The HOBBIT. Erebor

Объявление


A D M I N

Bard • Enwen • Bilbo • Kili
• The Witch King •


W E L C O M E
Система игры: Эпизодическая;
рейтинг: NC-16.
Волей случая ты забрел к нам на EREBOR.RUSFF.RU! Наша история написана по книге Дж. Р. Толкина "Хоббит или Туда и обратно", но это отнюдь не значит, что все события будут известны наперед. Тут мы пишем свою собственную историю и всегда рады новым игрокам и энтузиастам! А теперь, если мы сумели разжечь в тебе любопытство и азарт... Скажи "mellon" и войди, добрый друг!

N E W S


Дорогие Эреборцы и Путники Средиземья!
Рады сообщить, что Эребор готовится к обновлению и возобновлению работы форума! Желающие присоединиться к игровому касту - проходите в нашу гостевую и отмечайтесь. По всем вопросам обращайтесь к админ-составу форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » #1.4 Гонец Эреборский [Kili | Thorin | Bilbo]


#1.4 Гонец Эреборский [Kili | Thorin | Bilbo]

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Участники.
Кили, Бильбо Бэггинс, а после возможно Торин.

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения.
12+ возможен легкий хоббичий мордобой.

Краткое описание.
Караван эльфов и посланниц Дейла прибыл обратно в людское королевство, окутанное тенью гуляющей среди населения лихорадки. Бильбо выбирается из повозки и собирается отправиться в Эребор, но прежде чем добраться до подгорного царства хоббит встречает Кили. Молодой принц Одинокой горы, еще недавно заливавший свое горе из-за пропавшего брата в маленькой таверне (которая расцвела не смотря на все тяготы местного населения), встречает Бэггинса так как и полагается встречать заочного виновника торжества. Дорога в Эребор окажется длиннее, чем планировал хоббит...

Место действия.
Дорога к Эребору, в получасе пешего хода от Одинокой горы

Дата события.
29.12.2941 Т.Э.

0

2

Трактирщик молча взял глиняную кружку, которой до этого звучно стукнул по деревянной стойке гном. По мнению пожилого мужчины  столько пить не стоило никому, даже если это приносит ощутимый доход его заведению. А гном пил много и с чувством, при этом сохраняя угрюмую молчаливость и не реагируя на наводящие вопросы трактирщика, которого съедало любопытство, что же такого случилось под горой что один из важных шишек среди гномьей братии уже который день появляется у него, молча кладет на стойку горсть золотых и добавляет новых, стоит объявить, что оплаченное вперед уже выпито.
Кили было совершенно все равно, что думает о нем трактирщик, посетители сего заведения, да близкие родственники. Сказать, что он был расстроен - не сказать ничего. Злость на мир, который лишил его брата, страх, что они могут больше не увидится, бессилие от незнания кого рубить и куда бежать, да обида на Дис и Торина, которые закрылись в тронном зале. Все переживают горе по-своему, но в гноме взыграла детская обида - неужели он не заслуживает поддержки? Всем же известно, как близки они с братом! Алкоголь давал блаженное отупение. Сейчас даже мысли о Тауриэль перестали спасать, хотя если бы она могла быть рядом, то возможно ему стало бы легче. Он беззвучно застонал и глухо приложился лбом о дерево, словно и это могло помочь. Хотелось плакать. Плакать сетуя на коварную судьбу и слать проклятия бездушным небесам, да глухим к его мольбам Богам. Какой глупостью казались теперь все их ссоры. И как же Кили корил себя, что, впервые в жизни, позволил себе поставить брата на второе место: не часто дядюшка уделял свое время ладшему из братьев всецело. Он усиленно пытался вспомнить, о чем они говорили перед отъездом Фили с Бильбо и не мог. Или не хотел мочь.
Из оцепенения его вывела новая полная кружка, за ручку которой Кили ухватился с такой прытью, словно та была способна отрастить ноги и убежать от него. В два глотка жидкости там осталось ровно на половину, когда гном осознал, что с улицы доносится слишком много шума. Для больного города это сейчас не было характерным и поддавшись любопытству, подобно другим посетителям таверны, гном вышел на улицу. Всего лишь караван, а сколько шуму... устало пронеслось в мозгу, прежде чем глаза выхватили силуэт хоббита рядом с одной из повозок.
- Бильбо! - окликнул хоббита Кили, присутствие которого в первый момент обрадовало принца. А потом сознание услужливо напомнило ему, что именно хоббит был тем, кто видел Фили последним. Кто увел его в эту поездку... И секунду назад посветлевшее лицо гнома снова стало мрачным, как у обойденным наследством родственников, стоящих над могилой богатенького купца. Шаги гнома не были тверды, но по прямой пройти удалось. Конечно, Кили знал, что так с друзьями не обращаются, но то знал другой Кили, брат которого был рядом и ничего плохого с ними случиться не могло. Подняв хоббита за воротник, на манер нашкодившего котенка, юноша посмотрел тому в глаза.
- Как ты допустил такое? - хриплым голосом, спросил гном, щурясь от некстати вышедшего солнца - глаза болеть начали еще вчера, а теперь к этому прибавилась и головная боль. Приехавшие с караваном хотели было заступиться за хоббита, но те, кто вышел вместе с Кили из таверны быстро объяснили им, что сей гном напивается уже второй день подряд и пусть они подумают дважды - хочется ли им связываться с соседом, вид которого уже напоминает мифологического кровососа, со своими запавшими щеками и глазами, красноватый оттенок скоро станет насыщенным, надумай гном пить дальше?

Отредактировано Kili (2015-03-24 00:25:11)

+2

3

Хмурые пепельные тучи лениво блуждали по небосклону с самого утра. Они неровными густыми полотнами тянулись по горизонту над седой пустошью и темно-изумрудными кронами Лихолесья, которое теперь осталось позади. Бильбо задумчиво смотрел на пейзаж, пригревшийся и замерзший одновременно, но с разных сторон. Он только недавно проснулся и чувствовал себя значительно лучше, чем вчера, когда изо всех сил боролся с болезненным ознобом. Приближение Одинокой горы вновь не приносило ему покоя на душе. Как и в первый раз, когда её ледяная вершина показалась из-за сизой пастилы вечернего марева у Озерного города. Смутная тревога прочно залегла под сердцем и теперь, ведь Бильбо по неволе принес дурные вести в чертоги Эребора еще до своего приезда. Он не знал, как его встретят гномы, особенно Торин и Кили, а еще сколько тумаков он огребет от царственной Дис. Возможно, стража уже рыщет в поисках «предателя»? Хоббит успел обдумать и такой вариант — даже если ценой больших усилий Торин Дубощит простил аферу с Аркенстоном, хотя Бэггинс понимал, под каким ударом тогда оказалась "королевская воля" и "королевский статус" пусть и оправданными средствами, но мог бы он, обладая такой скудной и болезненной информацией, посчитать полурослика виновным в пропаже племянника? Бильбо только сильнее кутался в тулуп, отказывая даже себе в ответе на этот вопрос.
Когда караван пересек черту города, и вокруг замаячили пустые глазницы необжитых домов и живые огоньки в окнах уже заселенных жилищ, Бильбо встрепенулся и приготовился покинуть повозку. Скоро он снимет с пальца кольцо, которое приходилось нести так долго, как не приходилось со дня Битвы. Хотя с ним он чувствовал себя воодушевляющие могучим, собственная интуиция подсказывала ему, что за сим таится что-то опасное.
Едва телега остановилась, он протиснулся между ящиков, слез с телеги и быстро нырнул под повозку. Люди окружили обоз, встречая прибывших путников с неподдельной радостью. Немного погодя Бильбо юркнул в галдящую толпу и снял кольцо, будто бы тоже пришел встретить повозку. За время поездки он успел услышать не только о том, что не только Фили стал жертвой похищения, но и о том, зачем в Лихолесье прибыли Арлин и  Харда. Радостно было теперь наблюдать, как радовались их возвращению. Хоббит прошелся рядом с повозкой, деловито разглядывая упряжки лошадей — уж слишком неудобно было тесниться полурослику среди жителей Дейла, высыпавших на улицу. Неожиданно его окликнул очень знакомый голос, да так, что хоббит даже вздрогнул и замер на месте. То был Кили. Бэггинс видел его лицо так ясно, будто гном стоял на расстоянии вытянутой руки — толи ему показалось, что голос молодого принца прозвенел радостью встречи, толи и впрям то было правдой, но уже в следующее мгновение туманная радость на ли лице кхазада рассеялась, будто её и не было вовсе. От этого Бильбо застыл на месте, как каменное изваяние, смирившееся со своей участью и безоговорочно принимающее его. Что прикажете, убегать от Кили?! Как бы не хотелось сматать удочки, но Бильбо не сумел и попытаться сдвинуться с места, как и не смог оторвать взгляда от ужасно изможденого лица гнома. На душе стало так горько и противно, но в самом деле, что он мог поделать? Ответ на этот вопрос не нашлось по пути сюда, не находилось его и сейчас, когда был вынужден стоять на носочках, чтобы вовсе не потерять связь с матушкой-землей. Кили крепко держал его за воротник, но сам слегко покачивался, а запах непросыхающего брожения эля был слышен наверно на несколько миль. Кто-то в стороне было вступился за хоббита, но голоса быстро поутихи.
- Кили, я не думал, что так получится, - начал Бильбо, слегка заикаясь в растерянности - все произошло так быстро, я, я ничего не успел сделать. Я даже не думал, что такое в самом деле может произойти! Если бы я знал, то не... то я бы....
Куда там ведут дорожки благих намерений? Глядя на своего друга Кили, хоббит ясно видел, что его слова не только не помогают, но кажется и совсем не успокаивают разгоряченного гнома. Люди вокруг беспокойно поглядывали на них, но не уходили, ожидая развязки.
- Полушай, может мы уйдем отсюда, а? Не очень хочется прилюдно все выкладывать, - переминаясь с ноги на ногу, Бильбо умудрился пропустить по губам что-то издали напоминашее усталую улыбку. Позади гнома все же кто-то показался и хлопнул его по плечу, приговаривая: "Шел бы ты домой, хватит с тебя на сегодня". Бильбо с тоской взглянула на мужчину, решившего успокоить разбуянившегося гнома, а потом быстро посмотрел на самого гнома. Тут уж либо драка, либо здравый смысл...

+2

4

Кили напряженно смотрел на хоббита, в пол уха слушая его оправдания. Внутри него расползалась ужасающая пустота с примесью боли, которая словно бы пережевывала его внутренности, да ломала кости, мешая нормально дышать и вызывая приступы тошноты. Сглотнув подступивший к горлу комок  гном устало оглядел все вокруг, задержав свой взгляд на далеком озере, сверкавшем в лучах солнца.
- Прости. - Неожиданно для самого себя выдавил гном, отпуская Бильбо и даже поправляя тому сбившейся воротник. Собрав всю свою злость и досаду в кулак, выражаясь фигурально и буквально, он резко развернулся ударяя в лицо посмевшего прикоснуться к нему мужчину. - Не лезь, куда не просят! - рыкнул юноша, прежде, чем ответный кулак рассадил ему скулу, лишь больше обозлив подвыпившего жителя Эребора. Голова гнома мотнулась, волосы хлестнули по лицу сотней тонких хлыстов и Кили почувствовал кровь во рту. Ударяя наотмашь он ощутил, что все таки настиг неожиданного противника и кровь, потоком хлынувшая из носа мужчины, вкупе с хрустом ломающейся кости неожиданно отрезвила Кили. - Что я натворил? - очнувшись от своего минутного помешательства шепотом спросил сам себя гном и позволил местным жителям растащить двух дерущихся. - Я...я.. Я приношу свои извинения. Обратитесь через пару дней к Правителю Торину для возмещения убытков. Если я что-то смогу для вас сделать... я к вашим услугам. - растерянно выдавил из себя гном, стряхивая удерживающие его руки и снова глядя на Бильбо. Кили чувствовал, как по щеке течет кровь и скула начинает саднить и вдруг увидел себя словно со стороны: растрепанные волосы, расческа по которым плачет, глаза побитой собаки, результаты брожения выпитого, да серое лицо, которое скоро приобретет синеватые оттенки. Ему стало стыдно перед другом.
- Бильбо, прости меня. - Повторился гном, чувствя, как начинает дрожать голос. Еще пьяной истерики на глазах всего Дейла не хватает. Прикрыв глаза он на одном дыхании закончил начатые извинения мыслью, которая терзала его все время, как прилетел ворон и известие об исчезновении старшего брата. - Я должен был быть с вами... Я не имел права оставлять его... - Кили стиснул зубы с такой силой, что находись между ними алмазы - разлетелись бы в крошку. Опрометчиво запустив пятерню и намертво увязнув в спутаных волосах он тяжело привалился к повозке, садясь на землю. Пора ехать домой. тоскливо подумал гном, в красках представляя, что ему скажет дядя за его долгое отсутствие (если, конечно он его заметил) и как он посмотрит матери после всех проявлений слабости, которые он себе позволил. Еще и удар этого мужлана - опыт в потасовках печально подсказывал, что не далее, как к закату солнца синяк расползется и придаст ни с чем несравненную опухлость щеке и глазу. А уж оттенки синего можно будет наблюдать несколько дней кряду и Кили всячески начнет избегать зеркал. 
- Но клянусь своей, еще не отросшей бородой, что я найду его... - глядя Бильбо в глаза добавил гном. Взгляд младшего из сыновей Дис прояснился, загоревшись былым упрямством, когда он вставал. То ли слишком резко принятое вертикальное положение, то ли выпитое за последние дни-часы, пошатнули его, вынуждая ухватиться за край повозки. - И ты меня отведешь к тому месту, где на вас напали. - позабыв про хорошие манеры он указал пальцем на хоббита. Принятое решение не лишило Кили мрачно-подавленного вида, но в глазах появились первые искорки зарождающейся надежды и былого дружелюбия. Нахмурив лоб и прикидывая в уме, какой скандал будет под Горой, объяви он это Дис и Торину, Кили пришел к неутешительным выводам, что рассчитывать на помощь других гномов станет опасным. Хорошо, если - проявляя материнскую заботу - его не повелят закрыть. - Только никому об этом ни слова! - предупредил юноша, продолжая в уме прикидывать, что им может пригодиться и кого попросить о помощи. Надежда - сильное лекарство для павших духом.

Отредактировано Kili (2015-03-25 20:30:22)

+2

5

Неравнодушный житель Эребора отшатнулся в сторону, зажимая рукой разбитый нос. Кили раздавал извинения и заверения, что готов возместить все убытки, а Бильбо наблюдал за этой ситуацией и думал, что никогда прежде не видел этого гнома таким разбитым. Даже в первые дни после Битвы - израненный, едва ли не на волоске от смерти, - в его глазах теплилась надежда на скорое разрешение всех проблем, и искры плясали, будто отчаяно-смелый гном каждый свой новый шаг готов наполнить своей невероятной отвагой. Тот Кили во всех невзгодах видел новое приключение, без коих жизнь тускла и невзрачна. Даже за печали он брался с тем же интузиазмом, никогда не скупясь и гнушаясь проявлением красочных эмоций и героического склада характера. Тот гном, что сейчас без сил припал спиной к телеге, был будто бы совсем не Кили, а кто-то другой. Отвага сменилась горькой виной, отчаянная смелость превратилась тугое отчаянье. Неужели всего одна весть смогла так перевернуть его старого друга, что даже сейчас поведение старого Кили с трудом угадывалось в этом безнадежно потерявшем надежду гноме.
- Не время отчаиваться, друг мой! - хоббит преободряюще похлопал гномика по плечу, собираясь продолжить речь, но Кили тут же отозвался с прежним, на мгновение возвратившимся рвением: "И ты меня отведешь к тому месту, где на вас напали."
Бэггинс даже немного нахмурился глядя на безаппеляционный направленный на него палец. Он ведь только пернулся из Лихолесья и снова туда? Эта мысль привела хоббита к легкой форме растерянности, которая и не позволила ему сразу же высказать все свои мысли на счет этой идеи. Сперва следовало бы добраться до чертогов Эребора и не только рассказать обо всех злоключениях, которые стряслись с полуросликом в Мирквуде, но и узнать о том, что случилось за эти дни в подгорном Королевстве и оживающем Дейле. Все же рассудив здраво, Бильбо решил, что не стоит так уж сразу отказываться от гномьего сырого плана по поиску эреборского принца, пока не поймет в каком кашеваренном котелке ему предстоит вариться.
- Я готов оказать любую помощь, которую только могу предложить, и конечно же провожу тебя туда, где все случилось... - хоббит застрял на полуслове, потому что пьяный гном вновь его перебил, вероятно услышав то, что хотел. "Никому не слова" - вторил про себя полурослик, но добавил, как оказалось вслух: "вот так и получаются всякие неожиданные приключения.... Про себя он так же прибавил мысли о том, что совсем не удивительно, что сам хоббит еще несколько дней назад, гонимый таким же  принципом "всеобщего неведения" заварил эту кашу; о том, что на сей раз вдвое лучше бы не идти, а прихватить подмогу; о том, что Кили менялся на глазах, обредая долгожданную надежду найти брата и веру в его скорое возвращение по средствам подручного хоббита. Кажется он уже сейчас был готов пуститься в путь! Однако как бы Бильбо не мучила совесть, как бы ему не хотелось бежать сломя голову за пропавшим гномом, сперва ему нужно хоть немного отдохнуть и придти в себя. Впрочем не только ему, но и его покачивающемуся в пьяном дурмане другу.
- Однако сперва нам стоит вернуться в Эребор, потому что нас ждет много дел! - Бэггинс ведливо предложил Кили двинуться  вперед и сам отправился прямиком в сторону парадных врат Дейла, через узкую улочку близ городского рынка - Я должен лично рассказать все Торину. Без сомнений, он должен знать то, что известно мне. Нам нужно отдохнуть, поспать, придти в себя - Бильбо невольно задержал взгляд на гноме, наблюдая за его не до конца уверенной в своих силах кординацией, -залатать раны - чуть тише добавил он, инстинктивно тронув пораненное плечо - Нужно будет взять с собой достаточно првизии и на заре выдвинуться... - вот так быстро он разложил по полочкам все нехитрые задачи, которые кажется сделали Кили счастливее.

Отредактировано Bilbo Baggins (2015-04-16 23:23:39)

+2

6

Что на свете может быть упрямее гнома? Только гном, который что-то решил. Еще находясь под действием алкоголя, но уже возвращая свою вечную тягу к жизни, Кили задвигался с былой энергией, лишь изредко цепляя плечом углы домов или чужие плечи. Он отдавал себе отчет в том, что возвращение Бильбо еще не гарант возвращения брата, но это же гораздо лучше, чем ничего? В голове он уже прикидывал, как стать вором в собственном доме, не привлекая лишнего внимания окружающих.
- Бильбо, ты настоящий друг! - с пьяненькой искренностью воскликнул гном, хлопая хоббита между лопаток. Как маленькому ребенку, ему хотелось быстрее бежать домой, активно чем-то заниматься, словно это принесет завтрашний день скорее. Гордо распрямившиеся плечи, вместо усталой сгорбленности, источали всю решимость, с которой Кили возвращался домой, в Эребор. На встречу упрекам и ругани - он был уверен, что без этого не обойдется.
Неожиданно, Кили остановился, как вкопанный, озаренный новой мыслью, уже направленной не на завтрашнее будущее, а на теперешнее настоящие. Развернувшись на пятках и пошатнувшись назад, а затем вперед - на трезвую голову точно свернул бы себе позвоночник - гном в упор посмотрел на Бильбо. - Ты голоден? - скорее утверждающие, нежели вопросительно воскликнул гном. Охлаждающийся на подоконнике пирог вызвал на лице Кили ухмылку, но воровать было ниже его достоинства. - Есть кто дома? - крикнул он, подпрыгивая, что бы зацепиться за край подоконника. Подтянувшись на руках и едва увернувшись от замаха веника, Кили начал свою скороговорку о том, что они с другом очень проголодались, а у такой очаровательной хозяйки просто обязан быть вкусный пирог, и нет-нет, вы не подумайте, мы не побирушки, мы платим золотом, юноша уболтал женщину. Всё так же удерживаясь на краю подоконника локтями, гном достал из кармана золотой, а спрыгнул перед Бильбо уже с пирогом в руках. Вкусно запахло печеным мясом, когда Кили, не стесняясь своих манер, отломал кусок и запихал себе в рот - желудок довольно заурчал, напоминая тем, кто много пьет, что и есть иногда надо. Довольно улыбнувшись, Он снова развернулся лицом к Горе.
- А вот теперь можно и домой... - покладисто произнес гном окидывая хоббита гордым взглядом, словно это он добыл пирог, а Кили его научил подобному трюку. Внезапно мозг услужливо вывел на поверхность слова о залечивании ран. - Друг мой, о каких ранах ты говоришь? - уже шагая по дороге к Горе, он посмел задать свой вопрос. Не будучи уверенным, что это не шутка его подсозания, выдающая посредством пива новые воспоминания. Ответ хоббита заставил Кили наконец заткнуться, снова погрузившись в невеселые мысли, терзавшие его последние несколько дней. Уже проходя главные ворота Эребора и направляясь к Торина, гном наконец произнес. - Свои раны я буду лечить, когда Фили вернется домой. А до этого - лишь чужие. - подгорное царство окончательно вернуло его в этот мир, а показавшаяся в поле зрения щека испортила настроение окончательно. В зеркало Кили смотреть не хотелось совсем, не говоря о том, что бы привести себя в порядок, прежде чем появляться под суровыми очами дяди. Все та же детская обида, которая выгнала его в Дейл, не позволяла ему хотя бы расчесать волосы - пусть по-любуются до какого предела дошел младший из сыновей Дис. Уже стоя перед дверьми в Тронный Зал, где обычно проводил дневное время Торин, Кили шумно выдохнул воздух, выдавая тем свою нервозность от предстоящей встречи.
- С Богами... - прошептал он, улыбнувшись шальной и безнадежной улыбкой хоббиту и толкнул дверь. - Доброго дня, дядя!
-

Отредактировано Kili (2015-04-02 01:30:52)

+1

7

Ответом на возглас и приветствие Кили была тишина и полное спокойствие. Вглядевшись в золотистый свет тронного зала, и гном, и хоббит могли лицезреть могучий трон Трора, ныне принадлежащий Торину, отреставрированный в самом начале возрождения Эребора. Пустой трон, и никого на нём. Не было Короля-под-Горой на обычном его месте, не толпились просители у возвышения, куда они поднимались по одному к драгоценному седалищу. Не склонялись у подлокотников советники, средь коих выделялись два сына Фундина. Нет, была лишь пустота да два одиноких стражника, сторожащих одну из святынь рода Дурина. Встретили они обоих гостей достаточно добродушно, но вместе тем с некоторой тревогой в голосе и взгляде. Дубощит отсутствовал уже не один час, оставив здесь охрану, чтобы спуститься вниз. Куда - то неизвестно им было, но наверняка кто другой разумеет. Скорей всего, начальник охраны Торина, а может, и неугомонная Дис. Хотя, это уж как посмотреть. Другим словом, Король-под-Горой в тронном зале Эребора отсутствовал. Где же он был, что делал? О, то удалось узнать лишь спустя десять минут, когда после долгих поисков и Кили, и Бильбо довелось напороться на одного востроглазого стражника, что поведал интересную вещь - Торин спустился вниз, в Великую Сокровищницу, и уже с раннего утра как оттуда не выходит, да и не принимает. Ну, вот так вот, не был в духе король, решив уединиться с золотом. Вроде бы ничего страшного, да только воспоминание о драконьей болезни и горящем алчном взоре царственного гнома поневоле всплыло в памяти обоих неугомонных безбородых бойцов. Тревожно стало на душе, как-то неспокойно.
Что же, возможно, их опасения и подтвердились. Нашли они Торина в Великой Сокровищнице, на горах злата. В обычной своей одежде, в короне, Дубощит, мрачный, как самая чёрная туча, бродил средь сокровищ, казалось, прожигая их своим яростным взглядом. Нелюдимый и очень злой, всклоченный старик ходил, не разбирая дороги, отпинывая с пути блюда, доспехи и всё прочее. Монеты сыпались, но ему было наплевать. Ничего не имеет значение. Ничего. Благо, что слов он не говорил, лишь молчал, а когда его нашли, то и не заметил, продолжая шагать далее. Продолжая мерить ногами просторный зал, Дубощит лишь после второго окрика обернулся. Кили, Бильбо. На краткий миг, он словно наяву увидел и старшего. Улыбнулся, расслабился...но, мимолётное видение рассеялось, как день. Вновь вернулась мрачность на лик царя. Он, наклонившись, поднял непрозрачный кусок горного хрусталя, в задумчивости посмотрев с пару мгновений в его грани.
- Добро пожаловать в Великую Сокровищницу...Торина,- голос был низок, хрипловат, выдавая сына Траина с головой - он уже долгое время ни с кем не разговаривал, и сейчас в горечи отбросил камень в сторону. Правда, тут же опомнился, ещё раз скользнув взглядом по двоице. И только сейчас, казалось, заметив Бильбо. А, едва заметил, рука сама собой потянулась к чему потяжелее.
К блюдцу.

+1

8

Запах свежеиспеченного пирога с пряным привкусом мясной начинки защекотал нос так сладко и знакомо, что хоббит еще некоторое время смотрел на ломоть в своих руках и думал, толи он чувствует себя вернувшимся домой после долгого пути, толи предался тоске и настальгии от того, что никак не может остановиться от этих бесконечных злоключений, которые она считал приключениями. Совсем они не такие, эти путешествия, коими предстают в сказках. Здесь гибель значительно реальнее - она бродит за спиной, иногда оказываясь так близко, что её дыхание остывает на собственном затылке.
- А вот теперь можно и домой...
Бильбо посмотрел на Кили - тот словно читал его мысли - и тепло ухмыльнувшись в ответ, отведал добытого пирога. Он и впрямь был голоден. Столько было пропущено обедов, завтраком, полдников, ланчей, четырехчасовых чаев, ужинов и последующих закусок, что хоббит давно перестал задумываться о важности трапез. И все же хоббит не жалел об этой утрате. Шир остался там, за горами, лесами и долами, и Бильбо вспоминал о нем часто и с теплотой, но здесь у него были те, ради кого он готов остаться в Эреборе столько, сколько потребуется. А теперь, когда по его вине Фили попал в беду, Бильбо Бэггинс был обязан сделать все, чтобы исправить это. Уплетая за обе щеки пирог, хоббиту предстояло дать на вопрос Кили, такой, от которого гном не вспыхнет вновь, но хоббит слишком устал, чтобы умело подбирать слова и не нашел ничего лучшего, как рассказать о том, что случилось в Лихолесье.
- Стрела. - чуть погодя сказал он - Они летели ото всюду. Врезались в деревья и землю прямо под ногами с такой силой, что острия зарывались по самое древко. Одна из них зацепила меня, когда мы с Фили сворачивали в сторону. Из-за неё я свалился в овраг и, вероятно, только ей я обязан тем, что сейчас иду рядом с тобой.
Всю дорогу сюда хоббиту казалось, что едва он переступит порог Королевства Эребор (если таковой имеется) в тот же момент все наконец-то закончится и он сможет хоть немного но выдохнуть. Вот если бы там оказался невредимый Фили! Все эти утешения улетучились. Шершавый камень подгорного королевства таил в себе еще больше томительного ожидания, чем весь путь сюда.
Прежде чем им удалось разузнать, где находится Торин если не в тронном зале, прошло не мало времени, а узнав, Бильбо с тревогой взглянул на Кили. Неужели им вновь придется иметь дело с затуманенным разумом Торина? Страшное это дело. От воспоминания былых дней по спине мурашки пронеслись в единый миг. Бэггинс плелся следом за Кили, который шага своего не сбавлял, а упрямо двигался навстречу к дяде.
Сияние золотых гномьих копей оглушали своим бесконечным сиянием. Сквозь тишину бесконечно высокой залы пробивался звонкий шелест злата. Будто в сей миг из-под блестающего холма драгоценностей вынырнет пробужденный Смауг. Однако дракон был мертв и звуки обозначали присутствие только одного гнома - Торина. Бильбо чувствовал за собой вину, и когда Торин не обернулся на его оклик, вторить он не стал. На голос Кили Король-под-горой отозвался и кажется посветлел в одно мгновение.
Как и прежде он встретил их фразой, которую хоббит услышал в тот день, когда четверо гномов вернулись живыми из Эсгарота. Слова звучали жутко, подтягивая ком к горлу. Благо, юный принц Эребора всегда находил слова, чтобы начать разговор - это позволило полурослику вставить свои пять монет в разговор в конце обращения к Королю.
- Возможно, нам стоит подняться наверх, чтобы все обсудить? - здесь голоса разлетались эхом, и казалось, что вся Одинокая гора слушает каждое слово, произнесенное здесь, и осудит говорившего по своему разумению.

0

9

Кили ценил хоббита за честность и прямоту, с которой тот говорил о произошедшем, давая представление о произошедшем. Вопросов появлялось все больше, но гном понимал, что на них у Бильбо ответов не будет - кем же являлись похитители? Кому они служат? И трухлявому пню ясно, что не на силы добра, знатно потрепанные в Битве. И понятно, что наследник трона для них ценная добыча. Кили невольно задался вопросом, что случилось бы, будь на место Фили он? Его ценность для престолонаследния гораздо меньшая, чем у его брата и нельзя было исключать возможность, что сложись все по другому Эребор готовился бы к похоронам, а не поискам наследника.
- После того, как поговорим с дядей отправимся обрабатывать твою руку. Будет еще на один "боевой" шрам больше - констатировал гном, наконец-то выходя в нужном направлении. Неожиданно юношу охватила злость на дядю - да как он смеет в такие тяжелые времена поддаваться своим слабостям и уходить от всех к своим чертовым сокровищам?! Как и любой гном, Кили ценил золото, но без фанатизма и помешательства: ему нравилось ощущать полный карман денег, дающий множество возможностей для маневра жизни или работать с ювелирными изделиями, выбирая лучший угол для игры света в драгоценных камнях. И в тоже время он совершенно спокойно был готов расстаться с любой драгоценностью, если это требовалось тем, кого он любит. С плеча открыв-высадив двери в сокровищницу.
- Торин! - рявкнул Кили, слыша шаги родственника, но не видя его. Эхо подхватило его окрик и понесло между колоннами зала, перебрасываясь тональностями на манер каменных великанов, перебрасывавшихся камнями у них над головой. Монетки разлетались из-под ног кхазада, подобно маленьким рыбкам на воде и печально звякали ударяясь друг о друга. - Дядя! - позвал Кили еще раз, стоило им выйти с Дубощитом на одну прямую. Взгляд, которым наградил племянника Торин, выбил Кили из колеи и внутри гнома все сжалось от боли: конечно, на месте Фили должен был быть я. с горечью подумал кхазад, делая шаг навстречу Торину. Фили его опора и наследник, а я лишь заноса в... пятке. И я тут, а он где-то.
- Дядя, Бильбо вернулся и хочет рассказать нам, что и где произошло. И тогда мы смогли бы организовать поиски моего брата. - взяв себя в руки, голосом не терпящих возращений, начал Кили. - Ведь вполне возможно, что мы сможем выяснить кто это сделал и найти твоего наследника. - А у Кили получилось сыграть голосом так, словно его совершенно не волнует, что сейчас думает дядя о нем самом. Дав вставить слово хоббиту, кхазад кивнул сам себе, добавляя: - Мистер Беггинс прав - наверное стоит поднятся наверх, для дальнейших обсуждений. И позвать матушку - её это тоже касается. И вообще нам всем не мешало бы поесть... - прикинув, как повел бы себя брат, Кили отважился взять инициативу в свои руки и направить гнев и мысли Торина на себя, а не на полурослика, которому и так досталось - поползновения рук дяди в сторону блюда не укрылись от глаз юноши. Сделав вид, что он поправляет шнуровку на сапогах, Кили переместился на пол шага вперед Бильбо, готовые в любой момент принять удар на себя - и не важно, кому он будет адресовываться - обнаглевшому, пьяному и побитому племяннику или отважному, раненному хоббиту.

+1

10

админу

предлагаю вставить вот этот текст вместо последнего поста

Он слышал и не слушал их обоих. Наклонившись, он поднял тяжелое золотое блюдо, и держал сейчас его в руках. Cын Траина был в расстроенных чувствах, весьма и весьма глубоких притом.
Раскроить башку. Прям этой тарелкой. Одним ударом. Смогу ли я рубануть так, чтобы тарелка пробила голову от темечка и аж до подбородка? Борода гнома раздвинулась в широкой улыбке, не предвещавшей, впрочем, никому ничего хорошего. Внимательно глядя на полурослика, Торин постарался представить его с тарелкой, торчащей из раскроенной головы. Но вместо этого ему вспомнился Фили, висящий на Лихолесском дереве - беспомощный, опутанный паутиной, приготовившийся умереть.
  Только Бильбо знает, что случилось с Фили - холодный голос рассудка был как никогда кстати.
   Нельзя допустить, чтобы он умер, не рассказав все обстоятельства похищения. Торин уже было решил, что отведет хоббита в кузницу, и будет прижигать ему пятки раскаленным железом, но вслед за воспоминанием о запутанном в паутину Фили в памяти всплыла другая картина: Бильбо, перерезающий паутину кинжалом. А вдруг он не виноват?. Короля-Под-Горой покинула всякая решимость, он в растерянности опустил глаза, бездумно сжимая в руках злополучную тарелку. Что делать? Как себя вести? Эх, Гэндальф бы сейчас придумал что-нибудь мудрое... Решение подсказала та самая тарелка. Напустив на себя благодушный вид, Торин поднял голову и улыбнулся племяннику и его спутнику:
   -Ничего не желаю слышать, ни о чем не желаю разговаривать, - недоумение и растерянность в глазах Бильбо были именно тем, чего хотел правитель Эребора - пока наш мистер Бэггинс не поест как следует с дороги! Наверх! Пойдемте все наверх - у меня в комнате стоит ужин. И обед, кстати, и завтрак - мне что-то сегодня... было некогда поесть. - Торин понимал, что его улыбка выглядит так же фальшиво, как звучат его слова. Не умеющий хитрить гном больше любил рубить с плеча, действовать напрямую, говорить без обиняков, но сейчас на карту была поставлена жизнь племянника, и негибкий гном был готов делать то, что никогда не делал - проявлять гибкость, хитрость, идти к цели окольными путями. Ему сейчас нужно было время - продумать как следует план действий, чтобы перехитрить Бильбо, выведать у него всю правду.
  Я так в эльфа превращусь потихоньку - несуразность собственного поведения вместе с натянутой на лицо улыбкой развеселили Торина, и, впуская племянника с хоббитом в свою спальню король улыбался уже по-настоящему. Но, оставив их расправляться с обильным угощением, Торин не забыл запереть снаружи дверь. Почти бегом направился он к своей сестре. Дис должна тоже принять участие в допросе.

Отредактировано Thorin Oakenshield (2015-09-17 14:32:17)

0

11

Распахнув дверь, Торин с порога выпалил:
  - Бильбо пришел!
  Стремительно пройдя вглубь комнаты, он плюхнулся в кресло, схватил стоящий на столике бокал, понюхал - там оказалась родниковая вода - жадно выпил, пролив несколько капель на бороду, и начал говорить, тяжело дыша после слишком быстрой ходьбы, утирая бороду и в волнении то сжимая кулаки, то переплетая пальцы между собой, то бездумно хватая разные предметы со столика, и ставя их куда придется.
  - Я пришел к тебе, Дис, главным образом, чтобы успокоиться. Успокоиться и посоветоваться. Времени нет, нужно действовать очень быстро, но вначале нужно успокоиться и всё обдумать. Действовать нужно точно и безошибочно! - Торин схватил со стола зеркальце и размахивал им, как секирой - Даже если Бильбо не предатель, он один знает подробности похищения Фили, мы должны всё у него выспросить, абсолютно всё! Надо записывать, вот что! - излишне резкое движение "секирой" кончилось для зеркальца плачевно - увлекшийся Торин ударил изящным предметом по краю столика, и зеркало раскололось на сотни частей - Ой, прости... Да, так значит - записать. Нужно двух-трех толковых гномов посадить, чтобы записывали слова Бильбо, но только так чтобы он не догадался, что мы его подозреваем - он ужасно твердый, этот мягкий пухлый полурослик, ты не представляешь просто, Дис! Он украл ведь Аркенстон, украл, он его носил в кармане все время, а мы никто даже не заметили ничего, и потом, когда я хотел сбросить его со стены за воровство - он не дрогнул, ты представляешь, Дис, он ни на секунду не дрогнул! Надо хитростью его взять, он простак ведь, деревенский олух, его обмануть будет не сложно, но я не умею хитрить - ты же знаешь, Дис! - я прямолинейный по своей натуре, а тут нужно действовать хитростью, и мне нужно собраться с мыслями, сестра. Мне нужен твой совет.

Отредактировано Thorin Oakenshield (2015-09-24 15:33:32)

0

12

Когда же наконец наступит это долгожданное освобождение от тягот ожидания развязки? Торин все молчал, но глядя на него Бильбо уже не ждал ничего хорошего. Да, он виновен, но ведь намерения его были благими! Разве похищение принцев - это такая народная забава, которая делают просто потому что в темечко стукнула эта мысль? Нет, друзья, такой государственной изменой сыт не будешь. Значит шаг спланированный, а значит отведи Бэггинс гнома в лес или не отведи - одного из них все равно бы похитили. Этой мыслью Бильбо себя и утешал, и оправдывал. Тем временем огромная тарелка отняла все внимание Торина, а хоббит еще больше стушевался, когда Кили ступил на шаг вперед перед полуросликом. Вот уж чего не ждал он сейчас так это внезапного: "Ничего не желаю слышать, ни о чем не желаю разговаривать" Как же так?! Бильбо уставился на гнома в полном недоумении, что даже мыслей связных в своей голове больше не разобрал! Все они начинались и заканчивались, оставаясь недосказанными и недодуманными. Следом последовало приглашение отужитать, отобедать и позавтракать. Бильбо переступил с ноги на ногу и озадаченно глянул на Кили. Ну, не отказываться же от еды в самом деле.
И вот наконец-то стол, накрытый излюбленной гномьей едой - наваристой и хлебосольной. Садясь за стол, хоббит успел приметить, что ключи в замочной скважине повернулся дважды, и пока уплетал королевский обед старался об этом не думать. Только намотал себе на ус, огорченно хмыкнув себе под нос.
- Признаюсь, я думал, что Торин встретит меня иначе. - обратился Бильбо к Кили, что сидел рядом и зачищал стол быстрее, чем десяток хоббитов, и добавил с усмешкой - К примеру, скинет меня с Одинокой горы. За этой неторопливой беседой, время хоть немного ускорило свой ход, и когда входная две вновь распахнулась, хоббит успел несколько раз пройтись по комнате и взглянуть в окно, где зима серебрила пейзаж крепчающими морозами.

0

13

Пристально наблюдая за дядей гном видел его внутреннюю борьбу, но не могу понять природы оной. И дело тут было не только в небольшой багаже жизненного опыта Кили, но и пиво, которое время от времени напоминало о себе, выплясывая чечетку в желудке. Желудке, который начинал требовать пищи серьезней, нежели съеденный по дороге пирог. И голова своевременно начинала болеть, поучая юношу, что бывает, если экономить на выпивке и пить какую-то низкосортную брагу. Будь бы Кили трезвей, то конечно он бы напустил бы на себя подозрительный вид, глядя, как дядя резко сменяет гнев на милость, что совершенно не типично для этого пожившего гнома. Но хмелек притуплял эмоции и на лице Кили расцвела добродушная улыбка простака.
- Нечего ждать, господин Бильбо! - кладя руку на плечо товарища задорно произнес гном и разворачивая хоббита лицом к дверям. Пока они дошли до трапезной, Кили успел дважды подскользнуться, трижды врезаться плечом в косяк дверного проема и один раз чуть не свалился вниз с мостика-перехода, но вовремя вернул потерянный баланс. Дойдя наконец до накрытого стола и с размаху повалившись в кресло, гном первый делом налил себе в бокал очередную порцию пива, а уж потом ухватился за ножку жареной птицы.
- По-моему все прошло не так уж плохо, а? - спросил Кили хоббита, отмахиваясь от замечания о сбрасывании полуросликов в заснеженных вершин. - Бильбо, перестать нервничать! Может нам даже не придется самим органиовываться на поиски Фили и Торин отправит нас на это дело. - громкий ик вырвался из рта гнома и он поспешил запить его пивом.
Видимо в каждом существе есть определенные переключатели при алкогольном опьянении - кружка пива снова изменила настроение Кили из благодушно-радостного в уныло-печальное. - Мы ведь найдем его? - слегка заплетающимся языком и отчаянной надеждой, как у обреченного на смертную казнь, спросил кхазад у Бильбо. Кили чувствовал себя бесконечно уставшим и покинутым под Горой. Его раздирали противоречивые чувства: с одной стороны взять бы сейчас пони, умчаться к границе Лихолесья в надежде встретить Тауриэль и выплеснуть ей все, как есть - уж она поймет и прочувствует всю его боль. А с другой стороны чувство долга невидимыми каналами приковало его к Эребору и здесь уже нельзя просто подойти к кому-то и вывернуться наизнанку эмоций - все переживают за Фили и каждый скажет, что теперь Кили должен быть сильным и держать лицо. Все. Все, кроме Бильбо. Маленького, храбраго хоббита, который ценит дом и покой в нем превыше всего. Бильбо, который чувствует каждую потерю и еще не сбился со счету в круговороте смертей. - Хорошо, что ты здесь.. - выдавил из себя гном, прежде, чем снова влить в себя жидкость, так похожую на расплавленное золото.
Когда дверь в трапезную открылась, Кили лишь вскинул голову и лениво поднял кружку с пивом, молча приветствуя вошедших.

+1

14

Чем больше Торин говорил, тем больше он успокаивался, а Дис, наоборот, волновалась все больше. Торин как будто передавал сестре свое волнение, освобождая свои нервы от напряжения. Проговаривая мысли, беспорядочно мелькавшие в голове, правитель гномов как-то сразу упорядочивал их. В присутствии сестры можно было прямо говорить всё, что думаешь, и это очень помогало прямодушному правителю. На вопросы сами собой находились ответы, запутанные моменты распутывались, сложное оказывалось простым, а непонятное понятным.
   - А что Кили? Он что?- спервым же вопросом Дис поток мыслей как-то иссяк, Торин, уже совершенно другими глазами глядя на сестру, ответил:
   - Кили возмутительно пьян. Сомневаюсь, что он многое запомнил из слов Бильбо, а жаль, сейчас очень важно, чтобы он вспомнил и рассказал бы все в мельчайших подробностях.
   - Я сама поговорю.- Дис пошла к выходу с решительным и грозным видом
   - Подожди, стой, я же их запер у себя в спальне, я разве тебе не сказал? - Торин уже совершенно владел собой. Мысли, мелькавшие в голове словно подхваченные ветром снежинки, теперь текли ровно и точно, подобно расплавленной бронзе, вытевающей из плавильной печи. Резко встав с кресла, Торин в два шага оказался возле Дис - Сейчас вместе придем к ним, ты заберешь Кили, уведешь его в его комнату и обо всем расспросишь. А я тем временем буду расспрашивать господина Бильбо.
   Проходя вместе с сестрой по коридорам к своим покоям, Торин обдумывал предстоящий разговор. Хоббит не должен догадаться, что я его подозреваю. Пусть рассказывает все спокойно - я буду его переспрашивать, уточнять детали - и если что-то потом не сойдется... Да, а кто же будет вести запись разговора? - погрузившись в свои мысли, Торин шел, не видя ничего перед собой, и едва не столкнулся Балином, спешившим куда-то по своим делам.
   

я это спрячу пока от Балина нет ответа

- Как ты кстати, друг! - еще даже не успев ничего объяснить, Торин подхватил советника под руку и увлек за собой - пойдем, ты мне очень нужен. Нет, нет, не желаю ничего слышать, это очень срочно, самое срочное дело во всем Эреборе на сегодня!

Зайдя со спутниками в свой чертог, Король Под Горой внимательно оглядел Бильбо и Кили, стараясь угадать, о чем они между собой разговаривали.
***
Когда наконец вопрос о присутствии Кили был разрешен, Торин сел за стол, за которым уже сидел Бильбо. Сколько же времени потрачено впустую! А время уходит, время стремительно убегает, как вино из упавшей бутылки. Где-то вдалеке сейчас его племянник, и с ним его похититель. Для чего похитили Фили? Что с ним сейчас делают? Торин отогнал от себя мрачные мысли. Лучше не думать о плохом, это сейчас ничему не поможет, только парализует разум и волю... Отодвинув в сторону остатки еды и питья, Торин, внимательно глядя на хоббита, мягко произнес:
   - Ну, господин Торбинс, рассказывайте. Когда на вас с Фили напали?

Отредактировано Thorin Oakenshield (2015-10-22 16:16:28)

0

15

Невеселые мысли неловко толкали одна другую в голове хоббита. Находиться там им было неуютно и неправильно, но за последние дни столько всего успело произойти... Весь мир словно перевернулся с ног на голову, куда уж здесь сохранить привычное мышление. Однако же верно говорят, счастливое - это хорошо покормленное голодное. Конечно, до счастья хоббиту было как до места заключения Фили вслепую, но чуть легче все же стало. С этой вечной беготней - подумать только, за три дня и в Лихолесье, и в Дейле побывать успел, - особо и поесть-то было некогда. Ужасно, ужасно. Мудрость своих предков и соседей понял в этом путешествии Бильбо: путешествия и приключения плохи хотя бы тем, что можно не успеть вернуться к обеду.
Ленивые мысли о Шире как-то примирили хоббита с действительностью, а вот с Кили случилось что-то ровно противоположное. О чем бы ни думал гном (хотя понятное дело, о чем, а вернее, о ком), радости ему это не добавляло. Бильбо не знал, как поддержать друга, а его словно на глазах покидали жизненные силы. Нет, это решительно никуда не годилось: если пропал один принц, его, конечно, полагается спасать, но и второго нужно беречь и поддерживать. За время путешествия к Эребору хоббит успел понять, насколько много для гномов значат родственные, и тем более братские узы. Со всей уверенностью, какая только была в его маленьком, но сытом уже теле, Бильбо обратился к Кили:
- Конечно, найдем. Хотелось добавить что-нибудь про то, что они ведь всю карту Средиземья, какая была только у Торина, прошли вместе, и уж точно найдут Фили там, где Торин вырос, но слова как-то совсем не складывались. - Я тоже очерь рад, что не один здесь, Кили, что ты со мной. И это было чистой правдой: Бильбо представил, как сидел бы в этой комнате один, запертый и ожидающий возвращения короля Эребора, и вздрогнул. - Очень рад.
Только он успел договорить, как в двери звякнул ключ, и в комнату вошли Торин и Дис. С дочерью Траина Бильбо был едва знаком, и так как подсознательное желание спрятаться она вызывала ничуть не меньшее, чем Торин, хоббит еле удержал себя на месте и только взглядом окинул подстольное пространство. Места для хоббита под скатертью все равно бы не нашлось. Дис, однако, все внимание и энергию свои обратила на Кили, поэтому Бильбо только понаблюдал за тем, как женщина без особых усилий вытолкала сына за дверь и скрылась там вместе с ним, и посмотрел на Торина.
Король говорил мягко, и хоббит, пусть и все еще волновался и переживал, смог собраться с мыслями. Вот теперь Торин готов его выслушать, и надо было рассказать все-все важное.
- Это случилось в лесу. В Лихолесье. Вернее, не так, - Бильбо понял, что сейчас закопает всю изначальную их с Фили примирительно-эльфийскую идею, и быстрее заговорил снова. - Мы тогда только-только вошли в лес, искали место посветлее.
Рассказывать, отчего вдруг они решили с Фили идти в Лихолесье, хоббит не спешил. Не просто так они никому не говорили о том, куда собирались. Сейчас это все было не важно, во всяком случае, Бильбо себя в этом убеждал.
- Все началось неожиданно, я даже не сразу понял, откуда полетели стрелы. Мы сразу же побежали, думали, что сумеем выбраться из леса, но они как будто точно знали, куда мы направимся. Как мы не старались, нас все равно преследовали , а потом в меня попали. Я свалился в овраг. Фили, наверное, побежал дальше....
К концу этой короткой истории Бильбо говорил совсем тихо. Хоббит и сам расстроился, что помнил так мало, а из-за этого дурацкого падения о Фили он вообще ничего рассказать не мог. Он постарался воспроизвести все, что произошло несколько дней назад, вырвать из смутных воспоминаний те моменты, когда он оборачивался и пытался понять, от кого они с Фили бегут.
- Они старались не показываться, но кажется... они были невысокого роста, одеты в темное... стреляли не очень метко, то есть если бы нас хотели убить, то уж точно смогли бы это сделать - Бильбо приподнял раненую руку. - Я очнулся уже вечером, пошел искать Фили, но встретил только Редтанг, дочку Беорна. Она помогла мне отправить птицу в Эребор.
Вот и всё, что знал хоббит. Больше рассказать Бильбо было нечего, он перевел дыхание и поднял взгляд на Торина.
- Я не думаю, что это была случайность, Торин. Мне кажется, нас там ждали. - Бильбо задержал взгляд на сумрачном лице Короля и внезапно понял! Идея словно озарила его, точнее сказать осознание. Пазл из маленьких мимолетных отрывков, вырванных из беспонечного бега, одергиваний Фили, который тянул хоббита за шкирку вперед всякий раз, едва тот хотел приостановиться и хоть одним глазком рассмотреть нападавших.
- Прости Торин, но мне кажется, это были гномы

Отредактировано Bilbo Baggins (2015-11-01 18:48:33)

+1

16

Желваки на скулах Кили заиграли, когда матушка вытаскивала из-за стола, едва успевшего поставить на оный кружку пива, своего сына. Так же он молча стерпел пинок под зад - устраивать семейную сцену, к которой мог подключиться и Торин, а заодно демонстрировать Бильбо на что способна разгневанная гномка Кили совершенно не хотел. Покорно "вытолкавшись" за дверь и усевшись в кресле, Кили поднял глаза на Дис.
- Стыдно? Ни капли. - почти трезво заявил младшенький отпрыск, чуть качнувшись вперед. Все обиды последних дней, когда он одиноко слонялся по Эребору и Дейлу начала вскипать в нем. Ему очень хотелось стукнуть кулаком по подлокотнику, высказать все, что он думает о такой заботе и многое из того, что он успел надумать, пока не вернулся Бильбо. Он помнил, что слова имеют силу и как-то испытывать оную в данный момент не хотелось от слова совсем. - А что это за неожиданное беспокойство? Как-то тебя не слишком интересовало ВСЕ последние несколько дней. - буркнул гном, поднимаясь и бросая на матушку отчужденный взгляд. Конечно, умом он понимал, что все переживают волнение по разному, но ребенок, живший в его душе дулся на всех взрослых, слишком увлекшихся личными переживаниями. Как там говорят люди? Ребенок ведет себя плохо не потому, что он плохой, а потому, что ему плохо? Подобное утверждение определенно подходило юному кхазаду.
- Может ты мне расскажешь ВСЕ? Или дядя? - нетвердной походкой направляясь к дверям в комнату из которой его только что выпихнули, спросил гном у Дис. - Ведь эльф вам обязательно что-то, да рассказал... - последнюю фразу мог слышать уже и Торин с Бильбо, ибо именно в этот момент Кили резко дернул створку и успел нелепо проскочить к дяди, допрашивающим хоббита, прежде чем дверь ударилась о стену и полетела в обратную сторону. Кили не был до конца уверен, когда именно в подгорное царство заезжал длинноухий, но то, что такое имело место быть - он точно помнил. А вряд ли житель Лихолесья заезжал чайку попить.
Усевшись прямо на ковер и стараясь совладать с слегка кружащейся головой (сказался рывок при открытии двери), кхазад подпер голову коленом и почти немигающе уставился на дядю. Что бы Бильбо не рассказал Торину, вряд ли это мало отличалось от того, что слышал сам Кили. - И каков будет дальнейший план? - На матушку гном старался на смотреть: стыда он не потерял, но раскаиваться еще и за резкие слова сейчас стало бы последней каплей к самообладанию. Вся веселость и озорство улетучились из движений и интонаций гнома - такие события не проходят бесследно, помогают изгнать ребячество. Или же это все никак не касается брата Фили? - подчеркивая каждое слово спросил он, продолжая сверлить дядюшку ооочень недружелюбным взглядом.

+1

17

"Лихолесье! Ради Махала, что они там забыли?" - первые же слова Бильбо заставили Торина нахмуриться - "Эльфы. Их козни. Заманили и напали" внимательно слушая каждое слово хоббита, король не переставал обдумывать вопрос, который занимал его последние два дня. Кто? Кто это сделал? Сейчас самое главное - понять кто стоит за похищением. Мозг Торина, внимавшего рассказу хоббита, словно молниями озарялся предположениями о возможных виновниках. Мысль о виновности эльфов казалась сыну Махала весьма правдоподобной.
    - Они старались не показываться... они были невысокого роста... стреляли не очень метко
   "Не эльфы." Торин был даже разочарован. "Созидающий Махал! А кто же тогда?" Было очень странно, что на Фили напали в эльфийском лесу - и не эльфы. Снова возникла мысль "что же они там делали?". Дети Махала всегда недолюбливали и эльфов, и те места где они живут. Значит, по доброй воле Фили туда бы не пошел. Заставили? Заманили! Значит, все-таки эльфы? Махал Милосердный, точно эльфы! Просто они для исполнения своего злобного замысла привлекли кого-то низкорослого и малопривычного к луку... например, для гномов лук непривычен... не любим мы его, метательный топор намного лучше, летит не так далеко, зато разит насмерть...
   ... если бы нас хотели убить, то уж точно смогли бы это сделать ...
   "Специально выбрали лук, чтобы не убивать... хотели взять в плен... Слава Махалу!" - впервые за время разговора Торин слегка улыбнулся в бороду. Раз Фили был нужен им живым, значит похитители не будут его убивать... Наверное.
   ...нас там ждали.
   Легкая улыбка Торина моментально исчезла. Эльфы не могли знать, куда пошел Фили. Если только... "Махал разгневанный! Это та остроухая девка!" Торин вспомнил про странную романтическую связь, которая возникла между Фили и его тюремщицей, и совсем уж расстроился. Даже во впремена Первой Эпохи между гномами и эльфами никогда ничего подобного не бывало! "Махал создал нас из совсем другого теста, подобных нет в Арде..." - пораженный неожиданной догадкой Торин даже не заметил, что хоббит прервал свое повестнование и тоже напряженно думал о чем-то.
   - Прости Торин, но мне кажется, это были гномы - извиняющийся негромкий голос хоббита прогрохотал как камнепад в рудной шахте.
   Торин замер, невидящими глазами глядя на господина Бильбо. Гномы!.. Разрозненные малопонятные детали всей этой неприятной истории резко сложились в стройный четкий узор.
   Гномы - могли точно знать куда пошел Фили. Гномы - низкорослые, не привыкшие к луку создания. гномы - имеют четкий мотив устранить наследника Эребора. "Даин?! Махал милосердный, это Даин?!" - страшное подозрение молнией вспыхнуло в голове короля, и тут же погасло - "нет, брат не стал бы захватывать Фили живьем". Даин, сам обладавший правами на престол, просто устранил бы всех других наследников, если бы захотел стать новым Королем Под Горой. И для этого ему бы даже не понадобилось устраивать подобные крысиные засады - вся оборона Эребора сейчас основана только на воинах Даина, которых он привел из Железных холмов. Если бы Железностоп не был бы несгибаемо честным сыном Дурина, он просто взял бы престол себе, легко и просто.
   "Это какие-то другие гномы".
   "...приступ болезни, которую величают драконьей, но я называл бы скорее гномьей..." - внезапно прозвучал из глубин памяти голос Трандуила. Торин откинулся на спинку стула, и скрестил на груди руки. Лицо его было непроницаемо-жестким. Что же это были за гномы, столь сильно сраженные жаждой золота? Из Голубых гор? Из Солнечных гор? Из Железных холмов?
   Влетевший в комнату Кили прервал его размышления. Глядя на племянника, Торин вдруг подумал, что похитители Фили - кто бы они ни были - могут теперь похитить и Кили... Либо убить его. А Фили? Для чего его похитили? Будут ли его склонять к предательству? Пытать? Наводить колдовские чары? "Это все из-за золота... Проклятого, драконьего золота... О Махал, неужели я освобождал Гору на беду своим родным?!".
   Накопившаяся усталость и тревога за родных вдруг с такой силой навалились на Торина, что он внезапно разрыдался, спрятав лицо в ладонях. Устыдившись этого проявления чувств, Король-Под-Горой вскочил со стула, и отошел к окну.
   "Да что с тобой, Дубощит? Немедленно прекрати!"
   Торин был очень недоволен собой. Сейчас совсем не время для истерик. Сейчас время действовать... Но прежде необходимо прояснить еще одну непонятную до сих пор деталь. Круто повернувшись на каблуках, Торин спросил:
   - Господин Бильбо, а что вы с Фили делали в Лихолесье?

Отредактировано Thorin Oakenshield (2015-12-16 08:03:27)

+1

18

Хоббит никогда прежде не видел Торина сломленым. За долгое время совместного путешествия, когда дикие земли изо дня в день угрожали им новыми бедами, когда жизнь каждого не единожды оказывалась на волоске от смерти, - никогда он не видел Дубощита таким и, признаться, даже не представлял, что когда-нибудь увидит нечто подобное. Однако именно сейчас перед ним предстала эта пугающая минута слабости короля, и хоббиту стало стыдно за то, что он думал о чем угодно - о том, сколько гнева выплеснет на него Король, о том, что он мог признать его виновным в пропаже Фили или вовсе предателем, - но только не о том, что Король-под-Горой ходит под тем же небом, что и все прочие, и, так же как и все прочие, глубоко переживает утрату.
Бильбо замолк, бросив взгляд на Кили, а потом вновь на Торина, что теперь стоял у окна отгородившись ото всех своей спиной. Стоять и поддерживать это накрывшее комнату молчание, Бильбо не хотел, потому что уж слишком напряженный выходит момент, и лучший выход из него - вспомнить о том, для чего они все здесь собрались. Нужно было принять решение касательно дальнейших действий в спасении Фили. Хоббит опустил голову, собираясь с мыслями и соображая, с чего можно было начать поиски. Именно в этот момент, Торин внезапно обернулся и обратился к Бэггинсу с вопросом, которого он так надеялся обойти.
- Господин Бильбо, а что вы с Фили делали в Лихолесье?
На мгновение хоббит застыл, глядя из под приподнятых бровей на гнома, так, будто бы даже не разобрал, о чем говорит Торин.
- Что мы делали в Лихолесье? - вежливо переспросил он. Да уж, вопрос не простой. Точнее сказать он казался хорошим решением проблемы в тот момент, однако теперь все оборачивалось против него. Бильбо глянул на разбитого Кили, который ожесточенно смотрел на Торина до этой минуты - он тоже вполне может разозлиться на хоббита за его поступок и тогда Бильбо лишится верного помощника и храброго друга. Ладно, сколько же еще ходить вокруг да около! Каким бы тяжелым не было его решение пойти в тайне ото всех к эльфийскому народу и его королю, Бильбо видел в этом хороший шаг на встречу перемирию между двумя народами, между двумя королями.
- Я позвал Фили совершить визит к Трандуилу - отрезал хоббит, сообщив без прикрас все так как было, и стиснув зубы решительно поднял голову и продолжил после длительной паузы, старательно выговаривая пояснение своему поступку - После Совета королей, который прошел, мягко говоря, далеко от мирной дипломатии, хотя нашим уставшим от битв народам нужен мир! Поэтому я решил, что единственный вариант это сделать первый мирный шаг на встречу переговорам, а значит нанести визит доброй воли. Ты бы все равно этого не одобрил, - он указал на Торина, не прерывая повествование - поэтому все было в тайне. Я клянусь, никто не мог знать о том, что мы собирались туда отправиться. Фили я взял потому, что визит хоббита в Лихолесье не принесет никакого толку, а визит принца Эребора - совсем другое дело. Конечно было бы хорошо взять с собой Кили, но я попросту его не нашел в тот момент.... Когда я очнулся в овраге, уже стемнело, но мне повезло встретить Лису - они со своим обозом направлялись как раз к эльфийскому королевству. Я решил придти туда... тайно. И там я узнал, что в тот же день несколькими часами позже был похищен и принц Лихолесья - Леголас. Меня никто не видел, я сбежал из Эльфийского Королевства, спрятался в обозе провизии я прибыл в Дейл... - Бильбо перекатился с носка на пятку и пробормотал - Вот, что мы делали в Лихолесье

Отредактировано Bilbo Baggins (2016-02-13 18:24:44)

+1

19

[NIC]Dis[/NIC][AVA]http://erebor.rusff.ru/img/avatars/0012/6a/d7/192-1442317875.jpg[/AVA][SGN]http://sf.uploads.ru/OCoUI.gif[/SGN]
Младшенький сынок характером весь пошел непонятно в кого. Да, для любого уважающего себя кхазад упрямство - чуть ли не повод для гордости, но у Кили этого добра было хоть лопатами в стороны разбрасывай, даром раздавай, всем достанется сполна. А уж если сын позволял себе напиться... На любом здравом разговоре можно ставить жирнючий, как свиное сало, крест. Конечно, стоит подождать лет 150 и младший сам по себе успокоится и перебесится, исчезнет это надоедливое озорство и несерьезность, и Дис, будучи мудрой женщиной, это прекрасно понимала, но ничего не могла поделать со своим огромным желанием выпороть сорванца за такое непотребное поведение. Обстоятельно так, как нашкодившего дитяти, чтоб не повадно было больше позорить семью и позволять себе лишнего. Рука-то у гномки сильная, а если под неё ещё и попадется что-то вроде чугунной сковороды или веника с толстыми прутьями, то можно уже готовить перину для беспробудного сна в течении нескольких часов. Кстати, сие бы не помешало налакавшемуся до состояния невесомости Кили.
Истерические резкие вопли сынули раззадорили Дис не на шутку. Во-первых, он, как-никак, ещё ребенок; во-вторых, гномка - монаршая особа, и эти оба факта не позволяют юнцу вести себя таким образом. Ох уж и получит Кили, только вот выговорится, накричится и получит. Дис смотрела на сына с вызовом, пытаясь красноречивым взглядом разбудить дремлющее благоразумие. Его слова, еле разбираемые из-за опьянения, путались в странную кашу, а голос то и дело срывался. "Жалкое зрелище." - думалось гномке. Это не первая и не последняя пьянка Кили, но заявляться в таком виде к Торину и даже пытаться влезать в дело государственной, первостепенной важности, - это слишком.
- Тебе не мешало бы проспаться. - грозно сказала Дис, нависая над младшим. Что последовало бы за этим действом мы никогда не узнаем, потому что проворный гном в мгновение ока переселился из кресла на ковер, не куда-то, а прямо перед носом Торина. "Вот упрямый идиот!" - да, Кили, твои дела сегодня не сойдут тебе с рук.
Гномка направилась за сыном. Встав прямо рядом с ним, она бросила многозначительный взор на брата, почти буравя того взглядом. Посвящать пьяньчужку в планы не стоило, а то того и гляди, он прямо сейчас сорвется спасать брата, стремглав помчится на амбразуры. Этого допустить она не могла, хватит и того, что Фили бесследно исчез.
Фили... Златоволосый, так не похожий внешне на Кили, но абсолютно такой же в душе. Озорник, знатный пьяница, упрямец и весельчак. Смелый, сильный, непокорный и непокоренный. Терять ребенка - страшная кара для матери, и родись Дис какой-нибудь эльфийкой, рыдала бы уже в подушку и билась в истерике, наперебой с воплями сыпля унылые песнопения. Но она рождена из камня, что тверд и силен, она не проронит слез, пусть даже душа воет от боли. Нельзя предаваться унынию и отчаянию.
Из неприятных дум Дис вырвал Кили, который, подперев свою голову рукой, все же не достиг абсолютного равновесия и, того и гляди, свалится прямо своей окосевшей мордой в ковер. Гномка, в два шага преодолев расстояние между ней и сыном, рязко взяла последнего за шкирку, сильным рывком заставив встать.
- Пойдем-ка со мной, сынок. - её голос не предвещал ничего хорошего и не предполагал возражений и споров. Кили послушно встал и поплелся за матерью, оглядываясь назад и пытаясь вставить свои "пять копеек". "Ну держись, клоун."
Войдя в ту же самую комнату, Дис рукой показала на кресло, в котором недавно вольготно разваливался кхазад. Тот с грохотом повалился на него снова.
- Так, милый мой любезный сын, ты прекрасно знаешь,что выходок я таких не терплю. - на эту фразу Кили попытался ответить, но мать его властно перебила. - Сейчас говорю я, а ты - слушаешь и усваиваешь. - сын недовольно кивнул. - Ты сейчас отправишься в свои покои и выспишься, как следует. Не смей в таком виде появляться перед Торином, не позорь нашу семью. Ты и так наломал дров, я не позволю тебе дальше нести чушь. - но гном, видимо, совсем потерявший берега, решил снова перейти рамки дозволенного и проделать тот же фокус - быстро выскользнуть обратно. Но не тут-то было. Дис среагировала быстро - схватив с ближайшего стола тяжелое блюдо, она, не жалея сил, прямо им треснула по голове сына, да так, что он в отключке повалился в кресло и звонко захрапел.
- Вот и славно. - сказала гномка, ставя блюдо на место.

Отредактировано Tauriel (2016-02-11 21:22:14)

+5

20

Торин лишь молча пронаблюдал за перемещениями племянника, на мгновение встретился взглядом с Дис и прикрыл глаза.
Кили был эмоционален и вспыльчив, даже слишком вспыльчив в силу своего возраста, и, хоть его рвение в отношении поисков брата и было похвально, оно складывалось сплошь из необдуманных решений. То, что он предпочел заливать горе выпивкой, уже говорило о том, что он еще не готов был в случае чего стать правителем. Дубощит и сам не отказался бы выпить пару кружек пенного эля и забыть на время обо всех проблемах. Он смертельно устал: со дня битвы минул всего месяц, они едва успели прийти в себя, и вновь у их порога беды. Однако он должен был быть благоразумен.
Повернувшись к хоббиту, Торин смерил его внимательным взглядом. Разумеется, он не одобрил бы такой "визит доброй воли". Ничто доброе, обращенное к Трандуилу, никогда не получало отклика. Вести переговоры с лесным королем если и стоило, то лишь на нейтральной территории и в числе не меньшем, чем эльфийская стража.
Слова Бильбо подтверждали то, к чему гном так недоверчиво отнесся при утренней встрече с эльфийским советником - их принц действительно был также похищен. И это вызвало у Торина новую догадку. Раз нападавшие знали, куда Фили и Бильбо направляются, они должны были знать и об их намерениях. "Кому выгодно похищать одновременно гнома и эльфа из королевских родов? Кто не желает нашим народам примирения, и даже хуже – хочет настроить нас друг против друга?"
Чувствуя, что он близок к разгадке, Торин нетерпеливо заходил из стороны в сторону. "Они были невысокого роста, одеты в темное" – вновь вспомнились ему слова Бильбо. Люди тоже бывали низкорослыми. Мог ли кто-то из жителей Озерного города подстроить это, чтобы отвлечь обоих соседей в своих целях? Или ему все же стоит обратить внимание на подданных кузена? И, если это кто-то из гномов Железных холмов, совершил ли он похищение по приказу Даина, или руковоствовался собственными мотивами?
Круг подозреваемых все еще оставался слишком широк. Активные действия по выявлению преступника могли лишь усугубить ситуацию – виновный скроется в суматохе, ускользнет и заметет все следы, и тогда им точно не найти Фили. Разумеется, он отправит небольшой отряд туда, где произошло похищение. Но озвучивать свои подозрения в стенах Эребора, где на каждом углу могли быть враги, не стоило. Нужно было присмотреться, подслушать, о чем говорят воины Даина и прибывающие к Горе торговцы. Для этого нужен был кто-то, кто не привлечет к себе слишком много внимания. И у Торина был тот, кто отлично подходил для этого.
- Вот что, мистер Бэггинс, - проговорил король, остановившись у стола и опираясь на него ладонями. – Вы невольно стали виновником всей этой ситуации, но у вас есть шанс все исправить. Ваша удивительная неприметность может вновь оказаться полезной. Я хочу, чтобы вы побродили по дворцу, послушали, какие ходят разговоры в рядах наших союзников. Возможно, вы сможете уловить недовольные настроения? Обо всем, что покажется вам хоть сколько-то подозрительным, вы должны будете докладывать мне.
Мог ли он положиться на Бильбо, который однажды уже предал его? Хотя извинения с обеих сторон были принесены, и решено было забыть о неприятном инциденте, хоббит, к своему несчастью, вновь оказался в неоднозначной ситуации. Так что Торин предпочел оставить его в Эреборе, у себя на виду. К тому же, среди гномов именно хоббит запросто затеряется, на него будут обращать гораздо меньше внимания, чем на кого-то из компании Торина – их здесь слишком хорошо знали. А больше король не мог доверять никому.

Отредактировано Thorin Oakenshield (2016-08-28 11:06:38)

+2

21

Слова Торина звучали так неожиданно спокойно, что полурослик застыл на месте слушая речь Короля. В самом деле он никак не ожидал, что не получит в ответ на свои слова гнев и ярость отца, потерявшего своего наследника. Это даже настораживало. Хоббит в замешательстве переминался с ноги на ногу.
- Недовольные настроения? - он невольно переспросил, следуя за словами Торина. Вот так дела, теперь его задачей будет слежка? Ему показалось, что это немного не хорошо - подслушивать, да подсматривать, но с другой стороны ничего плохого делать он не будет, особенно если речь идет о поиске предателя. Кого может подозревать Торин после того, как они с гномами с Железных холмов прошли великое сражение. Неужели жажда власти может перехлестнуть дружеский союз? Бильбо не брал в расчет родственные связи. Он на своем собственном опыте хорошо знал, что кровные узы не являются залогом добрых отношений. И все же, при всех своих мыслях, Бильбо был твердо уверен, что просто обязан выполнить указания Дубощина и постараться найти ниточки, ведущие к Фили, если хоть одна разыщется в чертогах Эребора.
- Да, Торин. Я сделаю все, что смогу. Если здесь найдется хоть какие-то слухи, я сообщу немедля. Мы обязательно найдем Фили, я уверен. - голос хоббита звучал приглушенно, но уверено. Уж если Бильбо на что и подписывался, то шел до конца. Здесь он не имел права отступиться, ведь речь шла о жизни его друга Фили, а за любого из этих гномов мистер Бэггинс готов рискнуть своей жизнью.
После недолгой паузы он решил, что больше находиться подле Короля-под-Горой смысла нет. Развернувшись Бильбо направился к массивной двери, за которой еще различалась возня и тихие блики голосов Дис и Кили.
- Может быть..., - остановившись у самой двери, Бильбо обернулся - может быть птицы, что-то знают? - ведь весть до Торина о пропаже племянника они смогли передать, - Тот старый Ворон Карк, он ведь помнит человеческую речь. А вдруг они могли бы нам что-то рассказать? Я не уверен, что это возможно, но мало ли - на том хоббит откланялся и вышел из королевских покоев. Кили плелся по коридору, - раздосадованный и приструненный суровой материнской волей. Бильбо безмолвно поровнялся с ним и двинулся вперед по коридору, прикидывая, откуда можно начать свои поиски.

+1


Вы здесь » The HOBBIT. Erebor » Оконченные эпизоды » #1.4 Гонец Эреборский [Kili | Thorin | Bilbo]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC