
Дата события.
18.12.2941

+1

2

Как приручить барана? Несомненно, этот вопрос не давал покоя гномьим владыкам. Да что там гномьим! Несомненно, сами великие Валар были обеспокоены тем, как решить эту проблему. В конце-то концов, как приручить барана? Конечно же, тот, кто мог дать ответ на этот вопрос, мог навсегда обрести верного друга в битве и жизни, не говоря уж о том, что изогнутые рога этого животного - самая лучшая вешалка в походе. Короче говоря, одни плюсы, а не животное. Вот именно потому после того, как он достаточно оклемался после Битвы Пяти Воинств, Торин Дубощит решил озаботиться проблемой ездового животного. Нет, он привык ездить на чём угодно, хоть на лошади, пускай в основном разъезжал на пони. Однако, это выглядело как-то не особенно солидно. Ну вот вообще никак. Король-под-Горой, и на пони, или же на лошади. Нет, тут нужен дюжий, могучий баран, способный выдержать вес закованного в латы гнома. И такой был, притом прямо в этой самой великой Битве. Вот только откуда он взялся, как и его сородичи, да ещё в броне и с сёдлами, никто не знал. Как и того, куда эта рогатая бестия слиняла. Нет, конечно, были догадки, но Дубощит не придавал им внимания, до сего дня. А вот сегодня возьми и стукни в голову - надо ловить животное. И приручать, и лелеять, и вообще надо же о ком-то заботиться? Кили и Фили выросли, сейчас уже Дис вновь перехватит сковородку инициативы, ища им жён. А что остаётся холостяку? Топить горе в бараньей шерсти.
Вот из-за таких размышлений он сейчас и карабкался по склонам Эребора, замёрзший и слегка проголодавший, зато полный самых благородных мыслей. Не в кафтане или какой там броне, но в самой обычной походной одежде и кольчужке, не раз выручавших его за все эти десятилетия изгнания. Удобно, практично, да и дёшево и сердито. Единственно, в чём не смог себе отказать Торин, так это в плаще из шкуры медведя. Хотя при Беорне он старался его особо не одевать, а то мало ли тот вспомнит про свою нелюбовь к гномам. Но, так или иначе, важно лишь то, что Дубощит который час наматывал круги по покрытым снегам склонам горы, окутанным лёгким туманцем. Следов никаких не было, даже самых поверхностных. Будто вымерла вся живность.
- Махал тебя забери, куда же ты запропастился?- в сердцах проворчал сын Траина, оглядываясь по сторонам. Нет, ну он не верил слухам, однако чутьё подсказывало, что баран где-то здесь. Вот только где?..

+1

3

пока мы тут договариваемся с кодами и скриптами, без внехи и перемены ников. потом все допилю.

Холод. Обезображенные драконом, напитанные всякой без разбора кровью скудные почы отрогов Одинокой горы. Тоска.
Баран, имя которого на языке его могучего племени крайне плохо передается рунами гномов и решительно не передается знаками вестрона, поднимался по отвесному склону в поисках пищи. Уступ, другой, обуглившаяся карликовая березка, снова уступы - и вот, наконец, удача: небольшой почти горизонтальный выступ, недоступный всетопчущим оркам - в самом деле, никто из них не додумывался седлать баранов, а просто так по горам заснеженным не поскачешь, - обещал сытный обед. Жестковатый и подмерзший, но все равно такой приятный на вкус мох встретил барана, и вместе с ним свою судьбу быть съеденным, как и подобает достойному представителю высших растений. Вопреки общей подсушенности отрогов Одинокой, мох был сочным и совершенно не кололся. Будто и не на драконьей горе вырос.
Впрочем, не одними мхами богат был этот клочок флоры. Травы нескольких видов, названий которых баран не знал и знать не думал, но помнил, что все квалифицировались как "бвеэээ", то есть очень даже пригодные к пище, приветливо колыхались под дуновеньем северного ветра. Примерившись к темному стебельку, баран снова приступил к работе челюстями, но почти сразу встрепенулся и сплюнул, скривив морду. Горкая и терпкая гадостная травинка была то ли безнадежно по-зимнему подтухшей, то ли впитала все же орочьей крови в бойне. В гневе баран принялся вытаптывать злостчастный кустик, не заботясь о том, сколько мелких и не очень камней выбивал он каждым ударом копыта. С гулким шумом камни слетали по отрогу, но кэлвар не успокоился, пока не вытоптал все потенциально опасные кусты. Теперь нужно было спускаться к реке, чтобы вымыть горький привкус и забыть эту дурную историю. Но баран так высоко успел забраться в поисках пищи (а подниматься, между прочим, с такими рогами гораздо проще, чем спускаться), что идти вниз значило умереть по дороге от глубокого неудовлетворения мирозданием… Впрочем, не успел зверь посетовать на судьбу, как Йаванна послала ему избавление от всех бед. Или кару за жестокое обращение с олвар. Так или иначе, баран впервые с тех самых пор, как безрогим ягненком учился бегать в Железных холмах, неудачно поставил копыта на развороченный уступ и вслед за камнями полетел вниз с отрога.
Годы практики сделали свое дело, и после первого же кувырка через рога зверь встал на четыре копыта, но беспощадная гравитация уже тянула его вниз с неслабой скоростью, поэтому следующие несколько до-олгих секунд баран фактически сбегал по крутой наклонной поверхности, кое-где съезжая и благодаря кхазад за их извращения с металлом на копытах. Кто знает, не стер бы он себе все копыта, не будь у него таких мощных подков. Наконец, скоростной спуск завершился. От резкой смены обстановки и всего пережитого баран часто дышал, нервно дергал передними ногами и медленно, очень медленно фокусировал взгляд на ком-то определенно живом в паре шагов от него. Кхазад. Высокий, не обвешанный железом. С необычным запахом – меньше металла, больше целебных трав… Крови и дубовой коры. Зрение мгновенно прояснилось, баран узрел того_самого гнома, который утащил его в кровавое месиво сколько-то дней назад. Узнал своего всадника. Переступил с ног на ноги. Втянул воздух, мотнул головой, издал слабое блеяние…  И дал деру чуть ли не с той же скоростью, с которой до этого летел вниз. От дурости, правда, забыл развернуться, но ноги сами понесли к горам. Туда, где безопаснее. Где его никто не сможет догнать, кроме его братьев. Где никто и никогда не поведет его в бой.

+1

4

Сверху покатились камни, и Торин возблагодарил свою обычную предусмотрительность. Щит из дубовой ветви, коей он некогда сражался у Казад-Дума, отлично защитил от падающих осколков. Присев, царственный гном переждал этот безумный натиск с несколько минут. Когда же, наконец, грохот стих, Дубощит разогнулся, оглядываясь по сторонам. Так, сверху слегка попадало, но, в остальном, склоны Эребора не особо пострадали. Интересно, из-за чего начался вообще этот неожиданный камнепад? Напрягая слух, внук Трора поднялся ещё несколько выше по тропе, но посреди подъёма вынужден был остановиться. Почему? Прямо перед ним на все четыре ноги рухнул боевой баран. Самое забавное, что в броне. Самое интересное, что он был в лёгкой прострации. А едва увидев его, припустился на все копыта. Любопытно. Обычно бараны не так пугливы, разве что...разве что этот был боевым, и пережил кровавое сражение. Торин уже мог бы точно сказать, какое, а заодно и заметить, что сия живность была похожа именно на того рогача, который помог взобраться за минуты на Воронью Высоту. Пускай и взялся из волшебной пустоты.
Однако, баран бежал весьма резво, ускользая от Торина Дубощита, что был лишь на пешом ходу. Угнаться за ним не представлялось возможным, а торопиться не имело смысла. Так что Король-под-Горой, нахмурясь и пожав плечами, пошагал следом. Ну вот так, упрямо пошагал. Возможно, живность была быстрее. Но нет в Средиземье существа упрямее, чем гном. Особенно - их правитель, что поднимался по горам, взбирался на перевалы и спускался в удобные горные лощины. Бородач ни на шаг не отставал от боевого барана, пускай и конечно же, отставал от него. Сам он был склонен дать себе неделю на всю эту безумную затею, не более. Так что, время пока было. А раз оно было, то можно было и дать отдых ногам. Уже спустя часов пять беспрерывного преследования, Торин Дубощит остановился в удобной горной лощинке, где спокойно развёл мелкий костёр, пожарив самого обычного мяса отменной свежести. На камне же рядом с собой положил излюбленную баранами еду, рассчитывая так привлечь хоть бы одного, чтобы настигнуть свою цель. Сам же, достав трубку, закурил, лёжа на камнях так, чтобы в любой момент мог вскочить на ноги.
Преследование - не только охота, но и умение сидеть в засаде.

0

5

О прошедших битвах сочиняют легенды и песни. Павших почитают, как героев. Предания о великих днях и великих людях пересказывают детям. Чтобы помнили, не страшились, но и не стремились к новым сражениям. В памяти народа война живет дольше всех прочих бед и радостей, и быть частью этой памяти – честь. Конечно, если ты из Детей Замысла или Снисхождения. Все это в равной степени относится к эльфам, гномам и людям, но никакого отношения не имеет к горным баранам. Поэтому никакие мысли из серии «Великая Йаванна, я нес в бой какого-то очень важного гнома» голову зверя не посещали. Он бежал и бежал по горам, и звуки давно прошедшего боя, услужливо подкинутые памятью и размножившиеся в небогатой умом голове, гнали его прочь от гнома.
Через час баран достиг скудной долины у подножья горы и остановился, наслаждаясь открывшейся картиной. Нет, конечно, Одинокая прекрасна с любого ракурса и в любое время суток, но зверю, выросшему в Железных холмах, эти красоты были интересны даже меньше, чем тому же Торину – сорт ягодок на короне лесного эльфийского монарха. В долине паслись такие же как он закованные в железо горные бараны. Выжившие самцы его племени. На войну из Железных гор Даин привел дюжину зверей, трое полегли на Пустоши Смауга, еще двое – на Вороньей высоте. Прочие же до поры до времени поселились в этой долине. Все они были здесь, и их присутствие окончательно успокоило зверя. Однажды кхазад, закованные в то же железо, что утяжеляет их рога, уведут их обратно в родные горы, а до тех пор семь баранов искали пропитание у подножья Одинокой горы.
К слову сказать, с пищей дела обстояли неважно. Видавшие суровые зимы прошлых лет бараны смиренно жевали пожухлую и горелую траву, а вот юным приходилось туго. Солнце садилось, а голод еще не отпускал их. Вожак (если так можно сказать о стаде) следил за тем, как один за другим его братья засыпали. Наконец, остался последний, самый младший барашек, и пяти лет еще не носящий настоящих рогов. Он убредал все дальше, старший следовал за ним. В какой-то момент он учуял прекрасный запах – так пахли лакомства, которые гномы давали зверям за покладистость и расторопность. Но прежде, чем баран успел сделать хоть шаг в нужную сторону, он услышал треск и топот: младший явно был голоден куда как больше и уже летел со всех ног к заветному лакомству. Старший пошел следом и совсем скоро увидел костер, рядом с которым сидел кхазад. Тот_самый кхазад.
Каким бы бараном ни был зверь, логическая цепочка страх-опасность-молодняк-защита ему под силу. Но юнец уже вовсю жевал угощение. Засады и прочего рода хитроковарности не относятся к характерным развлечениям парнокопытных, поэтому баран вышел к огню, угрожающе повел рогами (действительно опасными даже для гномов, если хотите знать) и, краем глаза наблюдая за спокойно доедающим соплеменником, заговорил скрипучим низким голосом:
- Иди в б’Э-еребор, ‘азад. Н-не тронь его.

0

6

Мерно тянулись минуты одиночества. Пуская в воздух дымные колечки, Торин Дубощит смотрел перед собой лишь в одну точку. Закутавшись в плащ и накинув капюшон, мыслями он был далеко от поисков барана. Да и по правде сказать, вообще взялся он за это лишь только затем, чтобы сбежать дворцовой канительи. Иногда, просто хотелось отдохнуть. Но не сон - ты закрываешь глаза, а проблемы остаются. Раньше он мог бы уйти в сокровищницу на часик, но после преодоления драконьей болезни там не было покоя. А здесь, в одинокой лощине, он был. Здесь он мог расслабиться, со спокойной рассудительностью, отличавшей его от родни, взглянуть на окружающие его проблемы. Эребор возрождался, это правда. Но вражда с эльфами, некоторая угрюмость Дейла. Кили, Фили. Дис. Весь этот ворох проблем требовал немедленного решения, а он всё откладывал. Откладывал. Такое ощущение, что он тащит на себе Одинокую Гору, притом по битому стеклу. Мерзкое чувство.
Хорошо, что неожиданный шум от края освящённой лощинки вырвал из дум сына Траина. Переместившись, гном привстал на коленях, уже держа в руках клинок. Эльфийское лезвие не пылало, говоря о том, что здесь не было орков. Но мало ли нечисти в окрестных горах? На троллей, вроде бы, действие клинка не распространялось. Или на агрессивных животных. Хотя, вылетевший из кустов молодой баран вряд ли относился ко всему вышеперечисленному. Отступив в сторону, Дубощит проводил взглядом голодное животное, накинувшееся на еду. Да, чудесно. Баран есть, но больно молодой для того, кого искал Торин. Интересно, неужели вся банда рогачей сбежала от Даина? Да это уже ни в какие ворота не лезет! Полный досады за кузена, Дубощит пропустил мимо ушей второй источник шороха, и обернулся лишь на...баранью речь. Нет, действительно. Баран стоял и говорил, грозно опустив рога. Это могло шокировать кого угодно. Нет, к говорящим лосям, оборотням и червям-перевёртышам мы как-то привыкнем. Но тут, гномий баран! Просто ужас. В этом мире есть хоть что-нибудь не волшебное? Очевидно, нет.
- Я и не собирался его трогать. За всю наши историю, ни один гном из народа Дурина не навредил кому-либо из твоего рода,- справившись с первым удивлением, гном всё-таки сумел построить связное предложение. А через минуту, пораскинув мозгами, убрал клинок в ножны за спиной. Следовало явно прояснить ситуацию, от которой буквально тянуло волшебным безумием. Гэндальфу бы понравилось,- не знал, что ты умеешь говорить. Впрочем, скажу прямо - я шёл за тобой. Нет, не чтобы позвать тебя в битву, но...мхм. Одинокая долгое время была во власти дракона, да и Битва Пяти Армий. Ты со всем своим стадом сбежал с поля битвы, когда уже она окончилась. Бросать же вас на голодную смерть - излишне жестоко. А мне...а мне же надо было занять голову чем-то, кроме как государственными делами. Если не веришь, можешь просто забрать сумку с едой для себя и своей родни, сказав нет. Больше тебя не побеспокоят.
Конечно, то было излишне резко, но гном предпочитал сразу брать барана за рога. Не буквально, конечно. С этими ребятами нужно было быть правдивым. Ложь, конечно, они вряд ли почувствуют, а вот неуверенность - ещё как. Это же кхазадские бараны!
Настоящие чуятели обмана и вкусностей.

0

7

Говорят, Мелькор в каждом деле каждого из валар имел свою долю и от каждого имел изначально в характере черту. Если так, то от Ауле ему досталось упрямство, да столь сильное, что смогло пережить и падение, и искажение, и без счета поражений и потерь. Если так, трудно представить, насколько же упрям был сам кузнец. Впрочем, оценить это можно по творениям его, по его горам и этих гор детям. Конечно, барану такие философские выкладки были чужды, но что-то вроде «об это упрямство можно и рога свои пообломать, даром что в железо закованы» уяснил давно. А конкретно данный кхазад был как будто самым гномистым гномом, баран чувствовал это буквально всей своей горной сущностью. Значит, так или иначе в итоге будет так, как планировал он. Когда-то по юности зверю очень не хотелось получать железные щитки на рога, и в один день он вырвался из рук кузнецов и целый месяц скитался по отрогам Железных холмов. Но когда пришел в свое племя, оказалось, что все его братья уже закованы, а кхазад, только заметив его возвращение, достали предназначенные ему щитки. И пока он не позволил заковать себя, не давали еды (впрочем, не запрещали выходить и добывать пропитание самостоятельно) и не занимались. И это были обычные пастухи из Орокарни. Если бы только кэлвар знал, что перед ним король гномов, наверное, сам бы пришел не за мелким, а по своей воле. Потому что гномы, как известно, чем цартсвеннее, тем упрямее.
Однако кхазад решил поговорить. Зачастил на вестроне, да так, что бедный зверь разбирал через слово, а понимал и вовсе одно из трех разобранных. Впрочем, общий смысл первой фразы он уловил. И если бы был хищником, зарычал бы во все горло, а так только опустил голову ниже и резко перебил короля. Перечислил имена пятерых павших братьев и зло добавил:
-Ме-эртвы. 'азад вели.
А гном продолжал говорить, и взгляд барана от злого постепенно переходил в растерянный и недоуменный. Много слов, мало знакомых, совсем мало пойманного смысла. Битва, дракон, жестоко, племя, сбежали, голод, смерть. Еда. Уйти. Битва - железо, кровь, крики и рычание, звон, страх. Дракон - пламя. Жестоко - ну да, подходит первым двум. Гном рассказывает, что ли? Будто баран и сам не знает. Сложно. Племя - тут все понятно, надо слушать внимательнее. Сбежали - было дело. Оказались не нужны, ушли. Голод... Баран скосил глаз на мелкого, удовлетворенно дожевавшего и тоже, кажется, разобравшего кое-что в словах гнома. Да, голод - это про них. Смерть. Ну, не так все плохо было в окрестностях Одинокой, но все же он надеялся, что за ними вернутся их пастухи. Или смерть - это про них? Еда. О, первое хорошее слово. Которое наверняка так приободрило мелкого. Если предлагает еду, отказываться нельзя. Но к отношениям "мы тебя кормим, ты на нас работаешь" бараны привыкли, поэтому важно было узнать, на каких условиях сие счастье (мешок, пахнущий так прекрасно, был определен как источник счастья совершенно однозначно). Уйти. Значит, их еще и отпускают? Или дают выбор, то ли работать и есть, то ли идти?
- Е-эда нужна. Че-эго к'хочешь?

0

8

- Е-эда нужна. Че-эго к'хочешь? - баран, блеявший на вестроне, не переставал удивлять Торина. Он перевел диалог именно в то русло, которое было нужно гному.
   - Пойдем со мной. Ты и все твои соплеменники. Обещаю вдоволь еды

+

Допишу потом еще что-нибудь, щас не лезет ничего в голову :(
Собственно, на этом можно и закончить - бараны пошли за Торином в Эребор. Теперь будут размножацца.

0


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » Упертые рогом [Thorin Oakenshield | NPC]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC