The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N
Admin

W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-21.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы!
Благодарим Вас за терпение и просим встречать восстановленный дизайн. Мы вернулись к традиционному виду!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » Родство душ - понятие относительное [Tilda|Dianel]


Родство душ - понятие относительное [Tilda|Dianel]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники.
Тильда, Дианель

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения.
Джен

Краткое описание.
В Дейле по-прежнему царит лихорадка, и Тильда день назад слегла. Как раз в это время в город приезжают эльфы, но даже вместе с ними сложно поднять город из пучины горя и отчаяния. Вся семья Барда помогает городу, но болезнь младшей дочери угнетает их. И тут Дианель узнает о болезни Тильды, и соглашается с ней посидеть в свободное время, и кто же знал, что их знакомство именно в тот момент обернется настоящей дружбой?..

Дата события.
29 декабря 2941 года ТЭ

+1

2

Похищение Леголаса удалось скрыть, но проигнорировать лихорадку намного труднее. Дианель знала медицину на не самом высоком уровне, так как была женой военного, а тот решил как-то обучить жену многому из того, что он знал. Обращение с оружием закончилось в большей части фиаско: Ди научилась держать оружие в руках и хоть как-то им размахивать - уже хлеб, но до Тауриэли было даже не далеко... А неимоверно далеко! Но вот занятия медициной, знания трав - это Дианель запоминала усердно, понимая всю необходимость таких знаний. И вот сейчас многие такие знания смогли пригодиться.
Плевать на все, войны сейчас нет, все работали только с одной целью: дать городу шансы выжить. Дианель тоже помогала, чем могла, пока что только работала на подхвате у настоящих лекарей по призванию.
К вечеру все валились с ног, а больных было много, очень много, и каждого не хотелось оставлять одного на целую ночь. Но больше всего Дианель не хотела оставлять одних детей.
И хотя бы одному ребенку она могла помочь. Младшая дочь Барда, когда с ног свалились и сам Бард, и другие дети... Дианель сама не не могла ответить себе на вопрос, как, но она получила возможность и право побыть с больной, опекать, как только можно, не отходить, как от младенца. Нет, девочка не была младенцем, она входила в пору юности, но для Дианели во-первых, как для эльфа, люди всегда будут моложе, во-вторых, как для матери, дети всегда (хотя бы большей частью) маленькие, в-третьих - больные как младенцы. Пока что не пришло время поить ее лекарством, но следить за ней Дианель могла. Тонкая рука эльфийки, держа мокрую ткань, аккуратно легла на лоб. Такой хрупкой выглядела эта девочка, чем-то похожей в трогательности на любимую Лориэль с ее выразительными глазами. И Дианель приготовилась провести эту ночь у постели чужого ребенка так, будто больной лежала ее Лориэль.

+2

3

Тильда не помнила маму. Она росла с отцом, и Сигрид во всем заменяла ей мать. Но это только так казалось... на самом деле сестра не может полностью заменить то, что тебя породило и любит особой своей неколебимой любовью. Пусть даже Сигрид и была очень похожа на Джемму, как иногда говорил папа, но это была Сигрид. Родная сестра, плечо которой всегда рядом, которой можно рассказать все свои тайные страхи, и она не засмеет, как Байн, не станет отмахиваться, а выслушает и успокоит. Сигрид, которая хоть и выглядит хрупко, если обижают ее брата и сестру защитит их от кого угодно. Сигрид, которая готовила на всех завтраки, обеды и ужены, прибирала квартиру, и тем не менее к вечеру, когда приходил отец, старалась быть бодра и весела только из любви к нему.
А мама... У Тильды были очень смутные представления о том, что такое мама. Отдельные отрывки иногда всплывали в памяти, но внешность Джеммы девочка могла представить только по рассказам отца, и по лицу Сигрид. Впрочем, все ее воспоминания хоть  и не имели четких образов, как все воспоминания ранних лет, все равно были пронизаны какой-то особенной любовью. Иногда в действиях отца или Сигрид проскальзывала частичка этой любви, но Тиль чувствовала, что на самом деле ее должно быть намного больше. Об этом она никогда не говорила ни с отцом, ни с сестрой. Только раз у них зашел разговор с Байном, и тот неуверенно подтвердил, что что-то такое действительно есть. Но Байн еще довольно хорошо помнил маму, помнил те времена, когда над их семьей еще не нависла тень скорби, и поэтому ему, возможно, было и тяжелее, и легче одновременно.
Тильда же жила в неведении. Хотя семья всегда старалась заботиться о ней и друг о друге, и девочке этого хватало, но лишь иногда она ощущала то странное чувство из воспоминаний, и тогда ее тянуло плакать.
Во время болезни в ее голове воспоминания перемешались с мечтами и грезами, бред и тяжелый сон попеременно несли вахту у ее постели. А с ними вместе, борясь с первым и стараясь приблизить второй, несла вахту недавно прибывшая в Дейл  Дианель. Тильда иногда сквозь странную пелену перед глазами, видела прекрасное лицо эльфийки, и ей чудилось, что это лицо Джеммы. Не Сигрид, а именно матери, потому, что как раз в действиях Дианели была та необъяснимая любовь, хотя эльфийка увидела Тильду всего пару дней назад. В лучах этой любви Тильде было одновременно хорошо и непривычно.
Когда холодная ткань коснулась ее лба, девочка вздрогнула и проснулась от тяжелого сна.
- Мама?.. - непривычное звукосочетание с трудом выговорилось. У кого-то оно становится первым словом... у многих. Ее первым словом было "Сиид", что должно было означать сокращенную версию "Сигрид".
Девочка вряд ли находилась в здравом рассудке, но почему-то теперь в ее видениях фигурировали те обрывки воспоминаний, соединяясь с често еще, с фантазией, переплетенной с рассказами отца и брата. Сигрид о матери говорила очень редко. И вот теперь эти фантазии нашли почти живое воплощение. И Тильда со всей уверенностью ребенка, еще не перешедшего окончательно в возраст подростка, тянула руки к Дианели, как раньше, в глубоком детстве тянула к Сигрид.

0

4

Дианель знала, что такое расти без матери, и потому могла понять, почему эта девочка в бреду звала именно ее. Никто маму не заменит, даже невероятно любящий отец. И это отсутсвие, как его ни заглушать, рано или поздно себя проявит, как проявило у Тильды. По этой причине Дианель старалась быть с Лориэлью, чтобы та чувствовала это родство, не была обделенной, несмотря на всю Дианелину занятость.
А что делать сейчас?.. Подарить девочке иллюзию, которая ей поможет, а потом обернется треснувшим стеклом, что больно ранит руки? Или лишить той поддержки сейчас - той, что девочка так отчаянно хочет? И то, и то не могло быть правильным по отношению к малышке. Но... В сердце Дианели закралась мысль, которая заставляла сердце замереть от ужаса: а что, если эти часы у девочки последние? Пока что лихорадка не проходила, да и бред и не думал исчезать. И будет ей намного лучше, если в такую тяжелую минуту она сможет держать за руку того, кого в своем разуме будет звать близким.
Тильда тянула к ней свои руки, и Дианель все-таки взяла их, настолько ласково, насколько вообще могла, представив, что на месте малышки Тильды - столь близкие ее сердцу. Дрейталиан, Лориэль, Энвен. Спящий Дрейталиан трогателен, как ребенок, так что Ди ожидала, что больной Дрейт тоже будет похож на маленького.
- Тише, тише. Все хорошо, - своим певучим, по всем канонам эльфийской культуры, голосом зашептала Ди.
Ди обтирала руки и лоб девочки, а потом поднесла к гудам чашку с отварами. Да, мамы детей любят, но пичкать детей полезными гадостями любят не меньше!
- Выпей, милая.
И, ухаживая и стараясь помочь Тильде, Дианель постепенно переставала видеть на ее месте Лориэль, которая всё так же оставалась в сердце эльфийки. Нет... Она ясно видела Тильду, которая потихоньку входила в него со своей почти весенней красотой.

0

5

- Тише, тише. Все хорошо, - голос был незнакомым и одновременно знакомым. Ведь любой, даже выросший без матери ребенок всегда узнает материнские нотки в голосе любой женщины... Сигрид сама еще не была матерью, а потому говорила по-другому. Конечно, в ее голосе тоже звучала любовь и забота, но другая. А сейчас Тильда услышала именно то, что хотела услышать и ей стало немного легче. Она почувствовала себя защищенной в руках этой женщины, хотя какая-то часть ее сознания (пусть и очень небольшая) отдавала себе отчет в том, что это совсем незнакомый человек. Будь девочка не в бреду сейчас, возможно она не смогла бы так просто довериться незнакомке, ведь несмотря на то, что вся ее жизнь была проведена в Эсграте, где малышка знала каждого, события последних нескольких месяцев повернули все вспять, кругом царили холод и смятение, и это отучило ее доверять. Однако сейчас больше половины сознания  Тильды занимали грезы и мечты, в которых мать была все еще жива. И потому девочка смогла без труда поверить в эти грезы в реальности и довериться незнакомой женщине, которая смогла оправдать ее ожидания.
Когда прохладная чашка коснулась ее губ, Тильда вздрогнула. Бред и грезы на миг оставили ее, и дитя испуганно уставилось большими темными глазами на женщину. Впрочем, испуг довольно быстро стал прошел, когда девочка опознала в незнакомке эльфийку. От эльфов вреда ждать не приходилось, напротив, от них всегда исходил некий покой, помогавший забыть все невзгоды и заботы, за что Тильда всегда очень любила находиться рядом с этими удивительными существами, следить за тем, как лекарки управляются с больными или как эльфы привозят и раскладывают пищу.
Лекарство немного взбодрило девочку, позволив ей на короткое время выйти из тяжелого сна и посмотреть на мир почти ясными глазами. Сам по себе факт присутствия в доме эльфийки девочку больше не беспокоил, но оглядевшись, она поняла что рядом нет никого из ее родных. И вот тут пришла легкая паника, какая бывает спросонья когда не понимаешь какое сейчас время суток и что произошло пока ты спал.
- А где Сигрид? - тихо и немного испуганно спросила Тиль, впрочем, постаравшись убрать из своего вопроса все нотки паники и придать ему немного уверенности или даже строгости, как будто бы это эльфийка была виновата в отсутствии всей семьи дома. - И кто вы? - уже с чуть большим почтением, но все равно с некоторой опаской добавила она, резонно решив, что разговаривать лучше  зная имя человека.

0

6

Лекарство действовало, что не могло не радовать Дианель, выхаживавшую малышку. Девочка спала тяжелым сном, и пробуждение ее было не самым приятным, а потому Дианель старалась вести себя так, чтобы не вызвать ни малейшего испуга Тильды, чтобы не спровоцировать боль и недоверие.
Что ж, получилось настолько насколько вообще могло получиться с ребенком, который проснулся и увидел, что рядом нет никого из его близких и любимых, тех, кому он привык доверять. Последнее, что спасало Дианель в глазах ребенка, было то, что Ди была из эльфов - дивных, волшебных и прочих прекрасных, внушающих доверие. Что ж, испуганного ребенка надо успокоить, а только после этого пичкать всякими гадкими травами.
- Мое имя Дианель, я посланница от Лесного народа, - ласково улыбнулась Ди, - твои родные вымотались за день, как и почти все, кто днем заботился о больных - и о тебе тоже. Я прибыла недавно, так что мне позволили побыть с тобой. Не бойся, хоть я и не лекарь, но основы знаю, а что делать, мне сказали, - как же хорошо иногда быть замужем за военным! - как ты себя чувствуешь? - голос Ди звучал нарочито мягко и ласково, словно посылая успокаивающие волны в голову малышки. 
Им еще предстояло целую ночь, как минимум, провести вместе и чего не стоило делать - так это ругаться. Да и не хотела Ди пугать девочку, о которой заботилась, о которой даже волновалась.

0

7

Мысли в голове ворочались с трудом, однако через некоторое время смысл сказанного все-таки дошел до девочки.
- Так значит ты и правда эльф!.. - глаза Тиль мгновенно загорелись, пусть хоть всего на несколько секунд, огнем любопытства и восхищения. Теперь стало ясно, почему ей было так спокойно рядом с этим существом. Она даже непроизвольно перешла на "ты", хотя почтение ее к новой знакомой теперь только возросло.
- Дианель... - зачарованно повторила она, наслаждаясь звуками дивного имени. Однако как только девочка бросила взгляд на развалины, окружающие ее, мысль о родных сразу напомнила о себе, Тильда быстро перевела взгляд на эльфийку и испытующе, даже немножко строго уставилась на женщину.
- А с ними все  в порядке? Они ведь придут сюда? - что-то внутри подсказывало, что она может вполне доверять этой девушке, однако здравый рассудок требовал полноты информации. Вопрос о самочувствии несколько сбил ее мысли, направив их на саму себя. Она честно закрыла глаза, пытаясь оценить состояние собственного здоровья. Состояние было, надо сказать, неважным, впрочем чего можно ожидать от лихорадки?.. Голова болела постоянно, так что девочка уже перестала это замечать, все тело будто горело изнутри, хотелось скинуть одеяло, но стоило приоткрыть его чуть-чуть, тут же становилось  невыносимо холодно. Периодически к горлу подступал сухой кашель, однако девочка старалась его подавить.
Все, что она испытывала ей никогда не приходилось ощущать прежде, поэтому слов, что бы описать все это ее измотанный болезнью мозг не нашел.
- Не знаю. - честно ответила она. Определенно, это не могло называться хорошим самочувствием, но огорчать человека, пусть и незнакомого, но который о ней так заботится, не хотелось. - Наверное, не очень хорошо. Но зато я больше не вижу страшных вещей. - она вспомнила свои недавние видения, являвшиеся ей в полусне-полубреду и поежилась. Впрочем, большинство этих видений были всего лишь вольной интерпретацией воображения недавних событий. Ведь они действительно были ужасными. Тильда то и дело видела себя и Сигрид на берегу, зовущими отца, чувствовала отчаяние сестры и старалась не поддаваться ему сама. От этих мыслей милый образ семьи всплыл в сознании, девочке вдруг очень сильно захотелось прижаться к отцу, почувствовать родное прикосновение Сигрид, услышать голос Байна. Из глаз покатились предательские мокрые капельки. "Я уже большая что бы плакать!" Внушал голос рассудка, но Тиль была уже не в силах себя контролировать. Она закрыла личико руками, стараясь как можно больше отвернуться от Дианели и не показывать своей слабости. "Увидеть эльфа и расплакаться, как глупо..." От этого слезы текли еще сильнее, возможно, просто нужно было выплакать все, что случилось за последнее время, избавиться от лишних переживаний, но почему это всегда случается так не вовремя?

+2

8

Вс же Тильда явно была полностью в своем уме: болезнь не тронула ее ум, что не могло не радовать Дианель.
- Да, я эльфийка. Тшшшш, моя хорошая. Твои родные просто спят, и скоро они придут к тебе, отдохнувшие и свежие, - эльфийка ласково улыбнулась малышке. - И будут о тебе заботиться.
Дианель легонько коснулась виска девочки, мысленно моля Элберет исцелить боль, что, судя по всему, терзала девочку: так она морщилась и чуть прикрывала глаза. Вылечить же перепады ее температуры она не могла - только микстура, которая действовала, как назло, медленно.
Когда же девочка расплакалась, Ди слегка перепугалась: если бы это была Лори... Что видела в бреду Тильда?
- Какие страшные вещи тебе снились? - словно озвучила свои мысли вслух бывшая принцесса.
Если бы это была Лори... На мгновение перед мысленным взором женщины вновь предстал образ дочери, вот так же безутешно плачущей во время болезни, и сердце эльфийки слегка сжалось. Не решаясь пока нарушать личное пространство девочки, Дианель слегка колебалась.
- Тильда?.. - Ди безуспешно пока пыталась отвлечь внимание принцессы на себя, а потом всё же решилась и тихонько коснулась, слегка приобнимая и надеясь, что девочка не вырвется, уповая на таинственный шик эльфийской грации, на образ, который люди создали в своей голове: легкий и невесомый. Или на эльфийскую магию.

0


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » Родство душ - понятие относительное [Tilda|Dianel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC